montrealex

The Best Live Journal in Montreal

Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохие вина.


Previous Entry Share Next Entry
montrealex

Жан-Мари Лё Пен рубит в новой книге правду-матку



28 февраля должен поступить а продажу 1-ый том мемуаров Жан Мари Ле Пена под названием "Сын нации" ("Fils de la nation").

Хорошо бы теперь Марин написать книгу "Дочь наци".

Издательство Muller выпустит книгу тиражом в 40 тысяч экземпляров. 1-ый том в 500 страниц охватывает период жизни папаши Ле Пена со дня его рождения 20 июня 1928 года в Троице-на-море Trinite-sur-Mer до создания партии Национальный Фронт (Front National) в 1972 году. (2-ой том обещают испустить в 2019 году). 10 и 11-го марта в Лилле его дочь Марин собирает 16-й съезд партии, где будут обсуждать смену её названия. Один из вариантов: Новый фронт(Nouveau Front). Отец Ле Пен категорчески против и уже назвал это "предательством":
"Когда корабль побывал в аварии, то не корабль нужно сменить, а экипаж и капитана."
Исключённый дочерью из партии в августе 2015 года, 90-летний Жан-Мари рискует потерять на 16-ом съезде оставленное ему почётное президенство. Активисты FN должны будут проголосовать на съезде в Лилле за отмену этой функции.

Папаша Ле Пен пишет в первом томе своих мемуаров о маршале Петене, что тот "не опозорил себя, подписав перемирие с немцами" в 1940 году.
" Можно спорить о политике коллаборационизма, о его ошибках, о его эксцессах, при условии анализа ошибок и эксцессов всех прочих, ради бога, но это не подвергает сомнению того, что я только что описал". "И если Де Голль обладал глобальным видением, Петен, подписав перемирие, не поставил свою честь под сомнение".

"Преобладающим мнением было то, что Франции нужен был меч и щит против немцев и долгое время я его разделял, до того, как прослушивание радио из Лондона не заставило меня переменить мнение. Мне очень быстро стало ясно, что для голлистов микрофона враг был в Виши, а не в Берлине. Французы вещали на французов чтобы преподать им урок в том духе, что маршала (Петена) нужно ненавидеть больше, чем Гитлера. Меня это глубоко поразило. Я не понимал, почему так происходит. А между тем причина была проста: Де Голль принижал Петена, чтобы возвыситься самому", пишет Жан-Мари.

Шарль Де Голль "остаётся для меня ужасным источником страданий для Франции" (сохраняю стиль автора), пишет бывший президент НФ. Он рассказывает о встрече с ним в 1945 году в Морбиане: "Я пожал его руку. Он показался мне уродом внешне, сказал пару банальностей с трибуны, украшенной триколором. Внешность у него была вовсе не геройская. Герой должен быть красив. Как Святой Михаил или маршал Петен. Я потерпел ещё одно разочарование". "Кажется, есть два Де Голля - один - бунтарь 1940 года, а второй - охотник за бунтарями 1961.  Но вместе они в моих глазах, делают из него фальшивого великого человека, судьбой которого стало помочь Франции стать маленькой", считает Ле Пен.

Жан Мари говорит также о пытках алжирцев. "Французская армия вернулась из Индокитая. Там военные видели страшные невообразимые пытки. Вырывание ногтей выглядело почти невинной забавой на их фоне. Наша армия там и была, чтобы положить им конец. (...) Да, военные использовали допросы с пристрастием, чтобы во время битвы за Алжир добиться нужной информации, но применяли как можно более мягкие средства воздействия".

"Да, были побои, пытки током, водяная баня, но причинение увечий не практиковалось - человек оставался целым". "Более чем смешно, порочно и глубоко аморально, обвинять людей, которые, по приказу свыше, для того, чтобы получить сведения, которые спасут жизни гражданскогоe населения, применяли жёсткие методы, тяжело дававшиеся им самим и много им самим стоившие", - продолжает Жан-Мари Ле Пен и добавляет, что " ни мне ни моим товарищам не поручали вести допросы с пристрастием".


  • 1
> Он показался мне уродом внешне, сказал пару банальностей с трибуны, украшенной триколором.
> Внешность у него была вовсе не геройская. Герой должен быть красив. Как Святой Михаил или маршал Петен.

Любопытное представление о геройской внешности. То что де Голль высокого роста, а Петен - маленького для него никакой роли не играет. Но у де Голля, видите ли, нос большой...

Любопытное представление о геройской внешности. То чт

Папашу всерьёз уже трудно воспринимать.
Впал в маразм малость.
Почитать, конечно, почитаю, если до нас дойдёт, до библиотеки.
Всё же история, но его взгляды и восприятие действительности, её оценку надо принимать с сарказмом.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account