montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

В ПОИСКАХ КОЭНА. ЧАСТЬ 1

Друг Саша захвалил вашего непопкорного слугу в корень.

Оригинал взят у sashizo в В ПОИСКАХ КОЭНА. ЧАСТЬ 1
    Памяти Леонарда Коэна



1934-2016


ТАМ, ГДЕ КОНЧАЕТСЯ ФРАНЦИЯ: На берегах Сен-Лорана

"Давай отправимся с тобой в новое путешествие..." с. 27


23.10.2009 Friday

Вылет из Хельсинки в Париж (12:15-14:20)
Вылет Париж-Монреаль (16:25-17:40)


      1. Бог отсутствует

«Бог живет. Чудеса творит… Бог творит. Чудеса живут…» (c.223).

Я много раз опаздывал во время своих путешествий – на поезда, автобусы, самолеты. На этот раз я опоздал на встречу с богом. Вопреки знаменитой строчке Высоцкого… Бог живет в Монреале, и его зовут Леонард Коэн.

Я летел в Монреаль в конце октября, и надежды встретиться с моим героем не было никакой: я знал, что он живет на два дома – в крупнейшем городе Квебека и калифорнийском монстре Лос-Анжелесе. Было логично предположить, что в последнем он проводит зиму, возвращаясь в родной город весной. И хотя до зимы в Квебеке еще было далеко, что-то мне подсказывало: бог отсутствует. К тому же он мог быть на гастролях. К тому же я не был приглашен, и в отличие от настоящего Бога, этот бог скорее всего даже не ведал о моем существовании.

Но я-то знал о нем почти все. Я знал, что он вырос в благополучном районе Westmount и учился в престижном университете McGill. Я даже захватил с собой его Слово, священное писание – роман «Блистательные неудачники». Имеющий несомненные художественные достоинства, в данном случае он выполнял вполне утилитарную функцию путеводителя по Монреалю.   




Цитаты из этой книги Коэна украсили мой травелог

        2. Путеводные звезды

"И Монреаль я тоже любил" с. 181


Великий канадский бард был лишь одной, хоть и крупнейшей, моей путеводной звездой в этом путешествии. Забегая вперед, скажу, что встреча все же состоялась. Не с ним, но с одним из его Чудес – знаменитой песней «Hallelujah». Как это случилось, вы узнаете дальше, и все же главное – это встреча с его городом.

Но я заблаговременно запасся еще одним квалифицированным проводником. Причем сделал это еще в юности, хотя ни я, ни он в те далекие годы даже не помышляли о том, что однажды встретимся на берегах Сен-Лорана, и что я преспокойно смогу приехать к нему в гости. Именно он, мой земляк Александр Николаев, и его очаровательная супруга Светлана Ковалева встречали меня на канадской земле, встречали хлебосольно, по-русски.




Ценность этого проводника станет понятна, если напомнить, что Квебек – франкоязычная провинция. Знание английского здесь помогает, но, чтобы погрузиться в подлинную атмосферу Монреаля, нужно знать французский язык. Парадокс моей ситуации заключался в том, что я приехал на конференцию в университете Квебека, где большая часть докладов была на французском, которого я не знаю. И вообще, если принять во внимание, что мой путь лежал через Париж, а «лужу» перелетал на самолете компании «Эйр Франс», в котором опять же царил язык Бальзака и Бельмондо, то в этой поездке я чувствовал себя немым. Так вот, Саша – лингвист, специализирующийся в области французского языка. В отличие от многих других соотечественников, эмигрировавших сюда, он является прекрасным знатоком местной культуры и истории. Лучшего гида трудно себе представить.

Обращение к литературным источникам в моих путешествиях – скорее правило, чем исключение. Появление земляка в качестве гида – приятная неожиданность и чудесное совпадение. Но был еще один неожиданный для туриста источник информации в этой поездке – семейный архив. Дело в том, что я спланировал свой визит в Канаду таким образом, чтобы успеть съездить в Торонто, где когда-то в конце 1920-х годов жили мои бабушка и дедушка – Анна и Пааво Сунелл.


Анна и Пааво Сунелл на пляже Онтарио

Пока родители мамы были живы, они бережно хранили те немногие официальные бумаги и фотографии, которые связывали их со счастливым временем их канадской молодости.




Именно они подсказали мне мой маршрут по гигантскому городу. Три адреса, найденные на снимках и документах, прошедших с ними через тяжелые годы войны, эвакуации и многочисленные переезды, были едва мерцавшими путеводными звездочками в моем канадском путешествии.

Поездка в Торонто разнообразила мое путешествие, внесла в него новое измерение. Я как бы совершил небольшое расследование – прошел по следам своих муммо и ваари, как я называл их в детстве по-фински. Более того, мне удалось там встретиться с родственниками. Один из них, муж маминой двоюродной сестры Джейк Роббинс, смолоду живший в Торонто, явился еще одним моим проводником. Проезжая по центральным улицам огромного города, Джейк рассказывал мне о нем не как обычный гид, а как человек, который провел здесь долгую жизнь, слившуюся с жизнью мегаполиса.



Church St., Toronto
       
3. Путешествие во времени


Вылет в Париж в12:15. Саша заказал мне единственный гостинец - морошковый ликер. Я его купил в Алко в Йоэнсуу и положил в чемодан. В аэропорту Вантаа обнаружил, что бутылка разбита. Служащий убедил меня, что компания ответственности за это не несет и я пошел в Такс-фри не солоно хлебавши покупать новую бутылку.

Особенность перелета из Финляндии в Канаду заключается в том, что ты как бы оказываешься в машине времени. Вылетев из города Йоэнсуу, где я живу, в 7.00 утра, я, согласно расписанию, полученному от туроператора, приземлился в аэропорту Трюдо в Монреале в районе 16 часов того же дня. Реально же, включая ожидания в аэропортах, перелет Йоэнсуу-Хельсинки-Париж-Монреаль проходил почти сутки. Я – маньяк-видеомэйкер. Камера всегда со мной, и я снимаю все подряд. Моя камера – мечта папарацци: она притягивает звезд. В аэропорту Хельсинки сквозь «Сони» я увидел Pelle Miljoona.

В самолете компании «Финнэйр» во время полета из Хельсинки в Париж я оказался соседом с молодым марокканцем, живущим в Швеции. Когда я спросил его, чем он занимается, он неуверенно ответил «работаю». Он летел в столицу Франции, чтобы принять участие в свадебном путешествии друга оттуда на автомобиле на родину в Марокко. Речь зашла о Риге, где я был в начале года. Парень сказал, что у него русская подруга, и они часто ездят в страны Балтии, бывшие советские республики. При этом он заметил, что Латвия намного лучше Эстонии. Я поинтересовался – почему? Он ответил: потому, что там все говорят по-русски (!) и люди намного доброжелательней. Повторяет слова своей подруги, подумал я.

Мысленно вернувшись во времени на несколько месяцев назад – в январскую Ригу, я в реальности приземлился в аэропорту имени Шарля де Голля в Париже. До полета в Монреаль оставалось не так много и я начал проталкиваться сквозь толпу монструозно огромного сооружения. В отличие от других, похожих друг на друга как две капли воды крупных мировых аэропортов, этот отличался самобытностью. Его архитектура явно несет следы новаций модернизма 1920-50-х годов. Предпочитаемой сегодня лаконичности материалов и форм, Шарль де Голль отвечает вызывающе плавными, овальными формами. Волны на потолке, «иллюминаторы» огромных окон – все это, в сочетании с проплывающими за стенами сооружения самолетами, ассоциируется скорее не с небесной, а с морской фантастикой ушедшей эпохи. Потеряться здесь не сложно – в чем я убедился на обратном пути.


        4. Облака

«Вся планета пышет паром, облака пушистого пара клубятся над ней…»(с. 213)


Зачем Богу понадобилось укрывать значительную часть человечества белым снаружи и грязно-серым с изнанки одеялом облаков? Одному ему ведомо. Да разве еще школьным учителям. Лишь эра самолетостроения открыла нам глаза на то, что над этим одеялом – вечное, голубое небо, которое в наших северных краях становится видным с земли лишь в январе. В октябре тоже, но этот год был исключением. Лишь вторжение на территорию французской республики на время открыло мне землю под крыльями самолета.

Большую же часть пути над Атлантикой водные просторы были бережно укрыты все тем же одеялом. Впрочем, глаза большинства моих попутчиков были устремлены не вверх, и не вниз, а строго вперед – в спинку кресла, в которое заботливые сотрудники «Эйр Франс» вмонтировали мониторы, обещающие широчайший набор фильмов и прочих развлекательных программ. Лично мне, правда, не удалось посмотреть ни одного. В следующий раз. Главное – доставили в целости и сохранности. Акцентирую внимание на этом потому, что в прошлое лето было как минимум два инцидента с самолетами этой компании. Один из аэропланов по-моему так и не нашли в глубинах мирового океана.



Я же благополучно приземлился в Монреале. В аэропорту Трюдо в Монреале выход и остановка такси очень напоминают аэропорт Торонто, каким я его видел в январе 2008. Вид этой части аэропорта и организация обслуживания пассажиров была в точности такой, как виденная мной чуть меньше двух лет назад в Торонто. Так же несколько афро-канадцев, маша руками и громко крича, координировали посадку клиентов в такси. Моим водителем оказался тоже темнокожий парень, который не выказал мне особой любезности, справедливо полагая, видимо, что видится со мной первый и последний раз. Саша, который встречал меня у дверей, утверждает, что местные тоже работают таксистами. Мой канадский опыт говорит мне, что таксисты здесь – исключительно иностранного происхождения.


5. Подземный город

24.10.2009 Суббота

Утром любуюсь видом с балкона у Николаевых. Света угощает нас замечательным завтраком по-домашнему.



Спускаемся в гараж. Едем мимо Сашиной работы "Белл Мобилити".



На вокзале покупаем мне билеты в Торонто. На обратном пути заглядываем в магазин "Maxi".
Через какое-то время пешком доходим до метро. Оно здесь похоже на парижское.




Прогулка с Сашей по Монреалю, совмещенная с его визитом в университет.

Подъезжаем к университету. Ожидая Сашу любуюсь видом на Мон-Руаяль.



Только что вспомнил: когда-то в далекие 1980-е, советские годы сообщали в теле-новостях о том, что в каком-то канадском городе (точно помню, что речь шла именно о Канаде), может даже в Монреале, построен подземный город с неисчислимым количеством магазинов и даже живыми деревьями. Много воды с тех пор утекло, теперь подобные чудеса можно увидеть и в Москве, и в каком-нибудь Загребе. Но вот каток, о котором телевидению цензура, видимо, сообщить запретила, есть далеко не везде. В Монреале есть. Но обо всем по порядку.

Нам с Сашей обоим перевалило за пятьдесят, но мы оба все еще учимся. Не в широком смысле, а в самом что ни на есть узком и прямом – числимся студентами. Так вот на следующий день после моего прилета, у Саши был назначен очередной экзамен, и он должен был поехать из Дорваля, пригорода Монреаля, где живет, в центр – в Университет Монреаля, в котором учится без отрыва от основного производства. Естественно, я присоединился к нему, чтобы окончательно убедиться, что это не сон, и я – действительно в Монреале.



То ли я чем-то не приглянулся этому городу, то ли просто так получилось, но солнечная и по-летнему теплая погода здесь установилась лишь в день моего вылета обратно. Впрочем, были просветы и в другие дни, но первое знакомство состоялось при проливном дожде и весьма хмурой погоде. Пока Саша поражал преподавателей своими знаниями, я прогулялся вокруг кампуса. На протяжении почти всего пути меня сопровождал вид на гору Мон-Руаяль (Mont-Royal), доминирующим сооружением на которой в этой части города является собор Св. Иосифа – L'Oratoire St-Joseph с вечнозеленым куполом. Базилика древняя – сооружена аж в 1967 году нашей эры. Особое внимание этому святому объясняется тем, что именно он считается покровителем Канады.



Большой книжный магазин, где я купил путеводитель, порадовал меня русской речью покупательниц; в дальнейшем я еще не раз услышу ее и здесь, в Монреале, и в Торонто. Книжка «Монреаль день за днем», купленная мной, обещала 16 самых лучших туристических маршрутов по городу. Надеюсь, мои пути не сильно расходились с хитроумными дорогами, предлагаемыми автором, ибо, как всегда, тщательное изучение гайдбука и карт начинается по возвращении домой. На перекрестке напротив магазина – мощный ярко-оранжевый взрыв делает наконец-то этот серый день небольшим праздником. Груда огромных тыкв на местном рынке никак не связалась в моем сознании с хеллоуином, скорее с музыкой любимой группы The Smashing Pumpkins.



Поскольку погода все еще не радовала, мой проводник предложил начать знакомство с Монреалем с его подземной части. Попадаешь в подземный город прямо из метро. Как и здешняя подземка, этот город располагается в нескольких уровнях, и кроме многочисленных магазинов, бутиков и кафе, здесь имеется вышеупомянутый каток, где за умеренную плату могут покататься на коньках все желающие.


«Я, должно быть, каждый год промахивался, когда монетку кидал в ту реку…» (с. 214)


Процедура с бросанием монетки хорошо известна всем современным пилигримам. Зачем нужно вернуться именно сюда, когда в мире столько мест, где твоя нога еще не ступала? Некоторое время назад я бросал монетку в фонтан Треви. Пока в Рим не вернулся. Возвращение в Монреаль – гораздо более туманная перспектива ввиду чудовищного расстояния. Но проводник сказал – так надо, и я бросил. У них этот ритуал совершается в фонтане гигантского комплекса, куда мы попали на пути к ледовому катку. Посмотрим, что из этого получится. Что касается катка, то ничего необычного в нем нет, за исключением того, что находится глубоко под землей.




Мой спутник поведал мне о собственном опыте пользования благами подземных коммуникаций. В свое время, работая в Банке Националь, он имел возможность вести нормальную жизнь, вовсе не выходя на свет божий. Весь путь от дома до работы и до работы он проделывал под землей. Там же имел свой ланч и находил места для препровождения свободного времени. Для клерков, работающих в стекляшках-небоскребах даунтауна, это повседневная реальность.



Подземный город состоит из нескольких огромных торгово-развлекательных комплексов, включая Eaton Center и Les Cours Mont-Royal. Протяженность торговых пассажей и прочих променадов составляет 33 километра вместе с метро. Сам же подземный город находится аккурат под центром города, или как принято в англо-американской традиции даунтауном. Последний в Монреале отличается напластованием разных архитектурных стилей.



Изначально формировавшийся в рамках классического викторианского зодчества – свидетельством чему являются и многочисленные частные особняки, украшающие улочки, вплотную прилегающие к центру – нынешний Монреаль нашпигован небоскребами и не затерявшимися среди них нео-готическими соборами. Количество последних поражает. Грандиозные культовые сооружения с зелеными куполами разбросаны по всему огромному городу. Любое из них могло бы стать доминирующим зданием менее крупного населенного пункта. Здесь же – это лишь архитектурный фон.



Фотографии Александров - Николаева и Изотова


Продолжение следует

Tags: Монреаль
Subscribe

Posts from This Journal “Монреаль” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments