November 4th, 2019

Разгадал загадку про волосы Констанции Бонасьё в 3-х мушкетёрах.

Меня заинтересовал пост Надежды Поповой, она же congregatio.

Вот что она написала:

Сможете сходу сказать, какого цвета волосы у возлюбленной Д’Артаньяна Констанции Бонасье? Нет?! Это не страшно, сам Дюма не смог бы ответить на этот вопрос. Вот описание Констанции из десятой главы первой части романа, где она впервые предстаёт перед читателем:

«Д’Артаньян окинул её быстрым взглядом. То была очаровательная женщина лет двадцати пяти или двадцати шести, темноволосая, с голубыми глазами, чуть-чуть вздёрнутым носиком, чудесными зубками».

А вот фрагмент главы тридцать первой второй части, в которой описывается, какой увидела Констанцию в монастыре Миледи: «Она открыла глаза и увидела аббатису в сопровождении молодой женщины с белокурыми волосами и нежным цветом лица, которая смотрела на неё с доброжелательным любопытством». Напомним, что перекись водорода появится почти через двести лет.


Я, как, переводчик, заинтересовался. На самом деле Дюма писателем был хреновеньким, с бедноватеньким языком, с никаким стилем, до Флобера ему было как до Китая раком, да и очень многое не писал сам.

На него работали бесчисленные литературные негры. По "Большим головам", передаче РТЛ, когда там ещё был прелестный ведущий Филипп Бувар, а не манерное чмо, что кривляется там сейчас, я слышал один исторический факт-анекдот про Дюму-пера. Он нанял негра кропать нетленку за него, а тот заболел. Или умер, не помню, да и неважно. Дюма перепугался, потому что в журнале должна была выйти очередная глава его якобы его творений, написанная этим негром. Ему самому до выхода журнала никак было не написать, там пара дней оставалась. Но делать нечего, оставалось ждать гнева издателя журнала. Утром в день предпологаемого выхода его творения Dumb ass купил журнал - там всё есть. Оказывается негр поднанял другого.

Лажи в его романах немеряно. Мне не до сук заниматься выявлением всей клюквы, жюст один экзампль.

Дюма или его негры, например, пишут о том, что мушкетёры и все прочие, пили вино из бутылок, и сцена их воровства с помощью петли вошла даже во французский фильм 1961 года. Поэтому следующий диалог, например, он, скорее, годится для театра абсурда. Для Беккета или Ионеску.


– Так что все мы при деньгах? – спросил д'Артаньян.

– Только не я, – возразил Атос. – Мне так понравилось испанское вино Арамиса,
что я велел погрузить в фургон наших слуг бутылок шестьдесят, и это сильно облегчило мой кошелек.

Collapse )
Блог Сергея Синельникова "Мир на Тарелке

МОРСКОЙ ЯЗЫК, ИЛИ РЫБА-СОЛЬ

«Роскошен белый колонный зал "Эрмитажа"… Обыкновенно справлялись здесь богатейшие купеческие свадьбы на  сотни персон. И  ели "чумазые" руками  с  саксонских сервизов  все: и  выписанных  из Франции руанских уток, из Швейцарии красных куропаток и рыбу-соль из Средиземного моря»...
  •                                       Вл. Гиляровский «Москва и москвичи»

Соленая сандалия Юпитера

Казалось бы, рыба и соль — вещи, несомненно, связанные (кому по вкусу несоленая рыба?). Рыба-соль — почти, как «хлеб-соль». Два нехитрых кулинарных компонента умудрились крепко сплестись в названии рыбы, что покорила гурманов всей Европы своим нежным вкусом. Популярность этой рыбы восходит к временам древних римлян, которые величали ее solea Jovi (сандалия Юпитера) за удлиненную плоскую овальную форму. С течением веков Юпитер «отвалился», чуть сократилось и первое слово — в результате на свет появилась рыба sole, почти «сандаль», а точнее по-французски — «подошва», или «подметка». Впрочем, у нас, вряд ли имевших счастье лицезреть подлинные сандалии Юпитера, такое название долго продержаться не могло, да и «соль» сбивала с толку — нам рыба больше напомнила «язык», а раз он в море — то «морской». Вот, собственно, и вся этимология — можно смело переходить к самой рыбе.

Collapse )