montrealex

Qui pisse loin ménage ses chaussures

Тот, кто писает далеко, печётся о своей обуви


Previous Entry Share Next Entry
montrealex

ПЕРВЫЕ ШАГИ ПО СТРАНЕ КЛЁВОГО ЛИСТА. ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Так вот, об этой паре стоит рассказать подробнее.

Первая встреча у нас произошла в ресторане «Пицца-Хат» куда они нас пригласили.

Маленькой девочки, их дочери, тогда с ними не было, мы посидели, поели пиццу с ледяным чаем, послушали нравоучительный разговор «старших товарищей».

Они были в Канаде к тому времени лет пять уже как, муж работал программистом и где-то я уже забыл точно где, получал хорошо, очень был горд этим и вещал явно свысока, совершенно забыв, что перед ним, как – никак два выпускника иняза и что очень смешно выглядит, когда русскоязычный эмигрант пересыпает свою речь иностранными словами, которым есть вполне внятные русские эквиваленты.

Кажется, что во время той первой встречи он даже ничего не сказал о том, как попал в Канаду, мы особенно и не спрашивали, потому что зачем же – видно было, что люди словоохотливые и расскажут.

Поэтому в следующий раз мы были приглашены домой, а до этого они, вместе с нами, заехали на какой-то пустырь, где торчал, рядом с сожжённой машиной, у которой выскочила подушка безопасности, один из их соотечественников, Валентин или Константин, которого тоже забрали для общей компании.

Он «занимался машинами», как многозначительно сказал глава семьи и добавил, что он тоже в самом начале занимался ремонтом и перепродажей бэушных машин и один раз купил машину за сто долларов, а отремонтировав, продал за 1000, ну или такой прядок цифр звучал. Почему я не говорю «один из моих соотечественников» так это помотому, что отечества у нас всё – таки разные были.

Они все изначально были украинцами, жившими в Молдове, а оказались в Канаде следующим фертом.

Надо полагать, что жизнь в Молдове в начале 1990х была совсем неважная, раз пять семей с детьми решили оттуда убежать и не куда-нибудь, а в Канаду.

Купили туры на Кубу, зная, что самолёты Аэрофлота летят через океан не без посадки, а с двумя – в Шенноне (Ирландия) и в Гандере (Канада).

Я сам так летел в Америку 1990 году.

В Гандере все пять семей сошли с самолёта и сдались канадским властям. То есть по сходу с самолёта они все направляются прямо к солдатам, выстроившимся по перимеру самолёта (тоже сам видел солдат) и просят убежища.

Неважно какого, никто и не спрашиввает о деталях – достаточно выучить слово «рефьюджи». Так было, правда до года 2000, сейчас самолёты, в большинстве, уже не летают ни через Гандер ни через Шеннон – летят прямо через Атлантику в Питер, Москву или Киев.

Ну, из этих девяти-десяти человек устроились и получили статус беженца, по-моему, только эти двое молодых людей, да и то, как мне удалось выяснить из разговоров, они прикинулись страдающими от религиозных преследований. Детали я не выяснял, но в глаза бросилась эдакая показная религиозность и даже истовость в соблюдении всяких условностей типа молитвы перед тем, как поесть сэндвичи на пикнике, полный отказ от спиртного, что есть явно не признак религии православной, по которой даже и в пост можно по чарке-другой, ибо «растительное», ну и прочая дурь, глубоко чуждая мне, как агностику, а местами даже и как атеисту.


Что было ещё крайне неприятно в главе этой семьи, так это три момента:

При встрече я рассказал парняге, что по образованию я – учитель французского и английского языков. Тем не менее, когда мы ехали в их машине (своей у нас тогда не было) по французской части Виннипега, городу Сан-Бонифацию, и я сказал ему, пытаясь показать лучший вариант проезда: «а теперь – по бульвару Прованше (Provenché)», этот хрущ высокомерно поправил меня: « Ит из коллд Проувенчи булевард». Не, то, что ты не знаешь французского, уже всем понятно, но тебе же уже разъяснили, что я-то его знаю, причём хорошо, чёж ты лезешь со своими поправками, как рак с клешнёй?

Пили кофе у них дома. Я наливаю себе сливок из пакета, причём отлично знаю, конечно, как именно надо наливать, но делаю это, как привык – не из бумажного носика, а сбоку. Глава семьи демонстративно берёт пакет после того, как я его ставлю на стол, делает носик выпуклым, произнося что-то типа: «Вот так надо!» Ну я смотрю на него, как на законченного мудака, каким он и является, но ему – хоть с гуся моча.

В разговоре мы упоминаем о том, что купили компьютер, до этого рассказывали, что оба – переводчики, что компьютеры у нас в пользовании года с 1990, как вдруг тот же самый мудозвон лезет с утверждением: «Не понимаю, зачем вам компьютер!»

Думаю, что не стоит говорить о том, что «знакомство» с господами «беженцами» где-то на этом и закончилось, причём по нашей инициативе, потому что они пытались нас ещё пару раз совратить на посещение церкви в воскресенье или что-то такое же «сверхэкстравагантное» и, главное, «сверхпривлекательное». Было вежливо отказано. Потом я видел его уже под конец моего пребывания в Виннипеге, в джиме ИМКИ, но парень сделал вид, что меня не узнал,я не набивался.


  • 1
"Я наливаю себе сливок из пакета, причём отлично знаю, конечно, как именно надо наливать, но делаю это, как привык – не из бумажного носика, а сбоку." Вы тетропак имели в виду, прямоугольный параллелепипед, но еще без раскручивающейся пробки ? Или другой формы ? Не понимаю, как можно сбоку наливать.

На самом деле я, конечно, не помню уже

как именно я наливал, но так, как привык, носик, наверное, у тетропака не был выдвинут. В общем, как в России наливал (не всегда, а иногда) так и тут налил. Важно не это, он мог бы не заметить вообще или сделать вид, но парню надо было показать, что он не лыком шит

  • 1
?

Log in

No account? Create an account