August 19th, 2016

30 лет плавания на "Полярном Одиссее". Часть 14. Июль 1986. Гридино.

В Гридино мы зашли ещё до Чупы, но, как я не раз уже говорил в постах под тэгом "ПО" хронология будет нарушаться, по двум простым причинам: 1. Я уже не помню, где и когда мы были, где "до" и где "после" 2. Это не имеет ровно никакого значения.
Ну вот, пришли в Гридино. Деревня уже тогда была полудохлой и жители жаловались, что по суше в неё не проеедешь иначе как на тракторе (по-моему и сейчас, спустя 30 лет картина ничуть не изменилась). Ну, это же не почти соседняя Норвегия, где на деньги, поступающие от торговли нефтью, могут построить не только дорогу. Да что там, дороги в Норвегии везде уже построены, но я где-то читал, сейчас лень искать, построили туннель, связывающий два острова, на которых живут по полотора землекопа. Впрочем, это к делу относится лишь косвенно.
Это вот такая посконная поморская Россия. Детишки скорее всего приехали на лето, июль всё-таки, к бабушкам. Дедушек, опять же скорее всего, уже нет на этом свете.

Collapse )

Мои твиты

Отдуплюсь - ка и я по теме путча. Пока день не кончился

У нас в Монреале 8 вечера скоро будет.
Путч у нас был местный, петрозаводский.
Телевизионный для меня.
Потому что как раз за год примерно до этого я организовал кабельное ТВ "Петронет" в нашем городе. Ну, писал достаточно я об этом. Да, путчисты не учли ещё одного момента. За пять лет перестройки общество и предпринимательство настолько изменились, что даже в нашей "подстоличной Сибири" было аж две частных конкурирующих фирмы: вышеупомянутый "Петронет" и "Ника". И у обеих фирм были спутниковые тарелки диаметром в два метра, если не больше. Ловили всё. В том числе СиЭнЭн. По какой-то причине в Петронете тарелка не принимала, не помню уже почему, поэтому я поехал на "Нику" за кассетой прямого эфира СиЭнЭн, чтобы запустить "как там в Москве" в эфир. Это был практически прямой эфир всё равно, потому что писали они с прямого, а через полчаса это было в эфире у них и у нас. То есть вся столица была охвачена. Мы затыкали дыры позорно струсившего тогда Карельского ТВ во главе с Тольским, которое отключило, само собой, вещание, и, наверное, передавало тех же дохнущих лебедей.
Что интересно, мы же были, вроде, конкурентами. Но тогда сплотились перед лицом красной угрозы, так сказать. И даже тогда я увидел на "Нике", когда забирал кассету, бывшего комсорга Комитета по ТВ и РВ Мешкова, который гнобил меня, заставляя сдавать сраный "ленинский зачёт", чему я сопротивлялся, но пассивно, потому что будешь сопротивляться активно, то тут же и вылетишь с волчьим билетом и возьмут тебя только в литейный тех ОТЗ подсобным рабочим после этого. Мешков быстренько перековался в ярого антикоммуниста, это у них получалось с полтыка. Артисты были, чо. Но я помню, лишь слегка удивился, ну да ладно. Беспечные мы тогда были. Дураки. Тогда-то их и надо было всех люстрировать и гнать отовсюду. Как бывший мэр Нойбранденбурга чтобы улицы мели метлой. Но не дотумкали. Однако в коммунизм никому не хотелось. В карманах уже шуршали зелёные и синие (финские марки), я лично в 1990 провёл месяц в США благодаря фонду Сороса, так что что почём мы знали. Ну да мы на инязе знали и за 15 лет до того цену всей той показухе.

И одновременно мы снимали. Я лично ходил поутру с камерой и опрашивал народ, что да как. Народ был, надо сказать, совсем не тот, забитый коммунистами. Все откровенно делились тем, что думают, слали нахуй гекачепе и так далее. Интересно было.
Подходил к военным, к рабочим, которые возводили какой-то помост перед мерией, которая всё ещё была Горсоветом. Спросил: "Ну что, эшафот делаем? Вешать тех, кто не согласен с политикой ГКЧП?" Работяги не очень поняли юмор, но соображениями делились. И так далее.