montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Яковенко молодец, как всегда.

У нас в Квебеке тоже есть такая полиция, часто ее зовут "аятоллы от языка".


Репрессивная лингвистика


9 СЕНТЯБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Мария Олендская

Ассоциация учителей русского языка предложила создать в России еще одно силовое ведомство – лингвистическую полицию. Впрочем, председатель исполкома этой организации, Роман Дощинский, не исключил, что силовики от филологии не обязательно должны образовывать отдельную федеральную структуру, а могут входить в МВД в качестве «отдела в полиции».

«Посмотрите сейчас на название наших кафе, магазинов, — призывает председатель исполкома Дощинский. — Это создает тот самый процент (видимо, процент заимствованных слов – И.Я.), который обеспечивает языковую среду для ребенка. То есть он видит искаженные облики слов, видит слова, где латиница перемешана с кириллицей. И он это впитывает».

Ассоциация учителей русского языка решила, что уговорами и просвещением проблема не решается, что добро должно быть с кулаками, а язык защищен силовыми методами. «У нас есть закон о государственном языке, но там нет пунктов, которые были бы связаны с охраной литературных норм», — обеспокоен Роман Дощинский. И предлагает ввести административную ответственность. За какие именно языковые правонарушения и какую конкретно ответственность надо вводить, учителя русской словесности не уточняют, но судя по прецедентам, видимо, речь идет все-таки не о заточении в узилище, а о штрафах. Впрочем, это как пойдет…


В 2013 году с подобной инициативой выходила фракция ЛДПР. «Замучили этими американизмами, англицизмами, — писал тогда Ж. — Дадим словарь, список слов, которые нельзя употреблять. Будем бить, чтобы у каждого журналиста, ведущего теле- и радиопрограмм, преподавателей, ученых, писателей был на столе подобный список».

Симптоматично, что идеи и предложения, с которыми три года назад выходила ЛДПР и которые тогда не поддержала Госдума, сегодня выдвигает Ассоциация учителей русского языка. Это свидетельствует о том, что в устройстве голов и тех, и других много общего. Там явно существует представление о нормах русского языка как о границах зоны, которую должны охранять пулеметчики на вышках, охранники с собаками, а по лингвистическому периметру непременно надо пустить колючую проволоку, чтобы кто-то из носителей языка не сбежал, и наоборот, враг не пробрался на охраняемый языковой объект.

Борьба с иностранщиной в языке имеет давнюю историю, но русский язык пока успешно отбивался и активно обогащался заимствованиями. Самый знаменитый российский языковой пурист, министр просвещения Александр Шишко, еще в начале 19-го века предлагал заменить «галоши» — «мокроступами», «анатомию» — «трупоразъятием», «бильярд» — «шарокатом», «тротуар» — «топталищем», а «геометрию» — «землемерием». Современники Александра Семеновича изощрялись в придумывании фраз на языке Шишкова, например: «Хорошилище идет по гульбищу с позорища на ристалище в мокроступах», что в переводе с шишковского на русский означает: «Франт идет по бульвару из театра в цирк в галошах».

Попытки бороться за некую искусственно хранимую «исконность» русского языка терпели поражение всегда, и не только в тех случаях, когда за этим стояли чиновники, русский язык которых нормальный человек без перевода понять не в состоянии. Потерпели фиаско, например, подобные попытки  Александра Солженицына, опубликовавшего в 1990 году «Русский словарь языкового расширения», в котором пытался внедрить в обиход слова, по его мнению, незаслуженно забытые. Несмотря на авторитет Солженицына, который он в то время имел в России, попытка «языкового соблазнения» полностью провалилась. Маловероятно, что кто-то использует сегодня солженицынское «брякотун», а если кому и захочется употребить слово «алкота», то его поймут совсем не в том значении, которое есть в словаре Солженицына, где оно означает «голод».

Русский язык сильнее чиновников и авторитетов. Он сам разберется, что и откуда ему заимствовать, а что отбрасывать. Изобрели бы мы компьютер, могли бы всему миру навязать какое-нибудь наше исконное «dumatel», как в свое время запустили по всему свету слово sputnik, а еще во французские кулинарные словари внедрили термин le malossol. Потому что первое высоко летало, а второе оказалось вкусным. Примерно так устроена «языковая интервенция». А вот то, что Ассоциация учителей русского языка повторяет инициативы ЛДПР трехлетней давности, это действительно большая проблема.



Знаете, как Rusian boots переводится ыа на русский? Говноступы....
Tags: Яковенко
Subscribe

Posts from This Journal “Яковенко” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment