December 24th, 2020

Очень редкие фото Мерилин Монро на прослушивании для театральной роли.

в марте 1950 года Мерилин Монро присутствовала на прослушивании на роль в недавно созданном театре Players Ring в Лос-Анджелесе. В этом театре она не получила ни одной роли в театре, зато её взяли на роль в The Fireball .
Родившаяся и выросшая в Лос-Анджелесе, Монро провела большую часть своего детства в приемных семьях и сиротском приюте и вышла замуж в возрасте 16 лет. Она работала на фабрике во время Второй мировой войны, когда познакомилась с фотографом из First Motion Picture Unit и начала успешную карьеру пин-ап модели, что привело к недолговечным контрактам с 20th Century Fox и Columbia Pictures.
После серии второстепенных ролей в кино она подписала новый контракт с Fox в конце 1950 года. В течение следующих двух лет она стала популярной актрисой с ролями в нескольких комедиях, в том числе в As Young as You Feel и Monkey Business, и в драмах Clash by Night and Don’t Bother to Knock. Она столкнулась со скандалом, когда выяснилось, что она позировала для обнаженных фотографий до того, как стала звездой, но эта история не повредила ее карьере, а наоборот вызвала повышенный интересу к фильмам с её участием.




Collapse )

Эммануэль Макрон об идентичности французов.

Эммануэль Макрон впервые с момента своего избрания президентом так обстоятельно проанализировал сомнения и противоречия, беспокоящие французов. В первой части необычного обмена мнениями президент разъясняет, что значит быть французом, и кто им быть не может.


L'Express (Франция):
Идентичность, санитарный кризис, теории заговора…
Интервью с Эммануэлем Макроном (I часть)

24.12.2020

Лорелин Дюпон (Laureline Dupont)


17 декабря «Экспресс» в течение полутора часов по видеосвязи расспрашивал главу государства о том, какими он видит французов. Он отвечал на вопросы, находясь в изоляции в своей официальной резиденции в Версале. Мы решили разделить это насыщенное интервью на две части.

«Экспресс»: Вы занимаете пост президента вот уже три с половиной года. Что вы узнали о французах?

Эммануэль Макрон: Эти три года лишь упрочили мою уверенность в том, что мы — народ парадоксов. Мои слова о «строптивых галлах» в свое время были восприняты в штыки, но я отношу к ним и себя самого! Мы — страна, которая может порождать тяжелейшие кризисы вроде «желтых жилетов», громогласно что-то осуждать. В то же время мы — одна из тех стран Европы, где меры изоляции соблюдались лучше всего.

Мы страна, которая не реформирует себя подобно англосаксонским, скандинавским странам или Германии. Мы — страна, которая перевоплощается. Очень политическая и пронизанная противоречивыми страстями. Это то, что мне в нас нравится. Это творческая напряженность.

— С необычным отношением к государству и ответственности, как было видно во время недавних кризисов.

— Действительно все упирается в отношение к государству. Франция сформирована языком и государством, двумя столпами нашей нации. Поэтому государство воспринималось как ядро единства, которое любят, но неизменно считают ограничением. Мы находимся в бесконечных метаниях, в этом наш прекрасный невроз. Если что-то идет не так, в этом винят государство. Именно с этим связано то, что на протяжении десятилетий доверия к нашим политикам и структурам намного меньше, чем в других странах.

Государство несет ответственность за наши беды. При появлении проблемы местные чиновники указывают на пробелы и слабости государства, но все смотрят на него при возникновении экстренных и серьезных вопросов. Дело в том, что в конечном итоге лишь государство может предложить защиту, примирить свободу и равенство. Такая смесь любви и ненависти делает нас особым народом.

— Череда кризисов изменила ваше восприятие французов?

— Мы вернулись к нашим давним сомнениям. Социальный кризис осени 2018 года, социальные конфликты зимы 2019 года и нынешняя пандемия стали тому подтверждением. Но это не делает меня пессимистом, поскольку я убежден, что такие сомнения несут в себе редкостную политическую энергию.

Collapse )

Мои твиты

Солдаты британской армии и матросы ВМФ Великобритании празднуют Рождество в войну.

Рождество-один из немногих периодов в течение всего года, когда люди ненадолго делают паузу в своей жизни, чтобы собраться с близкими, чтобы отметить прошедший год, который был чрезвычайно трудным в военное время, поскольку семьи были разделены: мужчины сражались на линии фронта, женщины служили в армии или работали на заводах, производя продукцию для военных нужд, а дети были эвакуированы в более безопасные районы вдали от дома. Тем не менее люди по-прежнему старались извлечь из этого максимум пользы. Взгляните на мужчин и женщин британской армии и Королевского флота, празднующих сезон во время Второй мировой войны на 19 винтажных черно-белых фотографиях:



Men of the Border Regiment enjoying Christmas dinner at Mouchin in France, 1939. (IMW)
A member of the Auxiliary Territorial Service kissing a soldier under the mistletoe, 1939. (Hulton)
Collapse )

Не оскудела земля квебекская мудаками!

Мудака зовут Timothée de Sandro и ему 29 лет.  Соорудил снеговика, 3,3 метра на 2,4 на своём земельном участке у дома.
Прочитать, что Флойд сдох от передоза, а не от сдавливания коленом, он, конечно, не мог.
Слабо у нас тут с образованием.

ABACA 751290 003


ABACA 751290 002

Collapse )

Фото 1970х площади Таймс-сквер, с её сутенёрами, бездомными и проститутками.

В 1972 году Шелдон Нейделман начал десятилетнюю карьеру бармена в одном из самых известных мест Нью-Йорка-баре "the Terminal", расположенном через дорогу от автовокзала недалеко от Таймс-Сквер. В течение десяти лет, вплоть до закрытия бара в 1982 году, он снял тысячи черно-белых фотографий, в основном портреты своих клиентов-завсегдатаев окрестностей, трансвеститов, туристов, ищущих острых ощущений, сутенеров и проституток, офисных работников в центре города, заезжающих выпить перед тем, как сесть на автобус, идущий домой в пригород,—все они находили радушный прием и отдых в баре "Терминал".






“Вначале это были просто завсегдатаи, и онихотели фотографироваться", - сказал Наделман в интервью. - Кроме этого были случайные лица, и я понял, что больше их не увижу. Но выглядели они интересно. Я бы сказал, что 90 процентов людей были готовы сфотографироваться.”
В начале 2000-х его взрослый сын Стефан начал сортировать, сканировать и печатать негативы отца и очень быстро понял, что бар был историческим артефактом.

Этот Нью-Йорк быстро исчезал, на самом деле он почти исчез, — и Шелдон Наделман все это уловил. Фото в конечном итоге вылились в книгу "Terminal Bar" издательства  Princeton Architectural Press; она возвращает читателя в неотшлифованную Таймс-Сквер 1970-х годов, показывая подлинное лицо города, который никогда не спит.

The bar shot from the Port Authority, 1981.
Collapse )