March 21st, 2013

Жесть! Сурка Фила обезглавили за неверный прогноз ранней весны!

Панксатони, Пенсильвания. PUNXSUTAWNEY, PA - Mестные жители собрались 18 марта на центральной площади города чтобы стать свидетелями ужасного зрелища, то есть обезглавливания грызуна-метеоролога Панксатони Фила (Punxsutawney Phil). Эта церемония явлается неотъемлемой частью местной традиции Дня Умерщвления Сурка (Groundhog Slaughtering Day). “Панксатони Фил должен понести ответственность за свое ошибочное и плохо составленное предсказание,” сказал городскойи советник Кеннет Джоучим (Kenneth Joachim), держа дрожащее тело грызуна прижатым к плахе. Затем, подняв высоко топор, он резким и уверенным ударом четко обезглавил животное. Эта традиция восходит ко времени основания города.

“Да будет же этот жест ярким уроком всем будушим суркам - предсказателям конца зимы без достаточных на то основаный.”

Члены городского совета затем объявили, что обезглавленое тело Панксатони Фила будет тем же вечером торжественно сожрано сырым мэром города.

Ридный Дорваль вчера под снегом.

Подумать только - это всё нанесло, по сути, за один день.
Бывали зимы, когда с половину такого покрова не было весь сезон.


Возвращаясь вечор из алкогольного магазина (был повод), поехал по берегу озера и тормознул в дорвальском Миллениум парке.

Collapse )

Хорошо быть топовым блогером!

Что ни скажешь, какую муйню ни сморозишь, вылезаешь в топ, комментируют тебя как оглашенные.
А сам-то понял, что сказал? Не всегда, потому что сказал совершеннейшую банальность.

Вот пишет Антон Носик

Ехал вчера вечером экспрессом из Монреаля в Оттаву.

В соседнем кресле уткнулась в книгу ярко крашенная барышня-франкофон (в Москве я счёл бы её продавщицей из ночного ларька, но в этой части Канады я ночных ларьков пока не заметил). Поскольку книга имела толщину Библии, название можно было угадать без подсказок: это были «Cinquante nuances de Gris», потому что никакой другой книги такой толщины в транспорте читать не принято (в предыдущем поезде — из Нью-Йорка в Монреаль — ту же самую книгу по-английски читал двухметровый лиловый негр в толстовке футбольного клуба).

Я заглянул барышне через плечо, и прочитал прекраснейшее:

Je m'empourpre.

(Приливами крови к разным частям тела и учащённым дыханием героиня книжки отвечает практически на любое обращённое к ней слово, так что переводчику этого шедевра на любой язык необходимо запастись всеми доступными синонимами к слову «покраснела».)

Я задумался, есть ли в русском языке адекватный эквивалент глагола s'empourprer. Явно не "зарумянилась", поскольку румянец в русском языке указывает то самое душевное здоровье, которое в книжке строго табуировано.

По здравом размышлении решил, что героиня запунцовела.

А вот интересно, что там было в оригинале, и как на русский перевели.


Да просто всё.

Она всего лишь "покраснела, залилась краской". Очень просто и точно переводится таким образом, с сохранением смысла, ибо переводят смысл, а не букву. Не нужно переводить, изобретая слова самому, вы же не Достоевский, который дал русскоязычному миру одно всего слово, хотя хотел дать с десяток, но не получилось. Даже у Солженицина что прижилось из его надуманных вывертов? Пшик прижилось. Так что никаких "запунцоветь"!

И ничего "прекраснейшего" нет в этом заурядном для французского словосочетания, просто синоним слова rougir (краснеть). Можно было бы с таким же успехом автору написать "Je deviens écarlate или cramoisiе" и всё это вполне ложится в перевод "я краснею".

А комментариев - больше 90. Я написал три вроде тоже, потом пожалел. Никто их там, естественно, не заметил, все интересовались, куда и с какой целью селебрити dolboeb
следует. А селебрити надо же было что-то написать, чтобы поддержать к себе интерес? Вот, написал. Как там в туалетах писали: "Кто писал не знаю, а я дурак читаю"