December 12th, 2009

Продолжение про поездку во Францию в 1991 году. Части с 5 по 8.

Часть пятая

Едем в Ла Рошель и первый день в Ла Рошели

 

Выезжаем из Парижа на машине Жаки на так называемую "Национальную дорогу", естественно, платную - во Франции платить надо за всё и всё страшно дорого по сравнению с Канадой. Ну а тогда, в 1991 году, с Россией и сравнивать нечего было даже. Останавливаемся перекусить в каком-то кафе, расположенном прямо над автодорогой, по выходе Жаки рассказывает, что "Спящая красавица" по легенде, используемой рекламщиками, жила тут неподалёку. Забавно. Когда снова трогаемся в путь, видим атомную электростанции - из двух широких труб поднимается пар, который образуется от охлаждения водой ректоров. Франция почти всю свою энергию вырабатывает из атома и за всю историю не было никаких происшествий, как в Чернобыле или на Тримал Айлэнде, поэтому никто ни слова не говорит проив таких станций.

На следующий день после приезда в Ла Рошель мы познакомились со студией "Третий глаз" где работают наши друзья и сюда же, в эту студию, были приглашены репортёры газет и радио. Статьи о нашем приезде появились в двух газетах. Одна из них, газета департамента "Приморская Шаранта" Сюд-Уэст (Sud Ouest) у меня сохранилась и по сю пору. Озаглавлена она была броско:

Россия - кабель против угнетения

 


Броско, впрочем, получается только по-французски, потому что идёт игра слов: "кабель" (câble) и "угнетение" (accablement) - в русском этот эффект совершенно пропадает, да и бог с ним. Я рассказал про "Петронет", тогда только-только вылупившийся из яйца, мы ещё только учились делать свои программы, ну и, естественно, как мы боролись против информационной блокады во время путча ГКЧП, о котором уже мало кто помнит сейчас. Показали соотвествующие видеоматериалы, к счастью, не конфискованные в Пулково.

Следуют эпизоды прогулки по Ла Рошели. Студия Карре-Амелот расположена в старом городе, неподалёку от старого порта и в том же здании, где квартировался колониальный гарнизон, в котором в 1872 году служил автор "Опасных связей", одного из самых скандальных произведений французской литератуты, Шодерло Де Лакло. Один из гриль-баров, который мы видим на кадрах, носит название Лё Шодерло. Цены товаров тогда ещё были во франках и за доллар давали пять франков 50 центов примерно, так что можно убедиться, что самые заурядные джинсы, которые в Канаде стоят сейчас 20 долларов (канадских), там стоили минимум 35 американских. Последние в этом эпизоде кадры сняты у мэрии Ла Рошели, где можно видеть, как нам было сказано, единственную в мире цветную статую. Статуя увековечивала Анри Четвертого. А самый последний эпизод увековечил моё отражение с видеокамерой в уличном зеркале, скорее всего где-то в кафе.

 

Часть шестая
События

 

Я озаглавил эту часть: "Ла Рошель: События". Первым событие было моё выступление в каком-то культурном центре, по-моему всё в том же "Карре Амело", куда пришло довольно много народу, в том числе тот же самый Володя Мельников, благополучно добравшийся до Ла Рошели. Про само событие снято всего несколько кадров, потому что в зале было темно для показа нашего видео на проекторе. Жаки представил меня публике, сообщив, что я "очень хоршо говорю по-французски", что было не совсем верно, пришлось его поправить. Да, я говорил, но чтобы "очень хорошо" это явное преувеличение. На четвёрку, впрочем, я уже работал тогда, как-никак дня три уже был в среду языковую погружён. Событием номер два были съёмки музыкального фестиваля в "скандинавском" квартале города. Вначале какой-то парняга в кепке исполнял "Let the Good Times Roll": песню, написанную в 1956 году Ширли и Ли (Shirley and Lee) и которую и до него исполняло бессчётное количество музыкантов, потом выступали панки с размалёванными лицами, в общем, всё как везде по западному миру. Третьим событием было озвучивание немого американского кино "Машинист паровоза "Женераль" (Le Mécano de la « General ». Этот фильм был снят в 1927 году. Озвучивал его какой-то симфонический оркестр Ла-Рошели.

 

Часть седьмая

На рынке

 

 

Эта часть целиком снята на рынке города. Вступление на песне Жилбера Беко "Рынки в провинции". Автор ходит по рынку и задаёт всякие наивные вопросы, типа когда появилось вино нового (этой осени 1991 года) урожая, какой лучший сыр во Франции (ответ - Вандейский, потому что продавец родом из Вандеи), про то как идёт торговля. Симпатичная женщина, торгующая морепродуктами, охотно рассказывает о том, какую рыбы больше всего любят Рошельцы. Для справки-кальмар по-французски носит три или даже четыре имени, если слово кальмар писать как каламар : cal(a)mar, seiche и encornet. И это не считая региональных наименований. Спрашиваю у дамы, как она готовит креветки, мясник представляется, как самый красивый мясник Ла Рошели и молодая пара интересуется, не француз ли я, что лестно, но ещё более радуется ответу, что я из Советского Союза. Парень советует купить белых грибов, которые точно такие же, как у нас в Карелии, только стоят 100 франков кило. Продавец рассказывает про красный перец, который я принял сначала за бруснику, как оказалось, он растёт на Мадагаскаре. Дама готовит паэлью, слово до того момента мне незнакомое. Под конец гражданин Франции Лившиц, встреченный на том же рынке, вернее он долго за нами ходил вначале, рассказывает свою историю жизни, из которой я сохранил меньше минуты.

 

Часть восьмая

В городе

 

 

Начало - на одной из улиц Ла Рошели, где я задаю вопрос размалёванным и разряженным школьницам. Они проводят обряд посвящения в первоклассники, требуя с посвящаемых выкуп и т.д. По-французски это дело называется bizutage, похоже на "дедовщину" в советской армии, но весьма отдалённо и несерьёзно. Парень, узнав, что я с "советского ТВ", обрадовался, что его "покажут в Москве" и передал привет Горбачёву. Уличный музыкант или иллюзионист, готовится к выступлению, которого мы не увидим. В то время были очень модны всякие значки и французы, когда у нас были, буквально скупили у в Петрозаводске все значки, которые стоили "три копейки" и выгодно сдали их оптовым покупателям во Франции, с одним из которых я беседую. Я спросил, есть ли у них русские, то бишь советские значки. Хотя и получил положительный ответ, демонстрировали мне их на камеру не очень охотно, потому что они были явно приобретены "из-под полы", поэтому находилсь не на прилавке, а внутри магазина, а в ответ на то, хорошо ли их берут было получено: "не знаю, я их только что приобрёл". Врал, собака, однозначно. Далее наш путь вёл в магазин фото-видео-теле и проч. оборудования, где состоялся разговор с владельцем магазина о марках видео, лидером которых, это не секрет, была "Сони". "Петронет" тогда только-только приобрёл всю видеолинейку Джей-Ви-Си Супер ВХС, что, конечно, было менее круто, чем "Сони" и владелец магазина был того же мнения.

Потом короткая прогулка по старому порту с выходом на рыбаков, которые поймали на удочку рыбину. Рыбина называлась mulet (кефаль) и поймали её на тесто. При нас у маленького мужичка сорвалась рыбина. Вот и всё для восьмой части, собственно.