montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Ричард Аведон в моей коллекции.

На прошлой неделе я закончил сканирование 12 журналов РНОТО за 1979 год. Сканирование отняло больше месяца, ну да две недели я в России был, вдалеке от своего десктопа со сканером, принтером и 8 терабайтами памяти.
Кое-что из 1979 года я уже давал - про шпионские каиеры, Тулуза Лотрека и проч. Кликайте на тэги "история фотографии" или РНОТО, если хотите видеть ретроспективу.
Сегодня - о первом, январском номере журнала. Вот такая обложка.
Объявлено на ней "Аведон, выбранный Аведоном", "Обнажёнка 1930-х", ну и фототехника. Про это я обычно не сканирую, как и про рекламу - иначе работа растянется на десятилетия.

01 n 136 janvier 1979

Вот содержание этого номера.

07


В этом номере публикуются фотографии, вошедшие в книгу "Фотографии Аведона 1947-1977", вышедшую в издательстве Деноэль-Филипаччи.

16

Довима. Январь 1951 - платье Клер МакКарделл.

17

Тюрбан Полетты, 1948

18

Рене. Новая мода от Диора. 1947

19

Сони Харнетт и Алла. Вечерние платья. Казино, Le touquet. Август 1954

2021
Довима, шляпка от Balenciaga.
22
Санни Харнетт. Вечернее платье от Grès
23
Etc.
27



26



2829

30

31


3233

3435

82

83
Почитать про творчество фотографа до 1980-х можно под спойлером
[Spoiler (click to open)]

Портрет Ричарда Аведона (Richard Avedon)
Имя Ричарда Аведона известно всем, кто так или иначе связывает себя с фотоискусством. Его самого называли редукционистом — тем, кто в своем
искусстве отсекает любую мишуру и все несущественные элементы; его манеру — «лаконичностью перфекциониста»; а его взгляд сравнивали с
ударом молнии. Его работы знакомы вам, даже если вы не помните имени их создателя: черно-белая гамма, минимум посторонних предметов в кадре —
только люди, внимательно вглядывающиеся в зрителя. Ричард Аведон умел превращать людей в «символы самих себя». Он сфотографировал множество своих знаменитых современников (политических деятелей от Дуайта Эйзенхауэра до Хиллари Клинтон, художников от Пабло Пикассо до Энди Уорхола, людей искусства от Чарли Чаплина до Бьорк), после чего исколесил всю страну, чтобы сделать портреты никому не известных рыбаков и шахтеров, официанток и дальнобойщиков. Каждая его работа — это диалог с моделью, зрителем, с самим собой. «Мои портреты больше обо мне, чем о тех, кого я фотографирую» — так мастер говорил о своей работе. Его необычный и страстный подход к съёмкам нравился не всем, но совершенно точно не оставлял никого равнодушным. Так кем же он был, «создатель знаменитостей», с которым связана целая эпоха в истории модной фотографии?

Ричард Аведон (Richard Avedon) родился 15 мая 1923 года в
Нью-Йорке. Тема моды и красоты вошла в его жизнь с детства — отец
Ричарда держал собственный магазин женской одежды «Аведон на Пятой
авеню», и в их доме всегда водились свежие номера «Harper’s Bazaar»,
«Vogue», или «Vanity Fair». Листая их, юный Ричард нашел новое
увлечение, которое впоследствие переросло в профессию.


«Я начал фотографировать еще подростком. Видя в
глянцевых журналах изображения прекрасных моделей, сделанные Стейхеном,
Мункачи и Мэн Реем, я подражал им, фотографируя свою младшую сестру. Моя
Луиза была восхитительна. Ни у кого не было такой идеальной кожи, такой
красивой длинной шеи и таких бездонных карих глаз… Мои первые модели —
Дорин Лейт, Элиза Дэниелс, Одри Хепберн — обладали темными волосами,
тонкими чертами лица и утонченной элегантностью. Все они — мои
воспоминания о Луизе».




Забросив университеты, Аведон поступил на службу в торговый флот США.
Здесь он работал помощником фотографа, делая «фото на документы» для
новобранцев. После окончания службы он окончательно укрепился в идее
посвятить себя фотографии.


Вернувшись со службы, Ричард начал снимать рекламу для магазина
своего отца. Собрав из этих снимков портфолио, он отправился в Design
Laboratories — школу Алексея Бродовича. Этот знаменитый художник и
дизайнер русского происхождения тогда уже был арт-директором журнала
Harper's Bazaar, и знакомство с ним стало точкой отсчета в
блистательной карьере Аведона. Именно Бродович смог оценить
революционную для того времени идею Ричарда: вытащить моделей из
безликих и «продуманных» студий. В то время, как все fashion-редакторы
забраковали «пляжную» серию Аведона (в которой он изобразил своих одетых
в haute couture моделей босыми, растрепанными, проваливающимися в песок
по самые щиколотки их красивых длинных ног), именно Бродович
опубликовал эти снимки в «Harper's Bazaar».


«Вы не можете отделить моду от мира. Мода — это образ жизни»


Сороковые годы


После публикации этих фотографий в 1946 году карьера Аведона пошла в
гору. Он открыл собственную фотостудию и стал штатным фотографом
Harper’s Bazaar. Вскоре в мастерской Бродовича Аведон познакомился с
Ирвингом Пенном. Критики часто отмечают общие черты их стиля: именно эти
два фотографа открыли выразительный минимализм студийных съемок моды.
Однако, в то время, как Пенн пускался в смелые и странные эксперименты
(например, снимая для журнала моды островитян-аборигенов в боевых
доспехах), Аведон воздерживался от всего, что могло стать помехой для
передачи идеи чистоты и простоты, характерной для его работ.


На уличных снимках Аведона тех лет царствовали воздушные модели в
развевающихся нарядах от известных кутюрье, а его студийные барышни в
изломанных позах, с бровями-ниточками, нитями жемчуга и осиной талией
стали символами созданного Кристианом Диором стиля new look. Это были
40-е годы: расцвет глянцевых изданий Vogue и Harper's Bazaar,
становление fashion-фотографии, новые формы, новый стиль.



«Каждый фотографирующийся знает, что его
фотографируют. Поэтому он неестественен, он поневоле создает образ
самого себя. Но есть еще и мои представления. Мое «я» вступает в
отношения с «приготовленной» личностью модели. Ответ, полученный в
результате — производное от тех взаимодействий, которые происходят прямо
в студии. Это химический процесс.»


Аведон следовал своей идее интеграции моды и реальной жизни, выводя
своих моделей из студии на улицы, в кафе, в казино, в музеи и театры.
Повседневный контекст лишь подчеркивал роскошь и гламурный блеск
фотографии. Личный интерес Аведона всегда был направлен на самих людей, а
не на моду. Сьюзи Паркер, летящая на фотографии на роликах по парижской
Площади Согласия, скажет про Аведона: «Он был самим замечательным
человеком в этом бизнесе, потому что первым понял: модели — это не
просто вешалки для одежды». Действительно, его модели не выглядят
красиво наряженными куклами — они реальные женщины, красивые,
элегантные, неповторимые. У работы Аведона появился неожиданный побочный
эффект: модные журналы, издававшиеся исключительно для женщин,
наперебой расхватывали мужчины.



Пятидесятые годы


Пришедшие 50-е не принесли существенных перемен — мастер продолжал
активно трудиться на поприще модной фотографии, а также в течение
короткого срока проработал редактором и фотографом в журнале
«Театральное Искусство». Самым узнаваемым снимком Аведона того времени
является фотография, изображающая модель Довиму в платье от молодого Ива
Сен-Лорана, окруженную африканскими слонами. Фотограф называл её «самой
удивительной и необычной красавицей своего времени». Довима, в свою
очередь, вспоминала, что Аведон просил ее делать необычные вещи, но она
всегда знала, что игра стоит свеч.




В конце 50-х годов за Ричардом Аведоном окончательно закрепилась
репутация признанного мастера: в 1958 году журнал «Популярная
фотография» включил его в список «10 великих фотографов мира». В это
время в жизни Аведона снова возникает его учитель Алексей Бродович. В
1959 году вышел первый альбом — «Наблюдения» («Observations»), который
подытожил целое десятилетие работы. Именно Бродович занимался
графическим оформлением альбома, а друг фотографа, писатель Трумен
Капоте, взял на себя написание литературных комментариев к работам.
Бродович принимал участие в судьбе фотографа вплоть до конца своей
жизни: их связывали многие годы совместной работы, журнальные,
выставочные и другие проекты и во многом трудные отношения
учитель-ученик. После смерти своего учителя Аведон с горечью заметил:
«Он умер, так ни разу не похвалив меня».


Шестидесятые годы


Безумные 60-е принесли миру рок-музыку и «Битлз», войну во Вьетнаме и антивоенные парады, мини-юбки и новый идеал
красоты
— Твигги (именно с ее съемки авторства Аведона началась революция в
мире моды). В жизни мастера также произошли большие перемены — в 1966
году он завершил свое долгое и плодотворное сотрудничество с журналом
«Harper’s Bazaar», и перешел в «Vogue» (штатным фотографом которого
являлся до 1990 года).





В 60-е карьера Аведона находилась на пике. Ему позировали самые
известные музыканты, художники, певицы, модели, балерины и скульпторы.
Из их портретов составлена книга «Аведон: Шестидесятые» (Avedon: The
Sixties) — своеобразная летопись того времени. Тогда же Аведон приходит к
идее использования портрета как возможности привлечь внимание к
проблемам общества — в частности, войне во Вьетнаме. Поэтому изображения
деятелей искусства и модного бизнеса соседствуют в альбоме с портретами
неизвестных солдат, военных корреспондентов, антивоенных активистов.




The Sixties - Фотограф Ричард Аведон (Richard Avedon)


The Sixties - Фотограф Ричард Аведон (Richard Avedon)


The Sixties - Фотограф Ричард Аведон (Richard Avedon)


The Sixties - Фотограф Ричард Аведон (Richard Avedon)


The Sixties - Фотограф Ричард Аведон (Richard Avedon)


В 1964 году Аведон выпустил фотокнигу «Ничего личного» (Nothing
Personal). Она открывается фронтисписом с нерезким портретом мужчины в
одних только плавках, очках и наручных часах, стоящего на коленях перед
замысловатым замком из песка. Заканчивается альбом такими же мягко
сфокусированными портретами влюбленной пары на море, беременной женщины,
которая резвится на мелководье, и мужчины, держащего маленького сына на
вытянутой руке над водой. Между этими снимками располагаются
многочисленные студийные портреты.


«Бытует легенда, будто в Америке живут одни
улыбающиеся люди. На самом деле правда заключается в том, что эта страна
была основана отчаянной, разобщенной и хищной ордой людей, которая
рвалась забыть свое прошлое и заработать денег на проживание. В этом
плане со временем мы абсолютно не изменились, и это отражается на наших
лицах, мы видим это в наших детях, в нашем непередаваемом одиночестве и
потрясающем уродстве и враждебности наших городов»

Джеймс Болдуин, сопровождающий текст к альбому «Nothing personal»



«Когда я был молодым, мои требования как художника в
точности совпадали с требованиями журнала, в котором я работал. Они
печатали то, что я хотел выразить. Но сейчас то, что интересует журналы
моды, перестало быть интересным мне».


Аведон полностью погрузился в портретирование.
Выставки-ретроспективы мастера проходили в лучших музеях Америки, а
тридцатилетний период работы в фотографии был подведен теперь уже
раритетными альбомами: «Portraits» (1976) и «Avedon: 1947-1977» (1978). В
1976 году в преддверие президентских выборов он выпустил альбом «Семья»
(The Family) c 69 черно-белыми снимками известных политиков,
бизнесменов и лидеров властных структур, таких, как Джордж Буш, Дональд
Рамсфельд и другие. Фотографии были опубликованы на страницах журнала
Rolling Stone, а автор прокомментировал публикацию с характерным для
него самоотрицанием:


«Это общий портрет элиты власти, но я абсолютно
ничего не чувствую по отношению к большей части этих людей. Я не
преследую идеи противопоставления республиканцев и демократов, добра и
зла».







Семья (The Family) - Фотограф Ричард Аведон (Richard Avedon)





«Как только эмоция или факт преобразуются в фотографию, они перестают быть фактом, чтобы стать мнением».


Аведон твердо настаивал на том, чтобы снимать окружающую
действительность такой, какая она есть, изо всех сил стараясь добиться
объективности. Он всегда тяготел к максимальному упрощению фотографии,
стараясь оторвать объект съемки от окружающей его среды. Даже те, кто,
казалось бы, был неуместен на белом фоне (например, рабочий-нефтяник Рэд
Оуэнс, сфотографированный Аведоном в 1980 году), оказывались один на
один с честной камерой фотографа.

Новый путь был тернист — многие критики просто отказывались считать

новые работы фотографа предметом искусства. Речь идет об альбоме
«Американский запад», в которой Аведон сфокусировал свое внимание на
замалчиваемой стороне жизни в Соединенных Штатах.

Эту серию фотографий Аведон представил в 1985 году (в нее вошел и

упомянутый выше портрет рабочего Рэда Оуэнса). На создание серии ушло 5
лет: с 1979 по 1984 год Аведон объехал 17 штатов и 189 городов, чтобы
сфотографировать 752 человека. В этом проекте Аведон выработал новую
стилистику «реальной» фотографии: на смену сияющему гламуру пришли
отчетливо прорисованные — до последней морщинки, шрама, родинки —
портреты. Строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный
объект в центре кадра. Мастер сознательно использовал нетипичный для
портретной съемки широкоугольный объектив — это вызывало оптические
искажения, подчас шокировавшие зрителя. Серия подверглась яростной
критике за представление Америки в «неприглядном виде», большинство
американцев не захотело признать себя в этих лицах, а экспозицию не
принял ни один музей Нью-Йорка. Первое представление грандиозной эпопеи
американцев произошло в том же году в Amon Carter Museum в Техасе, и уже
дальше экспозиция прокатилась по ряду музеев и галерей Америки.


Почитать больше можно на официальном сайте фотографа: http://www.richardavedon.com
И тут. Текст выше взят из "тут".





Tags: История фотографии, РНОТО
Subscribe

Posts from This Journal “История фотографии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments