montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Наконец-то голос разума в хоре визга. Катрин - респект. Она - красава.



Cто известных женщин, в том числе актриса Катрин Денёв, писательница Катрин Милле и актриса Ингрид Кавен (фото), опубликовали в газете Le Monde открытое письмо, в котором выступили в защиту "сексуальной свободы" и осудили кампанию борьбы против домогательств, которая сейчас бушует в США.

Деятельницы культуры предложили не считать преступлением "настойчивые и бестактные ухаживания" и не приравнивать их к изнасилованию.

"Изнасилованные" ​Харви Вайнштейном, который никого, впрочем и не насиловал, а вежливо предлагал честные сделки: секс, а иногда даже лишь эксгибиционизм в обмен на роли, кто не хотел, тот не соглашался и Харви отставал, в числе которых режиссер Азия Ардженто (х. знает что она режиссировала), затвиттила по этому поводу, что Катрин Денёв и другие француженки "демонстрируют миру, что ненависть к собственному полу, которой они прониклись до такой степени, что даже ее не осознают, лишила их последних остатков мозга".




А по-моему у неё и лашать было нечего, как у прочих пэлтроу и жолей.

Радио "Свобода" публикует подборку отзывов русскоязычных пользователей сети на кампанию #metoo, в рамках которой женщины и мужчины делились воспоминаниями о том, как им приходилось страдать от приставаний.
Среди русскоговорящих и пишущих эта тусовка изначально не вызывала сочувствия и в соцсетях одобрительные отзывы на открытое письмо преобладают.

Вуаля.

Ирина Таубинская:

Только-только отшуршали чёрные голливудские платья "Золотого глобуса", платья с разрезами до пупа и юбками для демонстрации трусов, платья, в поддержку акции против сексуальных домогательств. Только-только отшуршали, а тут вам и подарочек из Франции. Защиту сексуальности конечно надо было ждать с берегов Сены.

Евгений Минченко:

Тётя Катя с-под Парижа знает, что говорит.



Арина Бородина:

Да молодцы! Браво, Денев!

Инна Булкина:

А эта кампания называется "Французские женщины за здравый смысл"

Эдуард Лимонов:

Наконец нашлись женщины, вступившиеся за природой данное мужикам право мужчин домогаться женщин.
И это француженки, имеющие репутацию понимающих больше других наций в искусстве любви,кто вступился.
А то было до идиотизма достукались.
Воообще говоря, знаете ли вы, что англо-саксы бедны по части сексуальности ? Британские женщины не особо сексуальны, и британские мужчины тоже.Вот они и повели линию размежевения и ненависти между полами.
Правильно сделали француженки, всё это поправив. И Катрин Денёв там наиболее известная, опубликовало их письмо Le Monde.
Рекомендую и нашим девкам что-то такое же замутить. Вы, кому мужики хорошо послужили, - шаг вперёд! А то развели дурь,оглупляют мир.

Как и раньше, звучат опасения, что рано или поздно человечество по всей планете сочтет любые формы флирта неприемлемыми, а для занятия сексом потребуется, чтобы партнеры подписывали стопку документов, удостоверяющих, что потом они не будут иметь друг к другу претензий.

Наталья Геворкян:

Браво! Сотня женщин, включая Катрин Денев, против пуританства, за право приставать, против приравнивания приставания к насилию, против уничтожения репутаций людей не за насилие, а за то только, что они коснулись чьего-то колена, критически о кампании metoo.

Марина Зотова:

Надо же, кого-то эта истерия не затронула. Даже наоборот. А я-то уже начала бояться, что в итоге так и вымрем. Как мамонты. Предварительно законодательно обязав подписывать нотариально заверенное согласие на ухаживания в виде поцелуев, поглаживаний, флирта и прочих интимностей.

Лариса Пилашевич:

Да, я поддерживаю Катрин Денев, которая выступила в защиту права мужчин "приставать к женщинам"... И я не про сексуальную свободу (хотя, может кому-то она и нужна) и не про насилие (это уже преступление и даже не обсуждается)... Но как жить без флирта, люди? Без проявления друг к другу знаков внимания? Без огня в глазах? Без "случайных" прикосновений? Без горячего шепота комплиментов? Без поцелуев руки?

Забывая о том, что в России о преследовании за "ухаживания", какими бы назойливыми они ни были, пока не идет и речи, российские мужчины поддержали Катрин Денёв с такой готовностью, как будто им грозит опасность с минуты на минуту оказаться у позорного столба за то, что они погладили чью-то коленку.

Сергей Станкевич:

ну, наконец-то!

Кирилл Лятс:

Вот! Молодец! Настоящая женщина!

​Тем, кому приставания не по душе, остается только сомневаться в своей настоящести.

Евгения Альбац:

А те, кто дают по рукам хватающим за разные места, нет, не настоящие?

Некогда Катрин Денёв и ее единомышленницы защищали ценности, которые сложно было назвать консервативными, напоминает ​Андрей Плахов:

СТАРЫЕ НОВЫЕ “ШЛЮХИ” -- ТРИ КАТРИН И ИНГРИД
На фоне вчерашней пафосной голливудской акции “женщин в черном” сильным диссонансом прозвучало письмо 100 известных француженок, напечатанное сегодня в “Ле Монд”. Направление, которое приняла кампания против харассмента, характеризуется в письме как «охота на ведьм», возрождение пуританства и посягательство на сексуальную свободу. Стиль этой поспешной и бездоказательной кампании по сути дискредитирует идеи феминизма, которые авторам письма как раз близки. Среди подписавших – ученые-психологи, журналистки, деятели литературы и искусства. Достаточно назвать имена гранд-дам французского творческого Олимпа -- 88-летней радикальной писательницы Катрин Роб-Грийе (вдовы Алена Роб-Грийе), 69-летней писательницы Катрин Милле (автора откровенного романа “Сексуальная жизнь Катрин М.”) и 74-летней кинозвезды Катрин Денев. А также певицы и актрисы 79-летней Ингрид Кавен, бывшей в свое время женой Фассбиндера.
Две первые Катрин известны своей прозой с элементами эротического экстрима. Катрин Денев в 1971 году поставила подпись под письмом за легализацию абортов, сочиненным Симоной де Бовуар, подписанным Аньес Варда и в общей сложности “343 шлюхами”, как окрестили их консерваторы. Можно не сомневаться, что теперь в лагерь консерваторов попытаются зачислить авторов нового письма, однако они уже находятся вне критики. Во всяком случае, их жизнь, прожитая с выдающимися мужчинами (добавим к выше упомянутым Роже Вадима, Трюффо и Мастроянни) никак не способствует тому, чтобы на склоне лет “искать свою свинью”. Пусть за них это делают более молодые.

О том, что времена изменились и то, что вчера было свободой, сегодня становится посягательством на личное пространство, пишут многие комментаторы, местами достаточно ядовито.

Юлия Яковлева:

Это не про возраст, а про поколение. По-моему. Я именно как человек другого поколения чувствую, что вот это все, про что Денев пишет, что она защищает, это забавы старых обезьян пресловутых дедовых времян (такие же уродливые и нелепые в моих глазах, как красные каблуки и пудренные парики в глазах Татьяны Лариной))

Елена Караева:

Катрин Денев - защитница насильников и тех, кто полагает, что если он мужчина, то он может пользоваться возможностью приставать там и тогда, где и когда ему приспичит. А время, хахаха, изменилось. И не только тем, что на ее талии и бедрах - 30 лишних кило, а на шее - 2000 морщин, а тем, что нравы - другие...И никакая пожилая актриса их изменить уже нее в силах

Борис Великсон:

Браво-то браво, но это в отдельно взятой Франции. В которой и так никакой охоты на ведьм не было. И в которой жил Рабле и Вийон и кто только не жил. <...> А тем временем я кого ни спрашиваю по-русски, разрыв поколений: для тех, кому от сорока до ста, всё это (охота) пахнет заседанием парткома, галичевским "за советскую семью образцовую" и кимовским "Никитой Фролычем", а кто моложе, те говорят "всё прекрасно, наконец-то общество созрело и стало заботиться о жертвах. А что оговоры бывают, так это неизбежные издержки" (про щепки, когда рубят, не говорят всё же, слышали). Так здесь, так у моих друзей в Америке, так у моих друзей в России.

Кампания против сексуального насилия, развернувшаяся в Голливуде, послужила поводом для многочисленных рассуждений о контрасте пуританской Америки и свободной Европы.

Михаил Шнейдер:

Актриса Катрин Денев и еще около 100 известных французских женщин осудили кампанию, направленную против сексуальных домогательств, распространившуюся в результате скандала и обвинений вокруг кинопродюсера Харви Вайнштейна. Свое мнение Денев и ее единомышленницы изложили в специальной колонке для французского издания Le Monde.
«Изнасилование — это преступление. Но настойчивые или бестактные ухаживания — нет», — говорится в нем.
Да испепелит богохульниц святая равноапостольная Мэрил Стрип!

Сергей Кузнецов:

Каждый раз, когда я говорю, что кампания, проходящая в Голливуде, пуританская по своему происхождению, потому что она - именно про секс, а не про насилие, я поясняю, что я тоже против неконсеншуального насилия в сексе (и вообще), а про пуританизм говорю, потому что живу во Франции, где тоже все хорошо с правами женщин, феминизмом и левыми идеями, но другое отношение к сексу, чем в США. И каждый раз я чувствую, что мне не хватает какого-нибудь яркого примера - а не "я жил в Америке и живу во Франции, я вижу разницу в отношении к сексу и к этой проблеме".
Ну, вот теперь у меня этот пример есть - спасибо газете "Монд", Катрин Денев, Катрин Милле и еще 98 француженкам, которые подписали коллективное письмо о том, что metoo - это пуританизм, "охота на ведьм" и наступление на сексуальные свободы.
Я не готов так уж решительно под этими словами подписаться (я мужчина, мне тут лучше не особо выступать), но о лучшей иллюстрации к тезису "Франция, слава Богу, не Америка" я не мог мечтать.

Множеству женщин, впрочем, не кажется, что борьба против домогательств и борьба против секса - это одно и то же.

Лола Никитина:

А по-моему, кампания именно про насилие, и никакой не секс. Прежде чем положить руку на коленку девушки можно по глазам и body language выяснить, если девушка за этот флирт. Если ты видишь, что она никак это не приветствует и все равно кладёшь руку, то это не насилие, но навязывание. И если это происходит на работе особенно недопустимо.

Яна Романова:

По-моему, это не про отношение к сексу ( как пытается это выставить Денев), а про использование зависимых и более слабых. Когда такое открывается в Америке - пощады не жди, пусть даже спустя какое то время. Юристы, - да, этому способствуют и с нетерпением ждут кейсов. Но все-таки это лучше, чем демонизация жертв насилия в России.

Полина Усатова:

Америка, может быть, и пуританская. Но случай с Вайнштейном не про секс. Он про круговую поруку, про нормальные законные права. Про возможность говорить и получать поддержку и защиту, когда кто-то большой, сильный и обладающий очень большой властью пытается пользоваться тобой как вещью. То, что Вайнштейна лично делают дьяволом и козлом отпущения, в то время как явление массовое (в Штатах, во Франции, тем более в постсоветском пространстве), это плохо. Но есть и хорошее, много.

Юлия Яковлева:

Так ведь вся же эта история вовсе не про секс. Это явление того же порядка, что и борьба против payment gap, или как там его, когда тебе платят меньше только потому, что ты тётка. Причем здесь пуританизм или не пуританизм? Все ведь очень просто: если мне хочется хватания за коленку, я пойду в бар, - а вот хватание за коленку, когда ты пришла на работу, это прямо скажем, бесит дико. Это прежде всего унизительно. Так что для меня вопрос однозначен: me too

Гелия Делеринс:

...Мне кажется, что письмо слабое и что в нем перепутаны многие понятия. А утверждение о том, что кто-то наказан за то, что всего-то дотронулся до чужой коленки и хотел на лету сорвать поцелуй, очень, конечно, романтично выглядит, но при этом забывается, что коленки чужие и губы чужие и они, может быть, были против. И да, совершать жесты в отношении тела другого человека без его согласия должно быть наказуемо. Религиозный экстремизм, чадра и пуританизм в данном случае притянуты за уши, как и утверждение, что женщин представляют бедными инфантильными крошками, нуждающимися в защите. По-моему, наоборот, они только что доказали, что прекрасно защищаются сами. В этом письме вообще не принимается в расчёт свобода воли другого человека. Например, картинка женщины - главы предприятия, которая вечером становится игрушкой мужчины, очень хороша, но авторы забывают, что это личное сексуальное предпочтение этой женщины. Что-то я сомневаюсь, что это происходит против ее воли. Она что, приходит домой и надевает чадру? Все страшно свалено в одну кучу и перепутано. Короче, письмо, на мой взгляд, слабое. В любом случае, это проигранная битва - невозможно защищать право одного человека хватать руками другого, будь они мужчины, женщины или марсиане. Где тут граница, действительно, не очень ясно, и маятник сильно качнулся в другую сторону, но граница установится. И хотелось бы знать, где волна доносов? Кто на кого донёс и кто невинно пострадал? Ни одного имени не приведено. А особенно поражает сравнение со свободой творчества и правом художника на оскорбление. При чем тут это вообще? Что общего?

Алена Попова:

Катрин Денев и ряд известных французских актрис выступили в защиту права «приставать». Какое, оказывается, вдруг появилось право. А я и не знала. Вот сдаю сессию, а что-то не припомню такого права. Плохо учусь, видимо!

Итак:

1. Во Франции-то за харассмент предусмотрен год тюрьмы и 15000 евро штрафа.

2. Денев имеет своё мнение. Оно выражается в одном: сексуальная свобода-это свобода приставать. Все остальное, по мнению авторов колонки, это пуританство. Хотелось бы отметить, что свобода предполагает ответственность и уважение. И свобода сексуальная не есть то, что какой-то озабоченный маньяк считает, что он спокойно может ущипнуть тебя за попу или гладить твоё колено, если ты этого не хочешь. Согласие каждого на действие-это свобода. А власть над чужим телом в силу более серьезного статуса в обществе не есть свобода ну никак. Я вот поддерживаю сексуальную свободу и именно поэтому считаю, что никто и никогда, включая маньяка, любящего щупать грудь или попы щипать, или государство, которое давно пытается залезть нам в трусы, не имеет права на тело женщины. Никогда. Никто. Если женщина не хочет. Это и есть свобода.

3. Я не вижу логики в связке: «приставать можно», но «изнасилование-это преступление». Любой эксперт скажет, что харассмент, то есть именно домогательство без твоего согласия, есть первый шаг на пути к изнасилованиям. Почему? Да все просто. Либо жертва, которая терпит приставания, промолчит, когда ее изнасилуют в итоге. Либо тот, кому всю жизнь внушали, что лапать за пятую точку или класть руку на колено-это норм, не поймёт, а почему это не норм, если он без ее согласия вступил с ней в половой контакт.

4. Я бы также советовала великой актрисе Денев и всем, кто выступает за власть другого над твоим телом, прочитать «Рассказ служанки» Этвуд, написанный в 1985 году и дико актуальный сейчас. Именно власть над телом, а не сексуальное согласие есть первый шаг в прошлое и антиутопию, где все, кроме самой женщины, решают, что нормально и что ненормально в отношении ее тела и ее желания или нежелания.

Разговоры о том, за что именно агитируют Денёв и ее единомышленницы, местами переросли в спор об определениях и тонкостях перевода с французского:

Наталья Захарова:

не "приставать",а "приударять", по-русски - "ухаживать"

Василий Шабат:

Терминологическая путаница. Вы не договорились, что означает слово "приставать".

Определение А: Демонстрировать интерес первым, идти на контакт. Словами, взглядами, жестами, действиями - есть разные варианты в рамках различных культур. (Есть также варианты вне культур, которые, очевидно, неприемлемы).

Определение Б: Продолжать проявление интереса, несмотря на то, что человек явно сказал или продемонстрировал отсутствие обратного интереса и/или попросил прекратить.

Катрин Денёв (как и многие) опасается, что идут попытки запретить А. Вы же говорите, что надо устранить и сделать социально неприемлемым Б. Ваши мнения друг другу не противоречат.

Зато авторам новости о письме в Газете.ру оказалось не до тонкостей: английское выражение to hit on someone (так в Guardian перевели французское importuner) сбило их с толку. Позднее заголовок "Мужчины должны быть свободны в вопросе битья женщин" исправили на "Мужчины должны быть свободны в вопросе домогательств" - что немногим лучше.

Что же делать, если часть женщин по старинке предпочитают, чтобы их "добивались", а другим это категорически неприятно? Рано или поздно, вероятно, этот конфликт разрешится, но пока что женщины из второй категории рады, что им наконец-то дали право голоса.

​Рина Гонзалес Гальего:

Что для меня сделала кампания #metoo? Я всю жизнь думала что это я одна такой freakazoid, которая не умеет и не хочет учиться флиротовать и быть объектом флирта, которой не нравится сексуальный подтекст, которую раздражает когда ее отвлекают от работы-книжек-идей-проектов. Выяснилось, что таки не одна. Выяснилось что многим женщинам не нравится быть объектами штурма и охоты, что многим женщинам <надоели> назойливость, навязчивость, злоупотребления служебным положением и нежелание слышать слово "нет" (вопиющие случаи когда за отказ женщин убивают или калечат, мы в этом посте не рассматриваем, но всегда о них помним). И тут вылезает Катрин Денев, как голос противположного лагеря, женщин, которым нравится когда с ними флиртуют и их добиваются. Налицо конфликт интересов. Условная я могу спросить условную Катрин Денев: почему ради того, чтобы ты чувстововала себя желанной я должна жертвовать собственной безопасностью и возможностью жить спокойно? На что условная Катрин Денев может спросить условную меня: а почему я должна жертвовать главным куском своей идентичности -- быть желанной и привлекательной, ради твоих комплексов и страхов? Значит каждой группе женщин придется выгрызать себе кусок подходящего пространства и постепенно его расширять, а это лучше всего получается у тех кто громче, сплоченнее и огранизованнее. У кого какие предложения как разрешить этот конфликт мирным путем (да, мнение мужчин меня тоже интересует)? Я согласна носить любой опозновательный знак, хоть повязку на рукаве, лишь бы его уважали.

А что думают читатели и, особенно, читательницы моего блога?
Высказывайтесь сильнее, можно матом.
Я не Муртазин, за мат не баню. За шах ещё подумаю.

Tags: #metoo, Мудаки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments