montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Category:

Старый комп и дядюшка Жорж

В прошлое воскресенье снёс в чулан старый комп,
который служил мне верой и правдой примерно четыре года

В библиотеке прочитал, что можно из старых компьютеров делать сервер для домашней сети, но потребности такой совершенно нет – я не храню больших объёмов данных типа фильмов – стираю всё сразу же по просмотру и очень жалею, что в своё время покупал ДиВиДи с фильмами, пусть и дёшево, но стоят вот теперь, собирают пыль, отдал бы кому-нибудь, да мало с кем общаюсь вживую.

 Но речь не об этом. Просто на жёстком диске машины было записано много музыки – я последнее время. Когда уже купил новый аппарат, использовал старый для качания музыки с сайтов типа Казаа или Лаймуаеэр, чтобы, если и сядет вирус, то пусть сидит там, в старой машине. Потом всё просканировал и переписал на портативный жёсткий диск, а комп всё-таки отнёс в чулан внизу.

 

Среди музыкальных номеров была, наверное, сотня песен моего любимого певца Жоржа Брассанса, который, кстати, совсем почти неизвестен в Квебеке, в отличие от Жака Бреля. Помню репортаж, когда по франкофонскому квебекскому ТВ задавался вопрос, что вам говорит слово «Брассанс» и один из ответов был, что это лифчик, бюстгалтер (по созвучию с английским словом brassiere), позорище словом для местных «французов». И я с удовольствием прослушал, наверное уже в тысячный раз за свою жизнь, вот эту песню. 

 

Я очень хорошо помню, как примерно на втором курсе наш преподаватель французского Николя Егорофф (Николай Сергеевич Егоров), об однозначно одиозной личности которого я как-нибудь расскажу, но сейчас речь не о нём, принёс на урок пластинку с песнями Жоржа Брассанса. Одна из них и была «Песней для Овернца», которую я к тому времени уже слышал, но содержание её ускользало от меня полностью, да и знаний было недостаточно.  Приведу вначале слова этой песни на французском.

 

Chanson pour l'Auvergnat
Песня для овернца

Elle est à toi cette chanson
Toi l’Auvergnat qui sans façon
M’a donné quatre bouts de bois
Quand dans ma vie il faisait froid
Toi qui m’as donné du feu quand
Les croquantes et les croquants
Tous les gens bien intentionnés
M’avaient fermé la porte au nez
Ce n’était rien qu’un feu de bois
Mais il m’avait chauffé le corps
Et dans mon âme il brûle encore
À la manière d’un feu de joie.
Toi l’Auvergnat quand tu mourras
Quand le croque’mort t’emportera
Qu’il te conduise à travers ciel
Au père éternel.

Elle est à toi cette chanson
Toi l’hôtesse qui sans façon
M’as donné quatre bouts de pain
Quand dans ma vie il faisait faim
Toi qui m’ouvris ta huche quand
Les croquantes et les croquants
Tous les gens bien intentionnés
S’amusaient à me voir jeûner
Ce n’était rien qu’un peu de pain
Mais il m’avait chauffé le corps
Et dans mon âme il brûle encore
À la manière d’un grand festin
Toi l’hôtesse quand tu mourras
Quand le croqu’mort t’emportera
Qu’il te conduise à travers ciel
Au père éternel

Elle est à toi cette chanson
Toi l’étranger qui sans façon
D’un air malheureux m’as souri
Lorsque les gendarmes m’ont pris
Toi qui n’as pas applaudi quand
Les croquantes et les croquants
Tous les gens bien intentionnés
Riaient de me voir emmener
Ce n’était rien qu’un peu de miel
Mais il m’avait chauffé le corps
Et dans mon âme il brûle encore
À la manière d’un grand soleil
Toi l’étranger quand tu mourras
Quand le croqu’mort t’emportera
Qu’il te conduise à travers ciel
Au père éternel

Песня «Chanson pour l'Auvergnat» переведена на русский, конечно же. Переводов хватает, есть перевод Марка Фрейдкина, довольно далёкий от оригинала, существует перевод Б.Рысева, который ещё дальше. В своё время в одном из толстых журналов я читал ещё один перевод, то есть с полдюжины их есть, но мне лично больше всего нравится перевод  Ирины Олеховой
 
ПЕСНЯ  ДЛЯ  ОВЕРНЦА
Тебе, овернец, я пою

Простую песенку свою.
Мне только ты дровишек дал,
Когда я зимой замерзал.
Ты обогрел меня, когда
Все эти дамы-господа,
Мои соседи, люд честной,
Захлопнули дверь предо мной.
Твой огонек был нехитер,
Но он меня тогда согрел,
И с ним в душе моей горел
Огромный веселый костер.
Пусть же, овернец, ты найдешь
Дорогу в рай, когда умрешь,
Тебя могильщик в свой черед
Пусть к ней отведет.

Тебе, хозяюшка, пою
Я эту песенку свою.
Одна ты хлеба мне дала,
Когда жизнь голодной была.
Ты ларь открыла мне, когда
Сытые дамы-господа,
Обжоры с толстым животом
Смеялись над моим постом.
Пусть хлеб тот не был пирогом,
Но он меня тогда согрел,
И с ним в душе моей горел
Великого пира огонь.
Пусть ты, хозяюшка, найдешь
Дорогу в рай, когда умрешь,
Тебя могильщик в твой черед
Пусть к ней отведет.

И эту песенку свою
Тебе, прохожий, я пою.
Меня твой взгляд приободрил,
Когда меня жандарм скрутил.
Не веселился ты, когда
Честные дамы-господа
Все потешались, как один,
Когда он меня уводил.
Хоть мимолетным взгляд был тот,
Но он меня тогда согрел,
И с ним в душе моей горел
Надежд возрожденных восход.
Пусть же, прохожий, ты найдешь
Дорогу в рай, когда умрешь,
Тебя могильщик в твой черед
Пусть к ней отведет.

Песня, как видим, проста. Овернец, добрая душа, выступает в песне в трёх ипостасях: собственно овернца, жалостливой хозяйки и сочувствующего прохожего.
Мне представляется, что Жорж, как и большинство творцов, взял в рот свой большой палец (в переносном смысле, конечно, ну или свою знаменитую трубку) и высосал сюжет из неё, а потом на каркас из идеи легли слова.
Но всякая легенда, а Жорж Брассанс – это французская легенда из топовых, обрастает легендами на легенду и всяческими истолкованиями. Всегда найдутся охотники усложнить простое. Вот один из примеров такого анализа, надыбанного в сети.

«Эту песню называют ещё «Евангелием от Брассанса». (Ни разу не слышал такого названия). И дальше автор анализа начинает подгонять безбожника Брассанса, который дрался в детстве со своей матерью по воскресеньям, когда та тащила его на мессу, под каркас своей идеи. Находится соответствующий пассаж в Евангелии от Матфея (25, 35-36),который рассказывает словами Христа :

«Потому что Я был голоден, и вы накормили Меня; Я хотел пить, и вы напоили Меня; Я искал приюта, и вы пригласили Меня в свой дом. Я был наг, и вы одели Меня».

Тут надо отметить, что в священном писании, которое писало куча хитрожумных евреев, можно найти, как в Интернете, tout et son contraire. Поэтому совершенно правильно, на мой взгляд, верующему анализатору отвечают те, кто не приемлет взгляда на «дядюшку Жоржа» как на «христианина, не знающего об этом»-полная глупость. 

Мне кажется, что Жоржа Брассанса вообще нельзя впихнуть ни в какой каркас ни натянуть на таковой. По большому счёту, ни один ярлык, ни «анара», ни «христианина, не знающего об этом», которого я только что помянул, ни «анти-флика» его никак не характеризует.

Скорее всего, наш овернец не более чем собирательный образ, в котором Брассанс выразил уважение и к Марселю Планшу, и к его супруге Жанне, которые приютили Жоржа, когда он скрывался от принудительных работ в Германии во время Второй мировой войны, а может быть это был владелец кафе на углу улиц Бардине (Bardinet) и Алезья (Alésia), в то время, когда Брассанс жил у Жанны и Марселя Планш.

Долгое время я не знал, что точно значит в песне слово «сroquant»: его первоначальное значение - «крестьянин, деревенщина». Думаю, что здесь это слово скорее характеризует всех «благонамеренных жителей» "bien-pensants", не спешивших на помощь к персонажу песни.

Эти сумбурные заметки по поводу одной песни вызнаны всего – навсего тем фактом, что я считаю эту песню лучшей из того, что «тонтон Жорж» написал. Для моего следующего анализа, буде такой вообще состоится, я выберу что-нибудь посложнее из репертуара Жоржа, что требует бОльших объяснений. Les Quat’z’arts, например.

Tags: Брассанс, Егоров
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments