December 8th, 2019

Тружусь в поте стилистического лица...

§ 203. Особенный случай "хвостов фразы":

Хвосты фраз тоже составляют определенную трудность при переводе с одного языка на другой. Отталкиваясь от английского, мы выделим несколько случаев:

1. эквиваленты сочетанию n'est-ce pas (не так ли).
You will do it, won’t you? You wrote to him, didn’t you?
(досл. Вы сделаете это, не сделаете ли вы?) (досл. Вы ему написали, не написали ли вы?)
Vous le ferez, n’est-ce pas ? Vous lui avez écrit, n’est-ce pas?
(…не так ли?)                        (…не так ли?)
2. случаи, когда реприза глагола с инверсией не соответствует nest-ce pas.

  • You couldn’t wait, could you? (досл. Вы не могли подождать, могли вы?) : Vous ne pouviez pas attendre, non? (досл. Вы не могли подождать, нет?). Правильный перевод: Разве вы не могли подождать? (вар. Разве нельзя было…?).


Поскольку дословный перевод английских фраз выглядел бы в нижеследующих примерах слишком гротескно, я решил больше не давать его, а переводить только французский эквивалент. (прим. перев.)  


  • You don’t care, do you? Cela vous est bien égal (Вам ведь всё равно? (по барабану, плевать и т.д.)

  • That’s not the sensible way of doing it, is it? Ce n’est quand même pas très intelligent. (Не слишком умный поступок, однако).

  • It’s too big, the Atlantic, isn’t it? (N. Coward) : C’est trop grand, l’Atlantique, vous ne trouvez pas? (Атлантика-то огромная, не находите?)

  • I rather like him, don’t you? : Je le trouve sympathique, pas vous? (Мне он симпатичен, а вам?)

  • You did it, didn’t you? : C’est bien vous qui l’avez fait? (Признайтесь, вы же это сделали?)

  • Of course, I will. I promised, didn’t I? : Mais bien sûr. Est-ce que je ne vous l’avais pas promis? (Ну да, конечно, я же обещал).

  • You don’t suppose I’d do a thing like that, do you? : Vous ne pensez tout de même pas que je ferais une chose pa­reille (Вы хоть не думаете, что я способен на такое?)

  • You understand, do you? Or don’t you? Vous comprenez, n’est-ce pas? (Понимаете или нет?) Ce nest pas tellement sûr (Я совсем не уверен). (Je me demande (Хотел бы я знать).

3. реприза глагола to be, с инверсией или без неё, в зависимости от природы подлежащего[1].

  • That’s a good one, that is! En voilà une bien bonne! (Эта была удачной! (о шутке)

  • He’s a smart one, is John! C’est un malin, Jean, y a pas à dire (Ох и хитрец этот Жан!).

4. прибавление, после запятой, некоторых изолированных слов.

  • Arent they slow! Ce quils sont lents! (Ох, какие они неторопливые!) Aren’t they, though! Je vous crois ! (Vous pouvez le dire !) (Да уж, не чешутся совсем!)

  • There must be some biscuits, or something. Il doit bien y avoir des biscuits ou quelque chose d’autre à man­ger. (Должно же быть печенье или что-нибудь перекусить).

5. употребление глагола мнения. Во французском языке есть такая же возможность, но пользуются ей реже. Откуда польза некоторых вариантов.

  • Youll be there, I hope. : Vous serez là, jespère (Вы жк там будете, я надеюсь?)

  • This one costs more, I think. : Je crois que celui-ci coûte plus cher (Этот будет подороже, думаю).

  • He didn’t have time, I sup­pose. : Sans doute qu’il n’a pas eu le temps (Он просто не успел, наверное).

6. случай предложения-вставки, когда цитируется автор ремарки или источник информации. Очень часто приём используется в журналистике. Трудно переносится во французский.

  • The rebellion cost the lives of 3,000 civilians, a survey showed (Обзор показал, что восстание стоило жизни трём тысячам гражданских лиц). : Daprès les chiffres qui ont été fournis, la révolte a coûté la vie à 3.000 civils. (По имеющимся сведениям, …)

­      No such safe conduct is sought by the resident New Yorker, the traffic officers plaintively report. (К такому поведению не стремится житель Нью-Йорка, с сожалением констатирует полиция в своём отчёте). : Le New-Yorkais ne s’embarras­se pas de telles précautions, si l’on en croit les lamentations des agents chargés de la circulation. (Обычный житель Нью-Йорка не обременяет себя такими предосторожностями, если верить жалобам полицейских). Речь идёт о предписании переходить улицу только по сигналу регулировщика.

  • Everything we do to reduce the number of accidents will make it easier to continue to improve our level of benefits, as time goes on, he observed. (досл. Всё, что мы делаем для снижения количества несчастных случаев облегчит продолжение повышения уровня страховых выплат с течением времени, - отметил он) : Il a fait observer que nos efforts en vue de réduire le nombre des accidents faciliteront avec le temps le relèvement continu du taux des prestations (Он отметил, что наши усилия, направленные на снижениеупростят со временем постоянное повышение уровня …)  .

  • Mr. Smith was keenly inter­ested in people like Mr. Brown, it was clear from the first. (Г-н Смит был сильно заинтересован в таких людях, как господин Браун, что было ясно с первого взгляда) : Il fut tout de suite évident que M. Smith s’intéressait fort aux gens comme M. Brown (Было сразу видно, что …).

Осмелимся заметить, что в вышеприведённых примерах явно прослеживается тенденция французского языка организовывать высказывание, подготавливать его. Конечно, во фразах-сегментах язык этого не делает. (Il est bien, votre ami.) и это -важное исключение, но оно составляет факт разговорной то есть неотредактированной, речи.




[1] Инверсия отсутствует, если подлежащим является местоимение. (прим. авторов)

Сравнительная стилистика фр. и англ.

ОРАТОРСКИЕ ПРИЁМЫ

§ 204. Общепризнано, что французский язык является более ораторским языком, чем английский. А одним из наиболее характерных ораторских приёмов является риторический ложный вопрос. Физически возможно перевести на английский язык вопросы или восклицания, которые являются частью риторики, а выражение rhetorical question показывает, что этот приём знаком английскому языку. Однако если поднаторевший в работе переводчик станет его употреблять на этом языке постоянно, он наверняка отметит случаи некоторой нестыковки. Это означает, что английский язык не столь широко использует ложный вопрос, как французский. На это уже указывал Илер Беллок в ходе  одной переводческой конференции (указ. соч.). The ample use of the rhetorical question is native to ordinary French prose, not to English. It is also native to French prose to define a proposition by putting the data of it first into question form. It is not native to English to do this. (Широкое использование риторического вопроса присуще обычной французской прозе, в отличие от его применения в прозе английской. Для первой также свойственно определять предложение, ставя его сначала под вопрос. Английскому языку это не присуще).
Отметим, что его утверждение оттеняется определениями ample и ordinary. Оно направлено на очень общее использование ложного вопроса в повседневной прозе. В предлагаемом Беллоком решении эти вопросы предполагается заменить на утвердительные фразы. Именно это мы и делаем в нижеприведённых примерах:

  • Ce que me racontait en arabe mon hôte de ce soir-là, quel est celui de mes précédents interlo­cuteurs musulmans, fût-il le plus dévoué à l’administration, qui ne me l’eût déjà dit et redit en fran­çais exemples à l’appui. (Le Monde, Sélection hebdomadaire, 26 mai-ler juin 1955.) : What I was being told in Ara­bic by my host of that evening had already been repeatedly stat­ed to me in French, and duly documented, by my previous Moslem informants, no matter how loyal to the French regime. (То, что мне рассказал на арабском языке мой хозяин на тот вечер, уже неоднократно излагалось мне на французском, и должным образом документировалось моими предыдущими мусульманскими осведомителями, независимо от того, насколько лояльно они относятся к французскому режиму).

  • Où est-il le temps où quand on lisait un livre on ny mettait tant de raisonnements et de façons (Sainte-Beuve) ? : Gone are the days when the reading of a book did not require so much fuss and bother. (Минули те времена, когда для чтения книг требовалось разведение стольких церемоний).

  • Chacun de ses pavés nous dit quelque chose. Ne contient-il pas toute notre histoire ? N’est-ce pas comme une grande maison dont nous aurions habité toutes les chambres, et dans laquelle à cha­que pas nous retrouvons un sou­venir ? Où pouvons-nous passer sans avoir aux lèvres le mot du fabuliste : J’étais là, telle chose m’advint ? (Prévost-Paradol, à propos de Paris). : Each one of its paving-stones has something to tell us, for the city embodies the whole of our history. It is like a large house in every room of which we had lived and where we cannot move without being reminded of the past. Nowhere can we go without being tempted to say, like the fabulist: I was here, and this is what happened to me. (Каждый из камней здешних мостовых имеет что-нибудь рассказать нам, потому что город воплощает в себе историю всей страны. В каждом его квартале ощущаем себя словно находящимися в одной из комнат большого дома, в котором жили когда-то и тепере не можем по нему передвигаться, не вспоминая о прошлом. Нам никуда не пойти без того, чтобы как рассказчику, не захотелось и нам сказать: Я здесь был, и вот что случилось со мной)[1].


§ 205. Переход от риторического вопроса к восклицанию происходит естественным образом. Английский язык охотно прибегает к такому приёму, возможно в силу того, что он является примером выделения аффективного плана без придания высказыванию риторических свойств.

  • Ain’t we having fun! C’est fou, ce qu’on s’amuse! (Здорово позабавились!)

  • Was he pleased to hear it! Il a été rudement content dap­prendre ça (Он был чрезвычайно доволен тем, что узнал).

  • But wasn’t Maria glad when the women had finished their tea and the cook and the dummy had begun to clear away the tea things! (J. Joyce, Dubliners). N’empêche que Maria fut bien contente quand les femmes eurent fini leur thé et que la cuisinière et la laveuse de vaisselle se furent mises à débarrasser la table (Но всё равно Мария была очень довольна, когда женщины закончили чаепитие и кухарка с посудомойкой стали убирать со стола).

Отметим, что, если восклицание и распространено во французском, оно плохо сочетается с отрицанием. Выражение Quelle ne fut pas ma surprise (Каково же было моё удивление) можно отнести к разряду застывших словосочетаний.



[1] Я переводил лишь английские варианты, чтобы не раздувать книгу до невероятных размеров. (прим. перев.)

Блин, смешные "спортсмены". Им надо пресс качать всё время.

Они приходят (их с полдюжины таких) и начинают ворочать веса.
Кряхтят, пердят, друг друга подстраховывают.
И ни разу за год, что я хожу в новый зал, а таких было полно и в старом, куда я ходил 17 лет, не видел я, чтобы они тренировали пресс.
А это им нужно в первую очередь, стоит только взглянуть на их пузыри под поясом.

IMG_3819

Срамота, чо.
И нет у них ни бицепсов, ни трицепцов, ни квадрицепсов.
Не говоря уже о трапециях.

Как две домработницы развернули наступление на президента США

- и раскрыли, что его компания нанимала нелегальных иммигрантов

"Сандре Диас было важно быть невидимой. Прежде чем войти на семейную виллу Трампа, она завязывала волосы, натягивала латексные перчатки и надевала тонкие бумажные бахилы для обуви. Она знала, что не должна пользоваться косметикой или духами, которые могут оставить хотя бы слабые следы ее присутствия. Будучи личной домработницей Дональда Трампа, Диас имела дело с привередливым хозяином-знаменитостью, который, словно монарх, руководил Trump National Golf Club Bedminster - гольф-клубом Бендминстер - задолго до того, как он стал президентом. Она была иммигранткой из Коста-Рики, незаконно работавшей на Трампа по поддельной карте социального обеспечения, которую купила за 50 долларов. Быть невидимой было задачей ее жизни", - пишет The Washington Post.

"Быстро передвигаясь по двухэтажному дому по утрам, Диас выполняла требовательные указания Трампа. В его шкафу она вывешивала шесть одинаковых комплектов для гольфа: шесть белых рубашек-поло, шесть пар бежевых брюк, шесть аккуратно выглаженных пар трусов-боксеров. На тыльную сторону ладони она выжимала немного жидкого тонального средства для лица, чтобы убедиться, что оно не высохло", - пишет газета.

"Годы службы, которые Диас и другие иммигранты - нелегальные домработницы, повара, озеленители, садовники, официанты, посыльные, сельхозработники и кэдди (помощники, носящие клюшки в гольфе) посвятили Trump Organization, позволили им взглянуть на жизнь первой семьи без прикрас. Они видели вспышки гнева у бассейна и праздничные ссоры. Они смеялись с домочадцами и присматривали за внуками. Их воспоминания также показывают, как вступление Трампа в президентскую политику - осуждение нелегальных иммигрантов как преступников и похитителей рабочих мест - изменило их жизнь и побудило некоторых из них публично противостоять своему бывшему начальнику", - передает газета.

"За прошедший год The Washington Post побеседовала с 48 людьми, которые нелегально работали на Trump Organization на 11 ее объектах во Флориде, Нью-Джерси, Нью-Йорке и Вирджинии. (...) Эта статья основана на интервью с этими работниками, многие из которых были уволены или ушли с работы после того, как СМИ сообщили об их занятости. The Washington Post проверила сведения о трудовой деятельности работников, изучив квитанции о начислении заработной платы и по возможности сверив их рассказы с рассказами коллег. Работники единодушно утверждают, что их руководители знали об их нелегальном статусе (...)", - указывается в статье.

Трамп до сих пор владеет Trump Organization, но передал текущий контроль своим старшим сыновьям, говорится в статье. "(...) В течение десятилетий и задолго до президентства Трампа нелегальные иммигранты жили как теневая семья Трампа - всегда рядом, хотя и незаметно. Трамп встречался со многими из них. Было три вопроса, которые он задавал почти всем иммигрантам, работавшим на него, когда прогуливался по территории своих курортов и гольф-клубов, проверяя их работу. "Твое имя? Как долго ты здесь? Тебе нравится?" - вспоминает Маргарита Круз, домработница. Этот диалог часто заканчивался тем, что Трамп вытаскивал 50 или 100 долларов на чаевые.

"(...) Когда Трамп назвал некоторых мексиканских иммигрантов преступниками и насильниками, поклявшись перекрыть границу между США и Мексикой, чтобы предотвратить "вторжение" иммигрантов, на кухнях и прачечных его объектов недвижимости начали накапливаться беспокойство и гнев. Когда Трамп стал президентом, его работники , не имеющие документов, были вынуждены улыбаться тошнотворным комментариям богатых членов клубов. "Ты все еще здесь? Почему мы не можем от тебя избавиться? Я позвоню Трампу, ты [ругательство] мексиканец ", - вспоминает Габриэль Хуарес, который десять лет проработал официантом в одном из нью-йоркских гольф-клубов Трампа, о шутливых словах одного из членов клуба".

Collapse )

Ялта. Лето 1991.

Фоторепортаж из французского журнала РНОТО (номер 286 июнь 1991). Заголовок: Продвинутый пляж а ля Рюсс.


Заголовок: Советские понаехали и море стало чёрным...от народа.

Вход на общественный пляж - 15 копеек.