montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Портрет гуцульской деревни. Нэшнл Джиографик. Ноябрь 1997 года.

В принципе я не должен был вообще знать такого слова "гуцул", тем более знать этот народ.
Ничто в моём воспитании и образовании, кроме уроков географии в средней школе, не должно было закрепить в моём сознании это понятие, но вы же знаете, что оставалось в мозгу после уроков в школе.
И, между тем, я хорошо знаю, кто такие гуцулы и даже встречался с некоторыми из них.
[Spoiler (click to open)]Очень давно. Когда мне было, может, 11 лет или меньше. А это значит, году в 1966...
У моего отчима Александра Васильевича Васильева был брат, который жил в городе Мукачево, в Закарпатье.
Отчим с ним не знался почти, может переписывался раз в год. Но так или иначе, мама уговорила его нас принять у себя; меня, мою сестру Варю и её саму на мамин отпуск летом, благо билет железнодорожный, как у работницы отделения Октябрьской ж/дороги у неё был бесплатный, они списались, и мы поехали из Сортавала в Питер или Москву, сейчас не помню, потом во Львов, потом в Мукачево. Всё, вроде, на поезде.
Карпаты произвели на меня глубокое впечатление. Высокие, плавные, непохожие на наши карело-финские гранитные скалы, зелёные горы, с которых текли ручьи, сливающиеся в реки типа Тиссы, прозрачные, спокойные неделями, но как только пройдёт дождь, они становились бурлящими и коричневыми.
В реках тех водились прожорливые рыбки сомики, которые обжирали всю наживку с донок, на которые мы пытались с братом моего отчима ловить крупную рыбу, часто безрезультатно, но один раз поймали и голавля примерно на кило-полтора...
Детские и подростковые впечатления очень цепкие. Я храню их в подкорке пока жив, порой вижу сны про те места. Когда мы приехали домой, я с интересом вслушивался в неимоверно глупые слова песни, которую, при иных обстоятельствах, даже и не заметил бы. В песне Мулермана -Тухманова пелось про гуцулочку, которая отвечала на вопросы воображаемого следователя про место жительства и семейное положение.  Гуцулочка чётко отвечала на все вопросы одним словом: "Карпаты".

Поэтому, когда примерно 50 лет спустя, я перелистывал журнал Нэшнл Джиографик от ноября 1997 года, я не мог удержаться от того, чтобы прочитать замечательный текст Лиды Сухи ( LIDA Suchý (возможно произношение её фамилии другое, читатели поправят, надеюсь, если это так), и от того, чтобы сканировать не менее замечательные фотографии Мичо Сухи (Mišo Suchý)

Статья озаглавлена: "Портрет деревни" (Portrait of a Village) и носит подзаголовок "гуцулы Украины". В ней рассказывается о высокогорном селе Криворивня, хотя, на самом деле, не столько о самом селе, расположенном на высоте 565 метров над уровнем моря, а о хуторах, которые находятся еще выше в Карпатах.







"Я словно летаю над горами, как птица" - говорит 14-летний Василь Коцулым, проверяя своё умение держаться на крупе семейного коня по кличке "Голубь".

Вершины этих гор превышают километр над морем, и с незапамятных времён здесь селились люди независимые: от крепостных, бежавших от помещичьего гнёта, до украинских повстанцев, боровшихся с нацистским и советским режимами



"Я помогаю своему соседу, а сосед помогает мне. Так заведено издревле". Иван Хотич.

Жители верхних хуторов часами терпеливо ждут прихода священника, живущего в долине, в селе Криворивня. Несмотря на то, что их дома разбросаны по склонам гор, семейные связи и чувство долга объединяют сельчан. "Без помощи других никто здесь не может обойтись, как во времена радости, так и в годину скорби", говорит Иван Хотич (на снимке внизу).
"Того, кто думает только о себе, здесь не уважают".



На третий день траура, под мокрыми ветвями деревьев и пасмурным небом, сельчане собираются помянуть Василину Харук, чей гроб приходится поворачивать, чтобы он прошёл в узкую дверь.
"Подавники", маленькие буханочки хлеба, привязанные к подсвечникам носовыми платками - дань памяти душе умершего человека.
Это - одна из дохристианских традиций, до сих пор соблюдающаяся в гуцульских сёлах.
Примерно 200 000 гуцулов живут в деревнях, разположенных на склонах карпатских гор на юге Украины и на севере Румынии.


"Для меня важна работа на земле, потому что она нас кормит. Другой жизни я и не представляю".

Параска Боднарук (на снимке ниже).


Внук Иванко скрашивает досуг Параски.

(Вот интересно, жив ли тот внук, чем сейчас занимается, читал ли он журнал, а вдруг и мой пост, чем чёрт не шутит, прочитает? Это я так, фантазирую).



Параске в её нелёгком крестьянском труде помогает зять.
Вместе они тащат поросёнка, который орёт как резаный.
"Работаем усердно, - говорит Параска, - зато и дом наш - полная чаша".



Память поколений блюдётся в семье Потьяк, где на стене, рядом с портретами предков, висит на почётном месте изображение Тараса Шевченко - поэта и борца за украинскую идентичность.
"Наша семья - это вторая школа для детей". - говорит Марийка Потьяк, читающая для своей дочери Калинки.
А бабушка Марийки в это время вяжет, сидя на тёплой печи, топящейся дровами.
Вечером четыре поколения гуцулов собираются здесь и делятся рассказами о жизни.
Марийка говорит: Наши родители передают нам опыт своей жизни, а мы помогаем им в их старости".



"День умер в бесконечных пространствах и невозможно понять, идёт ли время". Так писал украинский писатель Михайло Коцюбинский в своём классическом романе "Тени забытых предков"  1913 года, рассказывающем о жизни гуцулов. В наши дни присутствие новых сельхозпостроек и ухоженные луга говорят о том, что время движется, и люди возвпращаются в горы. Земли предков были силой отняты советами в 1950е годы под коллективные хозяйства, или kolhospy (так в оригинале).
Теперь гуцулы Криворивни получили земли с тропами, протоптанными предками, назад в своё пользование.


"О, Карпаты, родившие меня, давшие мне душу и кости, вы наполняете меня радостью, вы делаете меня молодой, с вами я счастлива".
Параска Плитка-Хорисвит.
Прильнув к земле, в которой она черпает вдохновение, художница Параска Плитка Хорисвит, выжившая в советском трудовом лагере, рисует картины из жизни гуцулов, часто делая это на обратной стороне советских пропагандистских плакатов.



В день свадьбы, Василь и Василина Зеленчук надели традиционные гуцульские костюмы, украшенные причудливой вышивкой, "отражающей - по словам невесты, - красоту гор, лугов, стремнин и небес".






Tags: Гуцулы, Карпаты, Нэшнл Джиогрэфик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment