?

Log in

No account? Create an account

montrealex

The Best Live Journal in Montreal and Canada

Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохие вина.


Previous Entry Share Next Entry
montrealex

Дела давно минувших дней. Второй пост в моём ЖЖ. 23 июня 2009 года.


Я сейчас роюсь в архивах жж и выуживаю оттуда давние, поросшие мохом посты.
Ощетиниваю их ссылками и иллюстрациями, которых в первоначальном посте не было.
Я ж тогда не умел ничего. Молод был ишшо. Надеюсь, вам понравится.


Дочери короля. Миф и действительность.

Город Квебек был основан 3 июля 1608 года Самюэлем де Шампленом. (Картина ниже)


Его команда состояла из нескольких десятков колонистов, выехавших ранее из Ла Рошели.
Название города Кебек (
Kebec) в переводе с индейского значит «там, где сужается река».
За 75 лет до него Жак Картье уже бросил якорь в этом месте.

       

Вначале их было не больше 30 вместе с Шампленом, и они стали строить то, что называется «жилищем» (l'Habitation).

Несколько месяцев спустя их осталось всего восемь человек, остальные умерли от холода и болезней.

Нужны новые колонисты, которые прибудут вскоре и строительство продолжится, медленно и трудно.


Французам приходится обороняться от Ирокезов, знаменитых своей дикостью, пытками и искусством сдирать скальпы. Шамплен заключает союз с гуронами и побеждает ирокезов. Но окончательную победу он одерживает только в 1665 году, когда прибывает подразделение Кариган-Сальер.

Отныне, колония может надеяться на дальнейшее развитие. Шамплен часто плавает во Францию - всего он совершит 23 путешествия туда и обратно. В одном из таких походов он женится на 13-летней Элен Буйе. Счастливчик. Остальные колонисты завидуют ему – у него есть ЖЕНА!


Мадам Шамплен преподаёт что-то индейским детям. 1960 год.
Шамплен хочет таким образом подать пример другим, чтобы они тоже привозили жён из Франции, потому что жить без половины в таких тяжёлых условиях просто невозможно.



Верно, некоторые находят утешение у скво, но далеко не все, и только каждый третий оседает в Новой Франции, двое из трёх возвращаются в Ла Рошель и их можно понять, на 716 человек есть всего 216 невест. Надо сказать, что первые «королевские дочки» уже отправлены на новую землю, и вопрос берёт под контроль "король - солнце" лично. Он назначает нового интенданта, Жана Талона, который прибывает в Квебек в 1665 году. Именно при нём был совершён прорыв, который сохранил квебекскую нацию. Людовик 14-й предлагает сиротам переезд и приданое с тем, чтобы колония плодилась и развивалась, Именно с 1663 по 1670 примерно 800 девиц сойдут с кораблей в Квебеке. Проносится слух, который живуч и до сих пор, особенно в русскоязычной эмигрантской среде, слух этот переделывает дочерей короля (filles du roi) в девушек для радости (filles de joie), или, для краткости «путан».



        И тем не менее это всего лишь слух. За очень небольшим исключением, добродетель этих девушек не подлежит никакому сомнению [1]. Отбираются они монашенками в Отель-Дьё и в Сальпетриер в Париже и в сиротском приюте в Руане. Все они либо сироты, либо «в сложных отношениях» со своими семьями, дворянскими или крестьянскими. Да, они авантюристки, но не в том смысле, который подлежит моральному осуждению. Долгое морское путешествие, в окружении далеко не добродетельных матросов не представляет, между тем никакой опасности для их невинности. Святые сёстры пристально блюдут их. Оступившиеся (конечно же, такие тоже были), будут тотчас же отправлены назад с первым кораблём.

Всякая высадка корабля невест – настоящий праздник. Мужчины устремляются к пристани, едва завидев паруса на горизонте. В основном это жители Квебека, но есть и приежие из Монреаля и Труа-Ривьер. Невест ждут как богинь, хотя не все они красавицы. Право выбора предоставлено им. Мужчины выставляют напоказ себя, девушки выбирают, некоторые капризничают, отметают несколько предложений подряд, иногда разрывают помолвку. Некоторые переживут нескольких мужей, бывает, что и троих...

Королевское приданое составляет 50 ливров. Количество детей в семьях достигает головокружительных цифр – 10,12, даже и 16 отпрысков. Но в этом есть и хорошая сторона. Глава семь, само собой, наделяется землёй, но и получает пансион. А если кто остаётся холостяком, тот подвергается штрафу и даже может быть лишён права ловить рыбу и охотиться! Нет никаких сомнений в том, что без «королевских дочекi» Квебек исчез бы с лица земли, потому что в 1628, то есть через двадцать лет после основания, « жилище » насчитывает лишь 72 колониста и дюжину домов. Согласно историку Gilbert Filleul: « Эмиграция, достаточная для основания нации обеспечивается всего лишь 8 500 - 9000 эмигрантами, живущими в брачном союзе. Большинство таких эмигрантов прибывают с запада Франции – из Нормандии, Бретани, Пуату, Сантонж. Большинство героинь нашего небольшого рассказа ведут своё происхождение с Иль де Франс. В 1669 свадьбы играются сразу по тридцать за раз, но некоторых постигает разочарование. Мечта о лучшей, супружеской, жизни часто развеивается перед суровой реальностью. Король – солнце не защитит от морозов в минус 30 длящихся по месяцу и более. Даже три юбки «секретная», «срамная» и «скромная» не помогают в холода. Некоторые напяливают их по семь одна на другую, всё напрасно. Особенно трудно девушкам из хороших семей, как, например, Катрин де Байон, дворянке, прибывшей в 1669 году в возрасте 24 лет.

И тем не менее, квебекские женщины оказываются куда более плодовитыми, чем их сёстры, оставшиеся во Франции, и живут дольше.

Так например, Катрин де Байон, четыре столетия спустя, оказалась прародительницей примерно миллиона канадцев, среди которых два бывших премьер мин
истра Квебека: Люсьен Бушар и Робер Бурасса, один бывший прмьер-минстр Канады Жан Кретьенси некая, мало кому известная, правда ... Селин Дион.

       

        Да уж. «Королевские дочки» с честью выполнили свою миссию....     
       

Без «королевских дочек» не было бы и Квебека. У этих бедных и добродетельных сирот не было будущего во Франции. Они согласились на эту авантюру: поехать в Новую Францию и выйти замуж за человека, которого никогда раньше не видели. Мужчины Квебека испытывали катастрофическую нужду в жёнах: для заселения колонии нужно было много детей.

Катрин де Байон, послужившая моделью для картины, написанной в 1887 английской художницей Элеанорой Фортескью Брикдэйл, была самой известной из «дочерей».

На картине, озаглавленной «Прибытие «дочерей короля» в Квебек в 1667 году», изображена церемония встречи невест: женихи со сватами пришли на роскошный торжественный приём, устроенный гувернёром Даниэлем Реми де Курсель
.

Свадьбы игрались почти тотчас же по прибытию невест, но у невест был большой выбор женихов. Катрин, родившаяся и выросшая в известной аристократической семье (о чём говорит предлог «де» в её имени), была скорее исключением в социальном плане. Тем не менее, она сумела превосходно адаптироваться к своему новому положению и отличилась, как я уже сказал, незаурядной плодовитостью
.







[1] Репутация прибывших в Новую Францию «дочерей короля» была подмочена больше всего одной молодой шестнадцатилетней немкой благородного происхождения, родившейся в Гамбурге и носившей первоначально имя Анны-Марии фон Сек (Anne-Marie Von Seck), переделанное на французский манер как Фансек. Ко времени прибытия на Новую Землю, причём обстоятельства её прибытия покрыты полным мраком, она уже успела побывать вдовой и быть брошенной вторым мужем, пьяницей и драчуном. Она начинает вести разгульный образ жизни и имеет массу проблем с законом, среди них несколько тюремных заключений и многочисленные штрафы. Единственная из немок, она, тем не менее, дала потомкам нескольких кардиналов Квебека.