montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Как секретный герой России Кириенко круто изменил мою канадскую судьбу.

Сейчас, после известий о награждении высшей госнаградой России киндер-сюрприза Кириенки, по ЖЖ стали гулять посты, обвиняющие его в дефолте 1998 года.

Так это или нет, мне, в принципе, по барабану, кто там был виноват и кто чего своровал. Потому что к тому времени я уже почти четвёртый месяц жил в Канаде.


Ваш покорный слуга в августе 1998 года на фоне университетского колледжа в Сен-Бонифасе (франкоговорящей части Виннипега).
Я поступил в него на переводческий факультет (пара английский - французский) в сентябре того же года, но стал учиться вечерами,
когда стал работать на постоянной должности и мог платить за учёбу.
Этот колледж я потом закончу уже из Монреаля по Интернету и получу "Сертификат переводчика номер 1"


Расскажу, каким хитрым образом это затронуло меня лично.

Как я не раз говорил, в Канаду, даже и без интервью в посольстве, меня пустили за пухлость моего досье, переполненного документами на английском и французском и по специальности "переводчик". Первые месяцы (июнь и июль 1998 года) в Виннипеге я и занялся переводами. По Интернету, вестимо. Получил первые чеки оплаты, по-моему это уже был июль 1998 года. Помню хорошо, что один заказ был перевод меню с французского на русский для Испании, второй – что-то для секьюрити в Штатах, третий – про бурение для добычи нефти для Бразилии, с русского на английский.

Так  продолжалось примерно до середины августа, хотя у меня уже была постоянная, но очень малооплачиваемая работа в секьюрити.

Как-то раз я переписывался по мейлу по поводу какого-то перевода с одной мощной переводческой конторой в Сан-Франциско, которая до этого уже дала какой-то заказ, а теперь у меня был другой на руках.

И я задал какой-то вопрос, но вместо ответа на мейл раздался у меня дома телефонный звонок, и девушка на другом конце провода сказала, что творится что-то странное, что раньше у них в контрое не продохнуть было от заказов русских переводов туда и обратно, а вот уже второй день факсы и телефон молчат и не журчат.



Разгадка не заставила себя ждать, в России жахнул дефолт:  17 августа 1998 года Правительство России объявило о прекращении платежей по ряду обязательств, в том числе ГКО и ОФЗ.  Иметь дела со страной, которая не выполняет обязательств, мало кто хотел, переводы накрылись медным тазом.

Доллар стал стоить сначала 20 рублей, потом 30 и, конечно же, возникла мысль, а как бы хорошо было работать в Петрозаводске на тот же ТАСИС или на нашего норвежского друга мистера Хаммера и получать в пять раз больше! Но мысль эту, конечно, принимать нужно было не всерьёз, а просто работать дальше.

На переводческой работе с русским языком был тогда поставлен крест и стоит до сих пор. Жирный и чёрный. Потом заказы потихоньку восстановились, не у меня, конечно, но случилось следующее: во-первых, Интернет стал всё более и более доступен в России и масса предложений переводить «за три копейки» хлынула на рынок.

Предложениями немедленно воспользовались те, кому не нужно было особого качества, да и, кстати сказать, не всегда качество было плохим, потому что, допустим, инженер, проработавший в России лет 30 на каком-то участе работы, всё равно знал свою тематику лучше меня, хотя английский, конечно, хуже, но если это английский технический, то там идиоматика вообще не нужна. И радостно такой специалист соглашался перевести за цент слово или там, условно говоря, за доллар-три страницу.

Естественно, что с такими переводчиками конкурировать не имело никакого смысла и потихоньку я решил забросить это дело с русскими переводами.
Tags: Воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments