montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Categories:

Что плохо в Ворд Пресс, который я активно осваиваю.

В HTML, когда делаешь copy-paste, фотографии пропадают. Чем больше я оставался в Москве, тем больше спрашивал себя, не являются ли аномалии правилом. Я обнаружил, что несмотря на атмосферу агрессивного государственного атеизма, посещающих церковь людей в два раза больше, чем коммунистов с партийными билетами. Что в обществе, которое превозносит госсобственность, более половины жилья приватизировано, что в системе строго коллективизированного сельского хозяйства около 30% сельхозпродукции производится в частных хозяйствах, и большая часть выращенного продаётся на организованных государством частнопредпринимательских рынках. Что через 60 лет после свержения царя растёт интерес к жизни в царской России и к предметам того времени. Что, несмотря на строгий идеологический конформизм, налагаемый сверху, огромное количество народа политически индифферентно и частным образом высмеивает возвышенные лозунги коммунистической пропаганды. Что в стране, где хозяин – пролетарий, люди уделяют куда больше внимания статусам и чинам, чем на Западе.

Сергей Михалков
Перед тем, как направиться в Россию, я отбросил миф о бесклассовом обществе, но я был изумлён, когда русские стали говорить о богатых коммунистах, даже о миллионерах. Вначале, когда два писателя спокойно упомянули о ком-то, что он «богат, как Михалков», я предположил, что Михалков был каким-то русским купцом из старых царских времён, сколотившим состояние на торговле мехами или солью. Но мне сказали, что этот Михалков, Сергей Владимирович, был коммунистом, чрезвычайно популярным детским писателем, литературным надзирателем и большой шишкой в Союзе писателей. Позже он стал одним из первых, призвавших выслать Александра Солженицына, а также сделал много других литературных заявлений.


Михаил Шолохов
Писатели даже озвучили цифру состояния, сказав, что как и Михаил Шолохов (автор «Тихого Дона»), да ещё, пожалуй, один-два писа-теля, Михалков легально заработал миллион рублей или близко к тому, от многочисленных переизданий своих книжек, и благодаря щедрым премиям, которыми награждался за преданную службу. Они сказали, что у него два поместья в сельской местности, машина с водителем, хорошая квартира в городе, счёт в банке, и что он ведёт жизнь капиталиста.
Более того, похоже, что из семьи там ничего не уходит.

Юлиан Семёнов
Потому что у него два сына делают первые шаги в литературе, а его зять, Юлиан Семёнов, специализирующийся в написании шпионских романов и сценариев для телесериала, прославляющего КГБ (тайную полицию) только что за один присест заработал 100 000 рублей*.
Несмотря на Михалковых, я понял, что деньги в России являются плохим мерилом. Я под-робно расспрашивал переводчиков в своём бюро, посещал фабрики и заводил разговоры в ресторанах о том, сколько они получают, сколько тратят на еду и жильё, что стоит купить машину, и старался сравнить уровни жизни. Я добросовестно вёл все эти подсчёты, пока кто – то из русских друзей не сказал мне о том, что важны не деньги, но доступ, или blat (связи и знакомства, которые помогут достать, что нужно) – доступ к городам вроде Москвы, где в магазинах есть продукты, одежда и потребительские товары в количествах и в качестве, недоступных в других местах.
*100 рублей официально равняются 133 000 долларам. Я избегаю тенденциозных сравнений покупательной способности рубля (поскольку на чёрном рынке он стоит около 30 центов). Я также игнорирую колебания официального обменного курса между 1971 и 1974 годом и использую среднюю цифру, то есть 1 рубль = $1.33 (прим. Хедрика Смита)

В визуальном редакторе форматирование сохраняется только частично. Картинки не обволакиваются текстом.

Чем больше я оставался в Москве, тем больше спрашивал себя, не являются ли аномалии правилом. Я обнаружил, что несмотря на атмосферу агрессивного государственного атеизма, посещающих церковь людей в два раза больше, чем коммунистов с партийными билетами. Что в обществе, которое превозносит госсобственность, более половины жилья приватизировано, что в системе строго коллективизированного сельского хозяйства около 30% сельхозпродукции производится в частных хозяйствах, и большая часть выращенного продаётся на организованных государством частнопредпринимательских рынках. Что через 60 лет после свержения царя растёт интерес к жизни в царской России и к предметам того времени. Что, несмотря на строгий идеологический конформизм, налагаемый сверху, огромное количество народа политически индифферентно и частным образом высмеивает возвышенные лозунги коммунистической пропаганды. Что в стране, где хозяин – пролетарий, люди уделяют куда больше внимания статусам и чинам, чем на Западе.










Сергей Михалков



Перед тем, как направиться в Россию, я отбросил миф о бесклассовом обществе, но я был изумлён, когда русские стали говорить о богатых коммунистах, даже о миллионерах. Вначале, когда два писателя спокойно упомянули о ком-то, что он «богат, как Михалков», я предположил, что Михалков был каким-то русским купцом из старых царских времён, сколотившим состояние на торговле мехами или солью. Но мне сказали, что этот Михалков, Сергей Владимирович, был коммунистом, чрезвычайно популярным детским писателем, литературным надзирателем и большой шишкой в Союзе писателей. Позже он стал одним из первых, призвавших выслать Александра Солженицына, а также сделал много других литературных заявлений.










Михаил Шолохов



Писатели даже озвучили цифру состояния, сказав, что как и Михаил Шолохов (автор «Тихого Дона»), да ещё, пожалуй, один-два писа-теля, Михалков легально заработал миллион рублей или близко к тому, от многочисленных переизданий своих книжек, и благодаря щедрым премиям, которыми награждался за преданную службу. Они сказали, что у него два поместья в сельской местности, машина с водителем, хорошая квартира в городе, счёт в банке, и что он ведёт жизнь капиталиста.
Более того, похоже, что из семьи там ничего не уходит.










Юлиан Семёнов



Потому что у него два сына делают первые шаги в литературе, а его зять, Юлиан Семёнов, специализирующийся в написании шпионских романов и сценариев для телесериала, прославляющего КГБ (тайную полицию) только что за один присест заработал 100 000 рублей*.

Несмотря на Михалковых, я понял, что деньги в России являются плохим мерилом. Я под-робно расспрашивал переводчиков в своём бюро, посещал фабрики и заводил разговоры в ресторанах о том, сколько они получают, сколько тратят на еду и жильё, что стоит купить машину, и старался сравнить уровни жизни. Я добросовестно вёл все эти подсчёты, пока кто – то из русских друзей не сказал мне о том, что важны не деньги, но доступ, или blat (связи и знакомства, которые помогут достать, что нужно) – доступ к городам вроде Москвы, где в магазинах есть продукты, одежда и потребительские товары в количествах и в качестве, недоступных в других местах.

*100 рублей официально равняются 133 000 долларам. Я избегаю тенденциозных сравнений покупательной способности рубля (поскольку на чёрном рынке он стоит около 30 центов). Я также игнорирую колебания официального обменного курса между 1971 и 1974 годом и использую среднюю цифру, то есть 1 рубль = $1.33 (прим. Хедрика Смита)

Оригинал в ВП

https://montrealexblog.wordpress.com/2016/01/25/%d1%85%d0%b5%d0%b4%d1%80%d0%b8%d0%ba-%d1%81%d0%bc%d0%b8%d1%82-%d1%80%d1%83%d1%81%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b5-%d0%b2%d0%b2%d0%b5%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5/



Tags: Ворд Пресс
Subscribe

Posts from This Journal “Ворд Пресс” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments