January 28th, 2019

"Роза Сталинграда" внезапно расчехлилась

Захожу как-то взять почту на днях, поднимаясь из гаража.
Почты нет, el coronel no tiene quien le escriba, если не считать рекламы.
Зато на столике перед почтовыми ящиками стоит коробка с книгами на отдачу даром.
У нас в доме живёт несколько стюардесс (мы близко от аэропорта) и даже один пилот.
Поэтому и тематика книг соответствующая. Правда там ещё учебник по математике был, но мне уже позно такое читать.
Одна из книг, которую я прихватил, представляет из себя прекрасно иллюстрированный альбом, рассказывающий про сотню женщин-пилотов и их месте в истории авиации.
Называется "Они покорили небо". Автор - Бернар Марк.




Collapse )

Секс в СССР был, но не бросался в глаза.

Книга историка Наталии Лебиной «Пассажиры колбасного поезда.
Этюды к картине быта российского города: 1917–1991».
Отрывки из главы «Интим»

Несмотря на курьезы снабжения медицинскими товарами в СССР даже в эпоху застоя, официальная риторика в отношении эротики начала меняться уже в конце 1950-х годов, и это зафиксировало оттепельное искусство. В кино смелее презен­то­вали вопросы интимной жизни, в частности внебрачные связи героев. Особенно ярко это проявилось в зна­ковом фильме Михаила Ромма «Девять дней одного года» (1961). Картина рассказывала о молодых ученых-физиках, в то время самой прогрессивной части советского общества, и добрач­ные сексуальные контакты героев выступали как норма частной жизни интел­лигенции. Конечно, одновременно с подоб­ными фильмами в советской кинемато­гра­фии 1960-х были и произведения, как прежде, проповедовавшие патриар­хальный миф о девичьей чести как главном достоин­стве женщины. Пример — вышедшая почти одновре­менно с роммовскими «Девятью днями одного года» кинокомедия режиссера Юрия Чулюкина «Девчата» (1961).


Обложка книги Наталии Лебиной «Пассажиры колбасного поезда». Москва, 2018 год
© Издательство «Новое литературное обозрение»



На излете демократических реформ 1960-х годов в советском кинема­тографе стали появляться фильмы, героини которых испытывали муки выбора сексу­аль­ной стратегии. Это «Журналист» (1967) Сергея Гераси­мова по его же сцена­рию и «Еще раз про любовь» (1968) Георгия Натансо­на по пьесе Эдварда Радзинского, написанной в 1964 году. В обоих случаях «неузаконенная» любовь подвергалась публичному осуждению со стороны некой части обществен­ности, будь то комсомольское собра­ние или семья. Но авторская симпа­тия была явно на стороне девушек. Любопытно, что границы и формы мужского сексуального поведения оставались вне обсуждения.



Кадр из фильма «Еще раз про любовь». Режиссер Георгий Натансон. 1968 год
© Киностудия «Мосфильм»

Collapse )

Проханыч хочет, чтоб "Литературка" всех заразила

Сегодня «Литературная газета» повторяет свою перестроечную судьбу. Нынешний либеральный реванш обрушил столп государственно-патриотического мышления, «Литературная газета» попала в цепкие лапки мелких и активных властолюбцев и превратилась в одно из самых пошлых, повторяющих либеральные зады изданий. Теперь в «Литературной газете» больше нет места государственникам и патриотам. Результат этого сказался немедленно: тираж газеты упал, подписчики разбежались, газета вновь превратилась в литературного микроба, столь мелкого, что он не в состоянии породить эпидемии.



Либеральные театры на своих микроскопических сценах продолжают коверкать русскую классику, упражняться в сквернословии и мерзких аллюзиях. Этот парад микроцефалов не будет длиться вечно. Солнце русского Крыма продолжит своё свечение.

Ледоколы в арктических льдах поведут караваны русских кораблей: русской философии, русской литературы, русского вероисповедания (!). Молодое поколение русских писателей, поколение Прилепина и Шаргунова, пробивает полынью в либеральных льдах. «Литературная газета» вновь сбросит с себя тлетворное либеральное рубище и облечётся в белые одежды. «Молодые капитаны поведут наш караван».

Мой комментарий к «Франция советская и Франция простецкая» от germanych

В фильме Мэри Поппинс ещё стоят коробки консервов, чего не может в принципе быть во французской мясной лавке. Мясо там, как и рыба, часто даже и парное и хозяин знает, сколько обычно у него за день возьмут - клиентура-то годами ходит - и привозит сколько надо.

В 1991 году я побродил всласть по таким рынкам в провинциальном французском городе Ла Рошель.


Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий