?
?

Log in

No account? Create an account

December 13th, 2020

Мужские трусы необычайной красы.

Носили такие в 1970е? Ах, ещё не родились?
Ну, немного и потеряли.
У нас были, что называлось "семейные" трусцы.
Их шили на швейной фабрике моего родного города вместе с платьями, халатами и рубашками.


Очень пристойные были трусики.

А на Западе носили вот это... Тьфу, срамота!




Collapse )

Шавки из Антифа и БЛМ всегда нападают исподтишка и в темноте

По меньшей мере четыре протестующих получили в субботу ножевые ранения после стычек того, как вспыхнуло насилие между Proud Boys и Black Lives Matter после второго марша MAGA в Вашингтоне, округ Колумбия.

15 000-сильная толпа скандировала ‘уничтожьте Республиканскую партию", слушая таких ораторов, как теоретик заговора Алекс Джонс и звезда свидетеля мошенничества Руди Джулиани Мелисса Карона, которая утверждала, что Трамп - "лучший президент, который у нас когда-либо был".

Джонса обвинили в подстрекательстве к насилию после того, как он заявил: "Джо Байден будет удален, так или иначе!"

D.C.: The stabbing, pictured above, allegedly look place outside of Harry's Bar, a popular Trump supporter drinking spot


D.C.: The suspect had his face covered. It is not known if he was taken into custody or escaped after the incident

D.C.: A member of the Proud Boys is treated after being stabbed by an anti-Trump protester on Saturday night

Подробнее.

Мои твиты

Collapse )

Второй заход на Навального.

The Times (Великобритания): Кремль предпринял вторую — неудачную — попытку отравить Алексея Навального


Мэтью Кэмпбелл (Matthew Campbell)

Перед тем как Навального перевезли в Берлин, агенты российской разведки снова попытались убить этого ярого критика Путина с помощью вещества нервно-паралитического действия из группы «Новичок», о чем сообщили источники в западной разведке.

Алексей Навальный, самый известный оппозиционный деятель в России, летел на самолете из Сибири в Москву, когда ему внезапно стало плохо. Он начал сильно потеть, потерял ориентацию, и его охватило сильное чувство приближающейся смерти. Он упал в проходе, успев произнести только: «Я умираю, меня отравили».

Самолет совершил экстренную посадку в Омске, где бригада скорой помощи сделала Навальному укол атропина, являющегося антидотом при отравлении некоторыми ядами. Вполне возможно, именно это и спасло жизнь Навальному. Однако теперь стало известно, что операция по ликвидации Навального была еще не окончена.

Не сумев убить его с первого раза, подозреваемые сотрудники российских служб безопасности попытались ликвидировать этого ярого критика президента Владимира Путина с помощью второй дозы яда, прежде чем Навального удалось доставить в Берлин, где он оказался в безопасности. Об этом нам сообщили источники в западной разведке.

Это неудачное двойное покушение на Навального, подробности которого публикуются сегодня впервые, демонстрирует, что политические убийства, которые часто совершались в советскую эпоху, снова стали важным элементом в кремлевской тактике запугивания оппонентов — и наибольший драматический эффект создают именно отравления.

20 августа в Омске пассажиры самолета наблюдали сквозь иллюминаторы за тем, как Навального, который был без сознания, погрузили в машину скорой помощи, что стало очередным напоминанием о том, насколько рискованно открыто выступать против президента России.


Сегодня его сторонники демонстрируют такое же мрачное чувство юмора. Они шутят, что вместо того, чтобы выяснять, кто хотел убить Навального, власти выясняют, почему он выжил.

Прежде чем подняться на борт самолета, который должен был доставить его в Москву, Навальный подвергся воздействию вещества нервно-паралитического действия. Это случилось не тогда, когда он решил выпить чашку кофе в аэропорту, как предполагали вначале. Это случилось, когда он утром одевался: согласно одной из версий, на его одежду, в том числе на нижнее белье, были нанесены крошечные капли яда.

Есть предположение, что агенты российских служб безопасности проникли в гостиничный номер Навального, пока он был на встрече за несколько часов до вылета. Владимир Углев, российский химик, который в прошлом занимался разработкой веществ нервно-паралитического действия, считает, что отравителям Навального было приказано нанести «Новичок» на эластичную резинку его нижнего белья, чтобы вещество могло попасть на его кожу.

Collapse )

Маша Гессен про вирус


Göteborgs-Posten (Швеция): Маша Гессен чувствует свою силу | Политика |  ИноСМИ - Все, что достойно перевода
МАША.
Соблюдая самоизоляцию в Нью-Йорке, Маша Гессен с ужасом смотрит в свой мобильный телефон, откуда приходят то фото концертов и вечеринок в Москве, то сообщения о смерти знакомых. Как всегда, виновата система: «В России нет общества»; «Если это не произошло с вами, этого не существует». Правда, в конце Маша вдруг замечает, что в США все примерно так же. Просто все действия людей в России уехавшая с родителями в США еще в детстве Маша видит как бы со стороны, заранее придавая им самый мрачный и самый абсурдный смысл. Воистину, Маша Гессен - единственный Кафка, которого достойна наша либеральная интеллигенция.

New Yorker (США): противоречивые реалии коронавируса в России










Русская часть моей ленты новостей в социальных сетях создает впечатление, что я утратила связь с реальностью. Каждое утро, заходя на свои странички, я вижу фотографии знакомых мне людей, живущих жизнью, которая кажется до странности нормальной. Они едят в ресторанах, общаются, посещают концерты, лично получают призы на церемониях награждения, ездят в командировки, откуда присылают сообщения. В то же время в последние недели не проходит и дня, чтобы в России не умер кто-нибудь из моего обширного круга общения: основатель крошечного кукольного театра, в который я водила своих детей; любимый детский поэт; знакомый мне литературный критик; родители моих друзей. Время от времени в соцсетях появляется пост на тему странного диссонанса между поведением людей и последствиями этого поведения. Литературный редактор из Москвы разместила бок о бок две фотографии людей в очереди: одна в торговом центре, а вторая в здании, похожем на какое-то учреждение. «Это очередь за новой коллекцией Uniqlo, — написала она. — А это очередь в ЗАГСе за свидетельствами о смерти. И здесь еще нет фотографии очереди за личными вещами умерших в ковидной больнице». Но в основном два потока — картинки из жизни и объявления о смерти — текут параллельно, не пересекаясь.

Социолог из Европейского университета в Санкт-Петербурге Анна Темкина задумалась о таком раздвоении сознания. Весной, когда российские города, как и большинство городов в Европе и США, жили в основном в режиме самоизоляции, Темкина с коллегами попросила несколько десятков человек из числа сотрудников вуза и бывших студентов вести дневники, описывая там свои ощущения от пандемии. Респонденты откликнулись с энтузиазмом, писали вдумчиво и умело, поскольку сами являются социологами. «Они напряженно думали о времени и пространстве, — рассказала мне Темкина по видеосвязи из арендуемого ею дома в окрестностях Санкт-Петербурга. — Особенно изменилось время. Его было много и недостаточно, оно было повсюду, его невозможно было структурировать, и дневник в это немного помог». Но больше всего Темкину поразило то, что случилось позже. Респонденты сделали двухмесячный перерыв и не вели свои дневники в летнее время. А когда в сентябре Темкина с коллегами попросила их возобновить эту работу на 10 дней, она как будто уперлась в стену. «Большинство из них написало, что, мол, извините, но я просто не могу продолжать», — сказала Темкина.

«И вот тут я задумалась о том, что же с нами произошло, — рассказала она. — Мне кажется, весной мы были поражены чем-то другим, чем-то чужим, что меняло нашу действительность. Но к осени другими стали мы. Чужое стало знакомым, оно проникло в нас. Мы изменились, и нам больше не хочется об этом думать».

Респонденты Темкиной, как и многие россияне, научились жить с пандемией, правда, не всегда соблюдая все меры предосторожности и ограничения. «Каждый заключил некую сделку с судьбой, — сказала она. — Например, несмотря на очевидные риски, люди ходят в театры и музеи. Я думаю, мы поддерживаем свою индивидуальность, делая то, что не следует делать».




Усталость и дезориентированность респондентов Темкиной наверняка знакома многим американцам, которые на себе испытали меры борьбы с пандемией. Как и в США, федеральное правительство в России в основном уклонилось от разработки мероприятий по противодействию коронавирусу, предоставив возможность региональным властям самостоятельно изобретать меры борьбы с инфекцией. Власти Санкт-Петербурга в апреле закрыли все предприятия и компании, не являющиеся жизненно важными, и дали указание людям сидеть дома. Журналистка Галина Артеменко рассказала мне по видеосвязи, что Санкт-Петербург опустел и затих, если не считать систему оповещения населения о чрезвычайных ситуациях, которая непрестанно предупреждала: «Оставайтесь дома». В больницах не хватало индивидуальных средств защиты. К концу апреля по официальным данным в городе от covid-19 скончалось 27 человек. (В действительности смертность наверняка была намного выше.) Девять из них были медработники, сказала мне Артеменко.

Она и ее подруга, активистка по борьбе со СПИДом Ирина Маслова, решили привлечь внимание к невзгодам врачей. Они хотели разместить в здании городского комитета здравоохранения маленькие таблички в память о девяти умерших медиках и возложить там цветы. «У нас были фотографии только двоих людей, нейрохирурга и анестезиолога», — рассказала мне Артеменко. На остальных табличках под изображением ангела были написаны имена и фамилии умерших. Достать цветы было трудно, сказала Маслова, потому что все цветочные магазины закрылись. 27 апреля эти женщины средних лет прошли через опустевший центр города с фотографиями и двумя букетами, которые они хотели положить у входа в здание комитета. Придя туда, они заметили, что напротив идет ремонт Дома радио (там размещается главная городская вещательная компания). «Вокруг него стоял отличный строительный забор», — сказала Артеменко. Женщины прикрепили к забору девять табличек. «Появились двое полицейских. Они сделали фотографии и видео, и кому-то позвонили. Мы были готовы к тому, что нас арестуют и подвергнут репрессиям, но они просто ушли».

Примерно в то же самое время Темкина со своими коллегами из Европейского университета проводила полевое исследование в российских больницах, опрашивая медиков. Одна из ее коллег устроилась на работу санитаркой, чтобы проводить этнографические исследования. (Все делалось открыто.) По словам Темкиной, они обнаруживали один провал за другим. Как и везде в мире, не хватало индивидуальных средств защиты. Но когда благотворительные организации попытались передавать их в больницы, им отказали, потому что медики страшно боялись, что проверки выявят несовершенство этих средств. Нехватка тест-систем привела к тому, что даже выздоровевшие врачи не могли получить разрешение вернуться к работе. Таким образом, усилился дефицит врачей. Власти постоянно меняли правила госпитализации заразившихся коронавирусом, а когда они все-таки договорились выделить несколько больниц для пациентов с covid-19, возникли новые проблемы. Машины скорой помощи с больными выстраивались в длинные очереди на подъезде к больницам и ждали, пока пациентов заберут в приемное отделение. В результате возникла нехватка машин для выезда на другие вызовы. Исследование Темкиной прежде всего показало, что работники системы здравоохранения чувствовали себя брошенными на произвол судьбы и незащищенными.






После того, как Артеменко и Маслова развесили девять табличек на строительном заборе, импровизированный мемориал начал быстро разрастаться. Люди стали присылать им фотографии и биографии умерших врачей и прочих медицинских работников. Когда прошел сильный дождь, повредивший мемориал, Маслова попросила знакомого владельца типографии восстановить снимки на водоотталкивающих пластиковых листах. К концу июня на заборе висело 66 фотографий. В основном это были врачи и медсестры из Санкт-Петербурга и его пригородов. Вот некоторые надписи: «Александр Шаронов, 45 лет, заведующий отделением анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии роддома № 9», «Константин Лапин, 35 лет, врач-травматолог, Военно-медицинская академия им. Кирова», «Дмитрий Яровой, 33 года, врач- офтальмолог городской больницы № 2». Этот забор стали называть Стеной памяти.

Среди прочего, мемориал служил прагматичной политической цели. Федеральные и местные власти отдали распоряжение о выплате компенсаций семьям умерших от пандемии врачей, однако не хотели выдавать деньги тем медикам, которые не работали в ковидных палатах. Артеменко и Маслова рассказали мне, что, сделав имена умерших достоянием гласности, мемориал помог их семьям с получением компенсаций.

Летом пандемия как будто пошла на убыль. Санкт-Петербург возобновил обычную жизнедеятельность. На тротуарах возле мемориала открылись кафе. «Было приятно, что люди сидят там, беседуют. В этом было нечто живое и человеческое», — сказала Артеменко. Она брала в кафе грузинской кухни большую зеленую лейку и поливала цветы у стены.

Государство призывало людей лично идти на избирательные участки и голосовать за изменения в конституции, которые дают Владимиру Путину возможность стать пожизненным президентом. (Так в тексте, на самом деле речь идет только о возможности для Путина вновь баллотироваться еще два раза — прим. ред.) Власти провели перенесенный с мая Парад победы. Россияне отправились в летние отпуска в переполненных поездах и самолетах. А потом мои знакомые начали заболевать пачками. Вот они размещают в сети фотографии с вечеринки, а уже спустя несколько дней сообщают, что заболели. Находясь за океаном, я могла только читать свою ленту в Фейсбуке, отстраненно следя за развитием событий.

Насколько плохо обстояли дела в России летом? Трудно сказать, потому что, в отличие от демократических стран, власти в России не говорят правду, да и лгут непоследовательно. Весной федеральное правительство дало указание местным властям указывать в качестве причины смерти не covid-19, а хронические болезни, которые могли усилиться из-за коронавируса (сердечно-сосудистые заболевания, болезни, связанные с ВИЧ). По признанию Министерства здравоохранения, такая политика осуществлялась непоследовательно, из-за чего часто появлялась очень разная и противоречивая статистика. По данным двух разных государственных ведомств, к концу сентября количество людей, умерших в России от covid-19, составляло либо менее 21 000, либо более 55 000. (Первую цифру дал Роспортебнадзор, который по какой-то необъяснимой причине разрабатывает большую часть мер по борьбе с пандемией. Вторую цифру рассчитал Росстат.) Полученные независимым антипутинским интернет-изданием «Медиазона» служебные документы показывают, что к 22 ноября на койках для коронавирусных больных скончалось почти 75 000 человек. Оценки, проведенные по технологии «приписываем ковиду все избыточные смерти» еще выше. Журналисты «Медиазоны» составили базу данных по общенациональной и региональной смертности, сделав вывод о том, что в этом году Россия потеряла на 120 000 человек больше, чем в среднем за те же периоды в предыдущие пять лет. Если такая тенденция сохранится, Россия может войти в первую пятерку стран с самыми быстрорастущими показателями смертности. Даже по официальным данным, количество заболевших и умирающих людей неумолимо растет, и уже как минимум неделю ежедневно ставит новые рекорды




«Люди ходят друг к другу в гости, считая, что маски надо надевать только для того, чтобы их не оштрафовали», — сказала мне Мария Леевик. Леевик работает психологом в инфекционной больнице имени Боткина, которая в апреле стала первым в Санкт-Петербурге лечебным учреждением, предназначенным исключительно для пациентов с коронавирусом. В начале осени она ушла на месяц в отпуск, чтобы подготовиться к защите диссертации. По ее словам, в это время она продолжала носить маску, но в остальном позволила себе «жить нормальной жизнью», иногда общаясь с друзьями на кухнях по несколько часов кряду. (Ее диссертация посвящена изменениям в поведении у ВИЧ-инфицированных мужчин.) Леевик рассказала мне, что почти поверила в окончание пандемии, но потом пришла на работу и стала свидетельницей нескольких смертей за одну неделю. Она вернулась к самоизоляции.

Забор вокруг Дома радио убрали 13 ноября. Артеменко и Маслова договорились о том, что портреты медработников, количество которых увеличилось до 106, перенесут в имеющий хорошую репутацию Музей политической истории России. Они также получили разрешение на установку памятника у входа в медицинский университет имени Павлова, который из-за пандемии потерял несколько своих сотрудников. Это будет бронзовая копия ангела, созданного известным санкт-петербургским скульптором Романом Шустровым, который умер от covid-19 в мае в возрасте 61 года. За несколько дней до этого от коронавируса скончался его старший брат, известный мим Александр. Жены братьев тоже заразились, но выздоровели.

«Думаю, наша стена была толчком к началу работы памяти», — сказала Артеменко. В Санкт-Петербурне много мемориалов и памятников, потому что это бывшая столица империи, а еще потому что этот город понес ни с чем не сравнимые потери и перенес огромные страдания во время 900-дневной нацистской блокады в годы Второй мировой войны. Но есть одно отличие. Блокада закончилась в 1944 году, а память о ней увековечили спустя годы. А коронавирусная пандемия продолжается по сей день, и в предстоящие дни и недели она наверняка унесет еще больше жизней, чем в прошедшие несколько месяцев. Не рано ли ставить памятники и открывать музеи?

Социолог Темкина говорит, что опыт жизни в Советском Союзе с его вечными войнами и постоянной угрозой потери близких дает некую приблизительную аналогию с тем, как россияне приспосабливаются к коронавирусу. «Всегда где-нибудь идет война, и на этой войне гибнут люди. Это естественно, — сказала она. — С этим ничего нельзя поделать, нет никакого выхода. Поэтому люди прекращают это замечать и эмоционально реагировать».

В отличие от США, россияне, не соблюдающие меры предосторожности в разгар пандемии, не принадлежат к какому-то конкретному политическому лагерю. Зачастую они даже не являются отрицателями covid-19 (в России их называют ковид-диссидентами). Эти люди просто не верят власти, и я их понимаю, в отличие от людей, которые не верят власти в демократических странах. «Я живу в съемном доме, поэтому у меня здесь есть телевизор», — сказала Темкина, как бы извиняясь. В обычной жизни она, как и большинство образованных и ориентированных на Запад россиян, уже много лет не держит дома телевизор, потому что телевидение подконтрольно государству и может рассказать черт знает что. Но в последнее время она стала его включать и с удивлением обнаружила, что государственное здравоохранение подает четкие и правильные сигналы: носите маски, соблюдайте социальную дистанцию, сидите дома. «Но все это — белый шум», — заявляет Темкина. Россияне привыкли, что им лгут, уже ничему не верят, а потому нарочно не слушаются телевизора. Властям в любом случае будет трудно добиться, чтобы люди соблюдали правила и сидели дома после того, как во время спада пандемии в июле они призывали их идти на участки для голосования.

«Это превращается в игру», — сказал психотерапевт из Санкт-Петербурга Кирилл Федоров. Пример: в метро требуют надевать маски, поэтому люди снимают их сразу после выхода на улицу. (Так в тексте. Непонятно, что автор тут находит нездорового, абсурдного или игрового — прим. ред.) В октябре у Федорова заболел отец. У него нашли covid-19, он неделю пролежал на ИВЛ, а в прошлом месяце умер в возрасте 65 лет. В свидетельстве о смерти в качестве причины была указана «сердечно-легочная недостаточность». «В России это всегда трагедия только одной отдельно взятой семьи, — сказал Федоров. — Если это не произошло с вами, этого не существует». Нельзя сказать, что россияне считают вирус мистификацией. Просто у них нет никакой солидарности, общности взглядов. «Белый шум» на телевидении никто не обсуждает; пространство общественной дискуссии отсутствует; в России просто нет общества.

Поражает то, насколько похожи наши ощущения, хотя мы живем далеко друг от друга, сказала Темкина, когда я пожаловалась, что устала от двухмерных впечатлений. Потом мы заговорили о надеждах на вакцину. Мы живем в странах, где население испытывает глубокое недоверие к власти. В США пространство общественной дискуссии тоже очень сильно расколото, а из-за поражения либералов на прошлых выборах общество кажется слабым и немощным. Даже в Нью-Йорке не одна, а много действительностей. Я живу в одной из них, где люди не ходят в гости, где они надевают маски, прежде чем выйти из квартиры, где они хорошо научились соблюдать меры безопасности при общении с друзьями, знакомыми и незнакомцами. Но есть и другая действительность. Там люди устраивают большие свадьбы, полиция разгоняет закрытые вечеринки, а бары объявляют себя «автономными зонами», свободными от коронавирусных ограничений. В эпоху covid-19 соседний район может показаться другим континентом. Когда я читаю сообщения о коронавирусных «красных зонах» в Бруклине и Куинсе, или когда мое приложение на телефоне показывает мне скачок заболеваемости в Стейтен-Айленде, это похоже на послание из другого мира. Но если моя англоязычная лента в социальных сетях не сводит меня с ума так, как русскоязычная, то это только потому, что я виртуально нахожусь в маленьком уголке этой страны, где сохраняется общая, основанная на фактах действительность. В ней есть маленький шанс на сотрудничество и взаимную ответственность.

Мой комментарий к записи «Самая большая женщина и самый маленький мужчина в мире (фото июль 1922…

Молодец! Творчески переработал мой текст! Сократил немного, но это можно.

Нелли Бланш Лейн (1898-1955) родилась в Западной Вирджинии в семье Чарльза Лейна и Л. Дженни Шоуолтер
и имела двух братьев и одну сестру.
Она училась в средней школе в Мюррей-Сити, штат Юта, всегда была большой девочкой
и часто становилась мишенью школьных хулиганов.
Не позволяя насмешникам физически задевать себя, а кто бы посмел?, она перестала стесняться своих форм после того, как присоединилась к цирку Джона Робинсона в 1918 году в качестве
аттракциона под сценическим названием “Веселая Нелли”.
К тому времени она весила 642 фунта (более 290 кг). В 1923 году Нелли отправилась в Лос-Анджелес, где ей досталась второстепенная роль толстухи в фильме "Дни цирка" (1923) с детской звездой Джеки Куган в главной роли. Это была немая картина о маленьком мальчике, который убегает из дома, чтобы присоединиться к цирку.
Долгое время, до 2010 года, фильм считался утраченным.
В этом году его копия была найден в России и передана в Библиотеку Конгресса.

Только у меня было два фото. Постеснялся?

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Джон Лё Карре умер ....

Британский писатель, автор шпионских детективов Джон Ле Карре скончался на 90-м году жизни. Об этом сообщает литературное агентство Curtis Brown, представлявшее интересы писателя.

John Le Carré, 89, died in Cornwall on Saturday following a short battle with pneumonia



Ле Карре скончался 12 декабря в Корнуолле после непродолжительной болезни, от пневмониии, не связанной с коронавирусом. «Он, бесспорно, был гигантом английской литературы, определившим облик эпохи холодной войны и бесстрашно говорившим правду в лицо власть предержащих в последующие годы», — отметили в Curtis Brown.

David Cornwell worked as a British spy until his name was passed on to Soviet Russia by a member of the Cambridge Five - a spy ring that was outed for passing information to the USSR in 1963
Дэвид Корнуэлл был британским шпионом, пока его не раскрыл в 1963 году советам член Кембриджской пятерки-шпионской сети, передававшей информацию в СССР


Настоящее имя писателя Дэвид Корнуэл, а Ле Карре — литературный псевдоним, взятый еще во времена работы в спецслужбе. Он выпустил более 20 книг, многие из которых, например «Русский дом» и «Шпион, выйди вон», были экранизированы. В конце 1950-х Ле Карре два года служил в британской контрразведке, затем перешел в разведку МИ-6, где проработал четыре года, после чего ушел в отставку, полностью посвятив себя написанию книг о разведчиках.

Le Carre's third novel, The Spy Who Came in from the Cold, was made into an acclaimed film starring Richard Burton. The actor and author are pictured together on set above

Collapse )

Турция демонстрирует силу. А продемонстрировав её, демонстративно плюёт на Россию




Рабочий визит президента РФ В. Путина в Азербайджан
Эрдоган поддержал военное наступление Азербайджана в Нагорном Карабахе, что стало редким случаем вторжения в сферу влияния Кремля, считает автор. Решительная поддержка Турции стала реальностью, с которой Кремль не может не считаться.

The Wall Street Journal (США): решительно настроенная Турция демонстрирует силу и вторгается в сферу влияния России







Давид Готье-Виллар (David Gauthier-Villars)




Стамбул — Когда в прошлом месяце Россия в одиночку поспособствовала заключению соглашения о прекращении боевых действий между Азербайджаном и Арменией, двумя бывшими советскими республиками, Кремль сделал важную уступку Турции, позволив Анкаре следить за выполнением условий этого соглашения.

Решительная военная поддержка Азербайджана Турцией является реальностью, с которой Кремль, как сказал президент России Владимир Путин, не может не считаться.

В прошлом месяце, через несколько дней после прекращения огня, в интервью российскому телеканалу он сказал, отвечая на вопрос о миссии Турции на Кавказе: «Но что я могу Вам сказать? Это геополитические последствия развала Советского Союза».






Турция сыграла решающую роль в победе Азербайджана над армянскими войсками, воевавшими за то, чтобы установить контроль над Нагорным Карабахом. Это отколовшийся регион, непризнанная республика, находящаяся в союзе с Арменией, но с начала 1990-х годов расположенная в пределах международно признанных границ Азербайджана.

На этой неделе Эрдоган был почетным гостем на военном параде в Азербайджане, на котором были продемонстрированы турецкие ударные беспилотники, оказывавшие поддержку азербайджанским войскам, которые успешно завершили кампанию по возвращению захваченных территорий Нагорного Карабаха. В результате этой операции десятки тысяч армян, которые долгое время жили на этих территориях, были вынуждены покинуть свои дома.

Collapse )

Сегодня купил в Fitness Depot третью пару гантелей.



Маленьких, по 10 фунтов. Чтобы разогреваться. Сегодня же я два раза тренировался - утром без отягощений, а когда к часу дня приехал из магазина, где была изрядная очередь, потому что народ разбирает домашние джимы как горячие пирожки, и я ухватил последнюю пару тех, что по 10 ф.,  вот повезло, то уже сделал по три подхода на каждый вес.

С новыми по 10 фунтов, потом по 15 и по 20. 25 фунтов я брать, наверное, не буду.

Достаточно трёх пар.

Всегда можно увеличить число повторов, массу набирать я уже не буду.

Гантели точно такие, как на снимке - он взят с рекламы магазина.