December 26th, 2019

Мой комментарий к записи «Советские бесплатные учебники» от germanych

Да, и двигатель внутреннего сгорания изучали, и чем он отличается от дизеля тоже.
Пригодилось хотя бы в части того, что отдельные термины были на французском: жиклёр, карбюратор и т.п. Ну и для общего развития.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Немного сравнительной стилистики

ГЛАВА IV

СОЧЛЕНЕНИЯ (ШАРНИРЫ)  ВЫСКАЗЫВАНИЯ
§ 206. Как справедливо заметил покойный Альбер Доза в двух статьях от 8 января и 12 февраля 1953 года, опубликованных в журнале l'Education Nationale (Национальное образование), французский является связанным языком. Это означает, что на различных уровнях анализа существует тенденция представлять сообщения, элементы которых имеют очень высокую степень внутренней спаянности.

а) В плане разговорного языка в нём присутствует множество следов такой спаянности: связки, сегменты, предотвращающие зияния (vas-y, y a-t-il, и т.д.), регулярные последовательности слогов, из-за чего возникают двусмысленности типа le tiroir est ouvert (ящик открыт) и le tiroir est tout vert (ящик весь зелёный). Из-за слабости фонетических знаков, предназначенных для разграничения слов или морфем, говорящий по-французски в основном полагается на их группы, они часто довольно длинные и порой трудно поддающиеся анализу.

б) Эта тенденция ещё более усиливается в плане морфологии: французский язык располагает длинными последовательностями морфем, переплетающимися между собой, которые произвольно разделены промежутками, например je me le demande (досл. я себя это спрашиваю), il ne la pas vu (он этого (его) не видел или ils ne lavaient probablement pas encore fait (они, вероятно, ещё не сделали этого). Обратите внимание на положение глаголов в этих трёх предложениях. Оно является следствием тенденции переносить цель в  конец сообщения (184, 185).

A. Доза указывает здесь на существование морфем - связок, очень часто используемых в разговорном языке, которые дают эффект усиления этой  внутренней спаянности, уже выгодно оттеняемой фонетикой. Он, в частности, указывает на связку de в таких предложениях как: il y en a trente de blessés (досл. есть тридцать раненых); il nest rien dimpossible à lhomme (досл. нет ничего невозможного для человека), deux dollars de lheure (два доллара в час), voilà du bon travail de fait (досл. вот хорошая работа сделана), il est honteux de mentir (врать стыдно) и т. д.

Следует отметить, что соответствующие английские фразы не содержат подобных морфем: Thirty were wounded, nothing is impossible to man, two dollars an hour, well done! lying is despicable.

в) В настоящей главе мы сконцентрируемся на «связках» третьего плана, то есть на уровне сообщения, где это явление явно контрастирует с тематической структурой английского языка. При этом мы увидим большую дихотомию, на которой сосредоточено так много наших заметок: противостояние между планом подразумевания и планом реальности.

Ещё стилистика...

§207. Рассказывая о ходе событий, оратор действительно может высказать сугубо объективную точку зрения и поделиться с нами своими наблюдениями по мере их возникновения. Поскольку связь между наблюдаемыми фактами в целом не всегда очевидна, такое отношение, как правило, приводит к формированию сообщения, состоящего из смежных элементов. Это объективное стилистическое разворачивание идеи часто называют интуитивным или сенсорным, оно также характеризуется выражением: "фильм реальности". Английский язык даёт прекрасные примеры такого стиля в предложениях типа: He crept out from under the bed (Он выполз из-под кровати); He walked leisurely into the room (Он не спеша вошёл в комнату); Pop goes the weasel (Опа! А вот и ласка! - строчка из популярной английской считалки (прим. перев.); He drank himself to death (Он допился до смерти); Off with you (Довольно с тебя!) и т.п. Этот стиль попадает даже в заголовки, там, где, казалось бы, следовало ожидать статического сообщения, и где сам заголовок не является частью содержания: Across the River and into the Trees (Hemingway) (За рекой в тени деревьев) ; Digging Up the Past (L. Woolley) (Раскапывая прошлое) ; Through the Looking-Glass (L. Carroll) (Сквозь зеркало (Алиса в Зазеркалье); Drums Along the Mohawk (Water D. Edmonds) (Барабаны долины Мохок) ; Far from the Madding Crowd (T. Hardy) (Вдали от обезумевшей толпы) и т.п [1].
Но возможен и другой подход; говорящий может как бы задержать разворачивание идей до их упорядочивания, пока он не определит их последовательность, не выделит скрытый порядок, и не различит причину и следствие. Этот подход больше характерен для французского языка и больше напоминает комментирование фактов зрителем, чем действия актёра, переводящего эти факты по мере того, как они появляются. Этот второй вид разворачивания идей, предполагающий занятие позиции, наличие ценностного суждения, можно назвать "осмысленным разворачиванием". Чтобы ему соответствовать, необходимо поставить себя на уровень подразумевания.
Мы полагаем, что в целом английский следует первому, интуитивному или сенсорному способу разворачивания идеи, тогда как французский более склонен придерживаться второго, рационального, осмысленного пути
[2]. Давайте посмотрим, подтвердится ли такая гипотеза фактами. Сначала проведём наше исследование на уровне абзаца (шарниров), а затем – на уровне сообщения (модуляции).




[1] В качестве проверки мы взяли наугад несколько заголовков из Библиографии Франции (145-й год, № 44, ноябрь 1956 г., стр. 980-1). Из 21 выбранных нами романов 16 имеют "статичные" названия типа Vol d'essai (Тренировочный полёт), но 5 напоминают вышеупомянутые английские динамические названия: Je me damnerai pour toi (Я продам душу дьяволу ради тебя). Quand les genêts refleuriront (Когда вновь зацветёт ракитник), Vous verrez le ciel ouvert (досл. Вы увидите небо открытым), Quand le diable a soif (Когда жаждет дьявол), Quand l’amour refleurit (Когда любовь снова расцветёт). Обратите внимание на частоту оборота со словом когда. Оно хорошо иллюстрирует тенденцию к динамизму, характерную для современной литературы.
[2] Здесь мы хотели бы привести мнение одного английского критика, которое, являясь субъективным, не перестаёт от этого быть характерным: ..."French, Italian... are reasonable codifications of as much of human experience as can be translated into speech. They give each separate object, process or quality a permanent label duly docketed, and ever afterwards recognize this object, process or quality by its label rather than by itself; ...these languages are therefore also the rhetorical languages, rhetoric being the poetry of labels and not the poetry of the things themselves. English proper has always been very much a language of “conceits”, ...the vocabulary is not fully dissociated from the imagery from which it developed; words still tend to be pictorial and not typographic... It is the persistent use of this method of "thought by associations of images” as opposed to "thought by generalized preconceptions”, that distinguishes English proper from the more logical languages.” (Robert Graves, "Impenetrability or the Proper Habit of English”, The Fortnightly, декабрь 1926.) (Французский, итальянский языки... являются разумными кодификации такого количества человеческого опыта, которое возможно только выразить в устной речи. Они вешают на каждый отдельный предмет, процесс или качество постоянный ярлык, должным образом оформленный, и впоследствии распознают этот объект, процесс или качество не сами по себе, а по их этикетке; ...следовательно эти языки являются также риторическими языками, где риторика – поэзия этикеток, а не поэзия самих вещей". Собственно английский всегда был языком "изысканных метафор", ...словарь не совсем отделен от образов, из которых он проистекает; его слова по-прежнему стремятся к большей картинности, чем к типографским символам... Именно упорное использование этого метода "мышления по ассоциациям образов" в противовес "мышлению по общим готовым концептам" отличает собственно английский язык от более логичных языков).