May 10th, 2019

Переводы, переводы, переводики мои!



II БАЗОВЫЕ ПОНЯТИЯ

§ 7. Лингвистический знак.

Высказывание состоит из знаков. Знаки относятся к области словарного запаса, грамматики, интонации и т.д. Они придают высказыванию глобальный смысл, который мы называем сообщением: без него высказывание не существует. Наряду со знаками следует различать признаки. Знак применяется намеренно тем, кто говорит. Признак, напротив, является невольным проявлением социального статуса, характера и настроения говорящего в данный момент. Тот, кто читает или слушает, если он наблюдателен, обратит внимание на признаки одновременно с регистрацией знаков своём сознании. Точно так же, как добротное толкование текста выделяет знаки и признаки, так и перевод должен уделять внимание и тем и другим. Исследование знаков относится к области документации.
(См. Прил. 1)

Высказывание соответствует либо одной, либо нескольким ситуациям. Ситуацией называют реальность, которую обозначают слова. Все знают, как опасно переводить вне контекста. Если мы пойдём ещё дальше, то скажем, что контекст обретает окончательный смысл только тогда, когда мы мысленно реконструируем ситуацию, которую этот контекст описывает. Тут мы вступаем в зону металингвистики (246).

Понятие знака совсем не простое. Согласно определению Ф. де Соссюра, знак является нерушимым союзом концепции и её языковой формы, письменной или устной. Концептуальная часть знака называется означаемым, а языковая – означающим. Когда в данном контексте слово имеет точный эквивалент в другом языке, то для двух означающих находится лишь одно означаемое. Например, knife и couteau (нож) в контексте couteau de table (столовый нож) - table knife. Но означаемые и означающие, которые считаются взаимозаменяемыми, могут не совпадать полностью. Как в случае с pain (хлеб) и bread. Английский продукт пекарни имеет совсем другой вид, нежели французский, и играет куда меньшую роль в рационе британцев, чем французский хлеб.

Переводчик должен заниматься чисто формальной стороной знаков, например, разницей между booksellers и booksellers, it please и it pleases, jen doute (совсем не уверен / не верю) и je m'en doute (я практически уверен / я это знаю, не надо уточнять) и, повторим, подразумевается наличие некоторых предварительных знаний, для того, чтобы дискуссия состоялась. Он также должен, даже в первую голову должен, заниматься их концептуальным аспектом, их значением, которое направляет его, как мы видели, в сторону данной ситуации. Лингвистический знак, таким образом, является психической двоякой сущностью, которую можно изобразить, как в (Курсе общей лингвистики), при помощи следующего рисунка:


Две вертикальные стрелки, указывающие в противоположных направлениях, выражают взаимодействие двух половинок знака в континууме язык-мысль, составляющем сообщение, которое мы не можем разделить на фрагменты иначе как с помощью аналитической операции, трудной и произвольной. Вот это взаимодействие как раз и есть сфера, в которой переводчик преимущественно занят, и оно осуществляется не только в вертикальном плане, внутри знака, если можно так сказать, но и от знака к знаку, таким образом, что сообщение в целом получается больше чем простая сумма знаков, из которых оно состоит. Для того, чтобы отметить этот второй план взаимодействия, мы позволили себе добавить две горизонтальных стрелки по бокам вертикальных стрелок Ф. де Соссюра[1], поскольку в качестве переводчиков мы занимаемся в основном сообщениями, и лишь в практических и педагогических целях мы рассматриваем знаки отдельно от сообщений.

§8. Означающее определяет означаемое полностью лишь в исключительных случаях. Чаще всего оно передаёт лишь один аспект означаемого. Это обстоятельство было освещено в небольшой книге Дармстетера [2] La Vie des mots (Жизнь слов), вышедшей в 1895 году: «Функцией слова не является определение предмета, оно всего лишь должно вызвать его образ. И в этом смысле мельчайшего знака, даже самого несовершенного, самого неполного, с того момента, как он признан знаком людьми, говорящими на одном языке, достаточно для установления связи между знаком и обозначаемым им предметом» (стр. 43). Из этого утверждения следует вывод о том, что хотя синонимы имеют по определению практически идентичные означаемые, их означающие отсылают к разным аспектам.

Если мы, таким образом, возьмём пример Дармстетера, слово «судно», то один из синонимов, например «пакетбот», ставит ударение на том, что такое судно использовалось прежде всего для перевозки почты, а «корабль» на первый план выдвигает его способность держаться на воде [3]. По крайней мере, так было в самом начале. C тех пор те пользователи языка, которым не нужно обращаться к истории, уже не соотносят слова с их первоначальным значением. Забвение этого аспекта – дело нормальное, неизбежное и даже необходимое для того, чтобы слово отождествлялось со всеми объектами, которые оно отображает.

То, что верно для одного языка, верно и для его диалектов.

Например, британскоое keyless watch (заводящиеся без ключа часы) становится в американском stem winder.

Эти слова означают один и тот же объект, характеризуемый положительно в одном диалекте и отрицательно в другом.

В этих условиях было бы удивительно, если бы при переходе от одного языка к другому слова неизменно отражали бы одни и те же свойства тех же объектов.

Напр. armored car (US) во французском будет fourgon bancaire (досл. банковский фургон). Французское понятие отображает назначение транспортного средства, а американское – его внешний вид [4]. Точно так же équipe de dépannage (аварийная бригада) передаётся словосочетанием wrecking crew.

Наша теория модуляции основывается на этой констатации (37)







[1] Фердинанд де Соссюр (Ferdinand de Saussure),1857-1913) — швейцарский лингвист, заложивший основы семиологии и структурной лингвистики, стоявший у истоков Женевской лингвистической школы. Идеи Фердинанда де Соссюра, которого часто называют отцом лингвистики XX века, оказали существенное влияние на гуманитарную мысль XX века в целом, вдохновив рождение структурализма. Основная работа Ф. де Соссюра — Cours de linguistique générale (Курс общей лингвистики).

[2] Джеймс Дармстетер, (James Darmesteter); 1849-1894,- французский востоковед и филолог.

[3] Переводчик не смог в данном случае воспользоваться примерами авторов, которые приводят слово vaisseau, означающее во французском как «судно», так и «сосуд» (в русском языке в применении к кораблю к этому значению лишь приблизилось уничижительное «посудина»), а также термин «bâtiment», то есть «строение», которое тоже означает корабль, и в русском языке сходного синонима нет, вследствие чего пришлось заменить и всю фразу оригинала: …”vaisseau” met l’accent sur la forme, ''bàtiment’’ sur la construction, et ‘’navire’’ sur la flottabilité (прим. перев.).

[4] Нет, впрочем, уверенности в том, что устройство французского банковского фургона оправдывает эпитет “armored” . В этом случае речь шла бы о металингвистическом факте (прим. авторов).

Заказ на англ. яз срок сдачи завтра до 15-00 по Астане.

Такое письмо счастья я получил вчера ближе к трём дня. Вернее оно пришло в это время, а открыл я его после 5 вечера у меня, то есть у меня оставалось примерно полсуток до сдачи заказа. Если, конечно, не спать вообще.
Тут надо сделать несколько пояснений. Резюме я им отправлял ещё в январе, я тогда написал 500 штук их и разослал во все страны СНГ. В том числе и в Казахстан. Из этой страны пришло меньше всего ответов, кстати.
Я тогда написал, что согласен на расценки, которые они платят своим переводчикам. Ну мне надо было с чего-то начать.
После того, как я начал работать и 12 февраля выполнил первый платный заказ по 500 руб. за страницу (это важно, прошу заметить эту сумму), я, конечно, понял, что можно вполне работать и с нормальными расценками, о которых ниже.
Что меня убило - так это список файлов. Их было 19!



Я пооткрывал файлы, они все вот такие. По две странички. Почти все одинаковые, но надо вносить туда разные цифирки и добавлять разные фамилии и т.д.



Сложного вообще ничего, заметьте. Просто это не работа переводчика. Совсем. Они могли бы вполне заказать перевод одного документа и навставлять разные цифры сами.
Ну, я просто не ответил на их письмо, конечно.
Да, цена. 600 теньге это чуть больше 100 рублей 103,06, если быть точным. Поскольку документы в Word, то считается легко. В документе 9484 знака, то есть 5,28 условных страниц. Программа ведь считает за знак и цифры и пустые клеточки. То есть я бы им выставил счёт по 540 рублей за страницу. Умножаем на 19 документов и получаем 10 300 руб. Неплохо за полсуток, да?

Ага. Замечательно! Только вот нигде не сказано, как будут подсчитываться эти знаки...
Это всё надо было бы оговаривать в переписке, причём, существенный момент, они сочти почему-то важным приписать: оплата раз в месяц по выполненному объёму.
Договора никакого у меня с ними нет и не будет, понятно. Всё равно цена этой бумажке была бы ноль. Попробуй потом судись с Казахстаном. Из-за 10 000 рублей. В Астану съездить за свой счёт. Мечта, чо.
Но скорее всего вышло бы так: они сказали бы: Там всё повторяется, мы оплатим вам только текст первого документа. Ну, условно, 3000 знаков. Извольте получить свои законные 172 рубля!
Может, конечно, я неправ и наговариваю на почтенное Бюро переводов из Астаны.
Я попробую задать этот вопрос в Фейсбуке на переводческом форуме.
Вполне возможно, что не я один такое письмо получил.