?

Log in

No account? Create an account

montrealex

The Best Live Journal in Montreal and Canada

Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохие вина.


montrealex

Есть такая "профессия": иммиграционный "консультант".

Когда я приехал в Монреаль из Виннипега, то устроился работать недели через две после приезда, если не раньше, о чём частично пишу здесь.
Потом менял несколько контор, и, летом-осенью 2001 года, случилось мне поработать на должности типа секретарско-административно-ассистентской у одного негра из Ганы, приехавшего в Монреаль к тому времени 14 лет назад и всё ещё не говорившего на французском. По-английски же он говорил так, что слово Монреаль в его произношении звучало ровно как швейцарское «Монтрё». Его звали Сэм Одуро и электронная почта носила залихвастский вид типа samoduro@hrenznaet.com Кстати, посмотрел сейчас для интереса в сети его местонахождение: жив, курилка, и даже живёт там же, в 4-х комнатной съёмноё квартире на Кот-Де-Неж, в том районе, где «канацкий расчленитель» жил.
Этот Самодуро задумал и почти организовал очень многообещающее дело: благотворительно-образовательную контору с религиозным уклоном. Но, поскольку сам он был таким каким-то таким добрым, безобидным, почти ребёнком внутри, то к делу подошёл любительски, просуществовал несколько месяцев, вроде с мая по октябрь 2001 года, грант от правительства, на который рассчитывал, не получил, плохо оформив документы, это всё долгая отдельная история, может как нибудь я о ней и расскажу подробнее, короче вплотную к осени оказался наш Сэм на грани банкротства, но мне пока платил. Стал он искать способы расширить свою деятельность, видеосъёмка свадеб, обучение игре на пианино, для чего купил электронный синтезатор, и проч. Всё виды деятельности приветствовались, короче, и я предложил ему включить в список бюро знакомств.Read more...Collapse ) смотреть дальше | ещё 1 фото Collapse )

После того, как объявление об «интернациональном бюро знакомств» было опубликовано, в контору на Кот-Де-Неж стали приходить всякие желающие познакомиться, и я заносил их в компьютер для создания базы данных.
Однажды зашёл русскоговорящий человек примерно моего тогдашнего возраста, то есть лет 45ти, представившийся Олегом (я изменяю имена, потому что люди живы и здравствуют в том же Монреале, люди изменились, не хочу никого осуждать и дёргать всуе), и мы разговорились. Олег не хотел ни с кем знакомиться, а хотел выписывать из стран СНГ невест для местных квебеканцев. Ну, всё в тему. Выяснилось, что человек – профессиональный переводчик, что стаж работы у него лет двадцать, и чувствовалось, что он знает, о чём говорит. Но то, что он понёс дальше, заставило меня уже и усомниться в адекватности восприятия этим человеком окружающей действительности. Он сказал, явно желая оправдать такое ответвление от основной своей деятельности, что знает четыре языка (русский, два канадских и испанский) и они «начинают в его голове путаться». Поэтому, мол, врачи не советуют ему больше заниматься переводами, вот он и вынашивает «другие проекты».
Скажи он это кому-нибудь, кто знает только один русский, или там, два: русский и английский к примеру, то такая байка могла бы проскочить. Но я сам знал на тот момент три языка хорошо и ещё два (итальянский и финский) посредственно. Сейчас я ещё тот же испанский знаю, как прекрасно знаю и всегда знал то, что по мере овладения иностранными языками (особенно не в устной форме – а человек тот был, по его словам, переводчиком ПИСЬМЕННЫМ в сегодняшней жизни, хотя и утверждал, что БЫЛ когда-то неплохим синхронистом) языковая интерференция как раз сглаживается, если не сходит на нет.
Об этом написаны сотни, если не тысячи статей, явления известное
но я спорить тогда не стал и, когда человек ушёл, думать о нём забыл примерно на год.
Через год, когда Самодуро полностью обанкротился и я ушёл работать в какой-то кол-центр в Старом порту Монреаля, где мы продавали страховку на ещё не сломанные кости, напоминали клиентам о полезности завести кредитную карточку, и всякое такое домогательство осуществляли: хуже нет, когда приходится заниматься исходящими звонками, и именно поэтому и именно оттуда я перешёл на административную работу в Белл, где ошиваюсь уже скоро 11 лет, наш переводчик-Олег возник в качестве одного из организаторов русскоязычного форума, который влачит своё жалкое существование под другим именем и с другим уже хозяином и поныне.
Я принимал активное участие тогда в этом форуме, особенно после того, как устроился в Белл и у меня была куча свободного времени и на работе и дома. Я знал, что человек успешно работает переводчиком, колотит какую-то деньгу, следовательно языки перестали «раздваяйца» в его головушке. Всё было пучком.
Олег писал на темы перевода и подчёркивал, что переводческая деятельность – его единственное средство к существованию. Что вызывало во мне здоровое сомнение, потому что ситуацию на русскоязычном переводческом рынке я всегда знал, как знаю и сейчас: очень трудно жить переводами с такой языковой парой. Вот если бы он говорил о переводе между французским и английским, то сомнений никаких не было бы, это дело тут востребовано и оплачивается неплохо.
Ну да ладно, подумал я. Повезло, видать, человеку, нашёл нишу.
Потом через тот же форум я познакомился с молодой семьёй, которая приехала из города, где я учился, женился и жил лет 20 до самой эмиграции. Как-то сидели мы хозяином семьи за литром «Смирновской» и я рассказал, о переводчике Олеге, который показался мне человеком вполне интеллигентным и здравомыслящим как в постах, так и в ходе ещё одной с ним встречи, первой и последней в моей жизни, когда «форумчане» сбились в кучу (один из них играл на балалайке!, чем произвёл на меня неотвратимо-рвотное впечатление), в русском кафе «Погребок» в году 2003. Семья та приехала то ли в конце этого же 2003, то ли в 2004 году – уже не помню.
Ну так вот, Витя (имя изменено), говорит: «Так я знаю этого Олега. Никакой он не переводчик. Он – эмиграционный «консультант». И из-за его «консультаций» нам пришлось немало денюжек потерять, потому что он не выполнил своего главного обещания: найти по приезду квартиру в Монреале, которая бы нас устроила. Мы вынуждены были жить в гостинице неделю, питаться в ресторах впятером и т.д., пока не нашли что-то сами.
Я посочувствоал горю легковерных вновь прибывших, хотя понимал почему они доверились этому человеку: действительно, судя со стороны знающему местные реалии, ибо давно живущему здесь, человеку с опытом и языками. Представительному, в общем.
Как бы то ни было, когда этот дядя снова завёл шарманку про то, что он живёт только переводами, я написал в ответ пост, что, мол, не надо ля-ля, знаю я, чем ты живёшь на самом деле.
Только отправил я пост, как зазвонил телефон. Звонил, конечно, Олег. Спросил про «какие ваши доказательства». Я спокойно назвал фамилию той семьи и на другом конце возникла пауза. Потом последовал сбивчивый разговор о том, что на самом деле он сделал всё что мог, что они сами отказались от предложенной квартиры (жуткого маленького клоповника по словам Вити). Где-то на середине парняга понял, что только что разрушил легенду о переводчике, живущем только толмаческими трудами. Поняв это, не нашёл ничего лучше, как бросить в трубку: «А пошёл ты нах!»
Я рассмеялся, и пошёл...на работу. Дело было утром.
Но дальше началось самое интересное. Дело в том, что должность «консультанта» полность противозаконна. Это не юрист, не иммиграционный адвокат, который имеет лицензию и соответствующее образование и членство в Ордене или что там у них.
Это не говорит о том, что все адвокаты – ангелы, отнюдь нет, был бы мой день растяжимым, я бы рассказал много интересного и познавательного, например, о некоем Нури Каце, который успешно пашет эту ниву и до сих пор в Москве и Монреале.
Кстати, переводчик Олег и в Ордене переводчиков тоже тогда не состоял, не знаю, состоит ли сейчас, как и чем занимается тоже не знаю.

Я помню, что послав меня куда подальше он тут же страшно перепугался, как бы я не стукнул куда следует, звонил снова, писал и извинялся ужом. Я извинения принял и мы не то, чтобы помирились, я и не ссорился с ним, так как не дружил, но просто разошлись, как в море корабли и не контачили с тех пор.

Эти «консультанты» на самом деле делают то, что всякий нормально приезжающий в Канаду вполне способен сделать и сам бесплатно или за несравненно меньшую капусту: встречают в аэропорту (из аэропорта такси – 31 доллар), автобус-челнок – 15 долларов. Можно ехать и на рейсовом за 3 доллара на человека с пересадкой в городе Дорвале, где я живу - это легко прочитать в Интернете и практически всякий раз. когда я сажусь в Дорвале в 211 автобус, идущий без остановок за 10-12 минут до метро Лионель Гру, в него садятся приезжие с бумажными ярлычками воздушных рейсов на чемоданах. Экономят деньги. Часто стюардессы этими автобусами пользуются.

Ещё «консультанты» водят вновь прибывшего получить медицинскую карточку, открыть счёт в банке, говна пирога и всё такое прочее, то что я уже забыл, что там по приезду делается, ибо давно это было: 14 лет назад я всё делал сам без проблем.

В результате клиент добровольно расстаётся с кругленько суммой денег, которые пополняют карманы таких вот «периводчиков».

Ну вот. А тепер я, как раз и подошёл к основной, завршающей части моего длинного повествования. Собственно, на такое длительное предисловие я бы и не сподвигся, если бы не статья в "Зе Газетт", которую газету мне продолжают носить бесплатно вот уже много месяцев.



На фотографии вверху мы видим некую Светлану Кирьянову. Живёт она у нас на Уэст-Айлэнде, в Доллар-дез-Ормо, куда мы едем затариваться в магазин Костко. Подпись под фотографией гласит, что в среду, то бишь 6 июня 2012 года, она была признана монреальским судом виновной в том, что учила народ подавать поддельные ходатайства о предоставлении статуса беженца. Её бывший жених уже сидит в тюряге за похожие делишки.
Дали дамочке 44 лет от роду всего лишь домашний арест. Сообщается, что она потребовала предоставить ей русскоговорящего переводчика, чтобы понять суть приговора.
Ещё в марте этого года она признала себя виновной в пяти случаях подделки документов и 18 случаях нарушения «Закона об Иммиграции и защите беженцев» (Immigration and Refugee Protection Act). Как было установлено, она советовала своим клиентам использовать поддельные документы для ходатайства по получению статуса беженства или временного вида на жительство. Вот и дали ей полтора года, то бишь ровно 18 месяцев. Первые 9 месяцев она должна соблюдать то, что называется по-английски «кёрфью» или по-французски «куврфё» (буквально «погаси (накрой чем-нибудь) огонь» и на самом деле слово ведёт своё происхождение от колпачка для тушения свечи). По-русски же это зовётся «комендантский час». То есть, проще говоря, Кирьянова должна сидеть под домашним арестом и выходить ей позволено будет только
а) в больницу для получения срочной медпомощи
б) на работу или учёбу
в) в воскресенье только за продуктами в магазин.
Вторые девять месяцев комендантский час будет действовать только ночью.
Ей надо будет отпахать 150 часов общественных работ, и год после окончания срока она год будет под испытательным сроком, что  называется «на пробации», то есть будет нести условное наказание.
Ей повезло, что она не была главой всего этого жульничества, иначе так бы легко не отделалась. Ну и то, что свою вину признала, тоже сыграло роль. Как сказал судья Жиль Кадьё (Gilles Cadieux) ещё в ходе мартовских заседаний «она просто хотела срубить лишнюю деньгу, живя не по средствам».
Основной злодей был бывший (надо полагать, что бывший потому, что сел «у турму») жених Кирьяновой. Зовут его Яфим (так написано в газете – Yafim, но может быть вполне Ефимом) Гойхберг. Ну, чё, еврейский мозг, русские исполнители, всё как всегда. Мотает «Яфимушка» пятилетку, отмотал уже три года и семь месяцев. Говорится также, что Светлане с ним общаться больше нельзя. Само собой, ей также запрещено в будещем заниматься какой бы то ни было «консультационной» деятельностью.
Дальше в статье говорится о том, что Гойхберг является «канацким гражданином русского происхождения» (ну да, не различают тут, украинец ты или таджик: лопочешь по-русски, значит «рашн ориджин») Так вот этот «русский оригинал» восемь лет до ареста предпринимал, «консультировал» и имел «широкие связи в России, Израиле и странах бывшего СССР». Работал с агентствами там, поставляющими желающих эмигрировать сюда. Встречал клиентов в аэропорту (см. выше) и «начинал контролировать их жизнь в то время, когда они являлись наиболее уязвимыми» - в кавычках я просто цитирую перевод из газетной статьи более - менее близко к тесту. В суде было подчёркнуто, что эти иммигранты «не имели намерения нелегально добиваться статуса буженца». Туда их склонял именно Гойхберг, который затем подавал заяву на то, что его клиентам нужна финансовая помошь от правительства Канады по «медицинским показаниям».
Он подделал 53 документа и угрожал клиентам, что им будет плохо, если те не последуют его указаниям. Когда он являлся с клиентом в офис иммиграционной службы, то контролировал ситуацию «переводя» для клиента. Он отщипнул за всё время (доказанных) 23 тысячи долларов от правительства, ну а сколько получил с клиентов – точно неизвестно.
В деле Гойхберга появились дополнительные обстоятельства и ему, похоже, добавят ещё 149 пунктов нарушений закона. Начало суда запланировано на 26 июня 2012 года. Не исключено, что читатели моего ЖЖ узнают о перипетиях, если у автора не случится перепития. На дворе-то становится всё жарче.