montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Друг Саша опубликовал 3ю часть "В ПОИСКАХ КОЭНА".

Оригинал взят у sashizo в В ПОИСКАХ КОЭНА. ЧАСТЬ 3
Памяти Леонарда Коэна



1934-2016

ТАМ ГДЕ КОНЧАЕТСЯ ФРАНЦИЯ: На берегах Сен-Лорана

Продолжаю рассказ о поездке в Канаду в 2009 году, одним из сильнейших впечатлений от которой было посещение мест, связанных с жизнью недавно ушедшего от нас Леонарда Коэна и еще более дорогих мне мест, где в молодости жили мои бабушка и дедушка. Сделали мое пребывание в Канаде приятным, комфортным и незабываемым мой друг Саша Николаев и его супруга Светлана Ковалева. Переоценить их гостеприимство невозможно. Между прочим, я бы вполне мог устроиться в гостинице за счет организации, отправившей меня на конференцию, но такая мысль даже не пришла мне в голову. Да и Саша со Светой, думаю, меня не поняли бы.

Итак продолжаем.


     
6. Следопыт

«Если следовать с востока на запад, первыми были анье (которых англичане называли могавки), далее шли онейда, онондага, кайюга (или гоёгины) и тускарора» (с. 25)


Места, в которые меня забросила судьба путешественника на этот раз, полны романтики Дикого Запада, хотя географически они и находятся на востоке Америки. Вся история Квебека, как и многих других провинций Канады – это история взаимоотношений белых поселенцев с коренными жителями индейцами. Последние – мое первое сильное увлечение в жизни.




Потом был баскетбол, потом – рок-н-ролл. Этим мои интересы исчерпываются. Все три хобби напрямую связаны с этим континентом. Мое увлечение Америкой, стало быть, уходит корнями в детство. В ранние годы мы с бабушкой делали луки на горе городского парка. Бабушка также шила мне индейский головной убор, в который я вставлял куриные перья, а сам я безуспешно пытался шить мокасины из каких то валявшихся дома старых детских шуб.



Саша показал мне помещение пункта приема пушнины на берегу реки Св. Лаврентия. А за рекой – резервацию индейцев-могавков, которым посвящены многие главы «Блистательных неудачников». В отличие от Коэна, Фенимор Купер не был запрещенным в СССР писателем. Кажется, его перу принадлежит роман «Следопыт». Он и писал примерно об этих местах и об индейских племенах ирокезов и гуронов, обитавших здесь.



Как и в дореволюционной России (вспомним Чехова), в Советском Союзе дети зачитывались этой литературой про индейцев, и вопреки официальному дискурсу холодной войны, заражались бациллой американской мечты. Романы о Сибири тоже читались – и неизвестно, какой тренд одержал бы верх, если бы не кино. Здесь однозначное первенство принадлежало фильмам про индейцев и ковбоев. Голливудские вестерны, разумеется исключались, а вот фильмы студии «Дефа» ГДР с югославом Гойко Митичем в роли Чингачгука и некоторые европейские вестерны, кажется итальянского производства (самый запомнившийся в нашем прокате назывался «Верная рука – друг индейцев») – перевесили чашу весов в пользу Америки.










Как уже было сказано, задолго до начала этого путешествия, у меня созрел план побывать в Торонто и проследовать путями бабушки и дедушки.


25.10.2009 воскресенье

В воскресенье в 10.05 утра я сел в поезд Дорваль-Торонто в самом благоприятном расположении духа. В моем рюкзаке лежали бутерброды, приготовленные заботливой Светланой, а Саша привез меня на вокзал на своей Тойоте. Удивительно улыбчивая проводница сразу же стала предлагать пассажирам кофе и другие напитки с закусками, а негр-кондуктор проверять билеты. При этом, проштамповав их, он приклеивал какую-то бумажку на верхнюю полку над данным местом. По мере выхода пассажиров, бумажки срывались. Подобная технология учета пассажиров меня чрезвычайно заинтересовала, ибо такого я еще нигде не видел.




А ж.д. транспорт с детства для меня – не пустой звук, мой отец, если я правильно помню, тоже время от времени выполнял обязанности кондуктора. Был также опыт общения с финскими кондукторами. Так вот, отличие от них было в том, что канадец осуществлял свои функции, не проронив ни звука.

«Даже его собственная душа не отлетит, когда созреет, на теплый юго-запад, откуда дует ветер, дающий солнечные дни и гнущий стебли кукурузы» (с. 130)

Впрочем, то, что было за окном – меня интересовало больше. Но, должен сказать, что там ничего особенно интересного как раз и не происходило. В смысле природных красот, я, признаться, ожидал большего. В реальности ландшафт показался мне до крайности однообразным. В основном, шли поля, засеянные какой-то высокой культурой. Не сразу я сообразил, что это – вероятно, кукуруза. В общем, шла равнина с редкими перелесками, состоявшими из чахлых лиственных деревьев на заболоченных участках. Хвойного леса почти не было. Небольшие населенные пункты с весьма скромными станциями я тщательно зафиксировал в блокноте, потому что не взял с собой карты, и рассчитывал впоследствии изучить свой маршрут:

            Dorval
       Cornwall
       Brockville
       Kingston
       Belleville
       Cobourg
            Oshava
       Guildwood (15.05.)

Это те станции, которые я записал. Джейк, муж Джери, подарил мне карту Онтарио, и сейчас, дома, я могу проследить свой путь. Диктор объявлял станцию прибытия следующей фразой: “May I have your attention, please. Our next stop is…”.

Некоторое разнообразие в ландшафте за окном началось после Blockville – пошли небольшие скалки, вроде тех, что изобилуют у нас на ладожском побережье. В Kingston'е село сравнительно много народу. Сразу же за станцией Belleville показалась довольно большая река. Вдали – высокий католический собор. Сразу после Couborg’а – вид на огромное озеро. После этого, до самого Торонто, путь лежит вдоль Онтарио.




Возле Центрального вокзала Торонто

Как и в большинстве крупных городов мира, центральный ж.д. вокзал находится в самом центре современного мегаполиса. В Торонто – это Union Station. На последних километрах пути – прилипаешь к окну, не в силах оторваться от магнетизма небоскребов. И все же вокзал, на который ты в конце концов прибываешь, явно несет отпечаток начала прошлого века, и я, едва переступив его порог, представил, как Пааво Сунелл в конце 1920-х отправлялся отсюда в Квебек строить свои электростанции. Кстати, одним из рассказов бабушки в моем детстве была история о том, как дед, путешествуя на крыше вагона, подвергся нападению индейцев. Они, по ее словам, сбрасывали огромные камни на поезд бледнолицых.




В Торонто

Во время пути из Монреаля в Торонто я недоумевал – где же те высокие горы или скалы? Ведь пейзаж-то, как я уже писал, был исключительно равнинным! Однако, по возвращении Саша успокоил меня, сказав, что есть другие ж.д. ветки в Квебеке, которые как раз идут в горах; и семейная легенда имеет право на существование. О Лорентидах, горной гряде в Квебеке, к северу от Монреаля упоминается и в «Блистательных неудачниках» (с. 17).


Сейчас я прерываю цитирование Коэна, поскольку в нескольких следующих частях будет про Торонто. Мне неизвестно как бард был связан с этим мегаполисом, но для меня этот город важен из-за его связи с историей моей семьи.

Продолжение следует

Tags: Канада, Коэн
Subscribe

Posts from This Journal “Коэн” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments