?

Log in

No account? Create an account

montrealex

The Best Live Journal in Montreal and Canada

Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохие вина.


Previous Entry Share Next Entry
montrealex

Только что съел "пирожные", о которых не говорила Мария-Антуанетта.

Вчера супруга была по делам в центре Монреаля, куда мы выбираемся редко из своей дерёвни Дорваль.
Купила тех самых булочек, о которых не говорила, даже ещё когда носила башку на плечах, нелюбимая народом австриячка.


Image result for au pain dore montreal brioches

Ну, народ он такой, он мало кого любит.
Тем более, французский народ, не о нём речь.

Речь о том, что переводчики лажали всегда.
В незапамятные времена кто-то первый перевёл слово "бриошь", как "пирожные", хотя это - один к одному сдобные булочки.

И вторая часть фразы звучит так : Qu'ils mangent de la brioche. Причём употреблён партитивный падеж, свойственный, в частности, финскому. Но в лингвистику не будем углубляться.
Сделаем рекламу замечательной булочной "У золотого хлеба" в Монреале, где четыре бриоши (женский род) были куплены и съедены за вчера с вечерним чаем и за сегодня за завтраком.




Image result for au pain dore montreal brioches

Как развивались, согласно Стивену Фраю, да и не только ему, события:

"1789 год. Французская революция в разгаре. Парижская беднота бунтует, поскольку у народа нет хлеба, а королева Мария-Антуанетта — бесчувственно безразличная, пытаясь пошутить или просто из природной глупости, — не находит ничего лучшего, как предложить, чтобы вместо хлеба они ели пирожные. Проблема номер один заключается в том, что это были не пирожные, а бриоши. Согласно Алану Дэвидсону и его «Оксфордскому справочнику по кулинарии», «бриошь в XVIII веке представлял собой лишь слегка обогащенную (за счет скромного количества масла и яиц) булочку, по сути не далеко ушедшую от хорошего белого хлеба». Так что предложение королевы вполне можно считать попыткой сделать доброе дело: мол, если народ хочет хлеба, дайте им того, что получше.

И все бы хорошо, вот только Мария-Антуанетта ничего подобного не говорила. Фраза активно курсировала в печати начиная аж с 1760 года — для иллюстрации разложения аристократии. А Жан-Жак Руссо вообще утверждал, что слышал ее еще в 1740-м.

Последний из биографов Марии-Антуанетты, леди Антония Фрейзер, приписывает это высказывание совершенно другой королеве — Марии-Терезии, супруге Людовика XIV, «Короля-солнце», — хотя в действительности сказать ее мог кто угодно: восемнадцатый век не испытывал недостатка в благородных барынях. Возможно также, что знаменитая фраза вообще была придумана в пропагандистских целях.



Хронологически проблема заключается ещё и в том, что Мария-Антуанетта на тот момент (по записям — 1769 году) была незамужней принцессой и жила в своей родной Австрии. Во Францию она прибыла лишь в 1770 г. Как и упомянуто выше, в своём произведении Руссо не указал конкретного имени. Несмотря на нынешнюю популярность фразы, она практически не употреблялась во времена Великой французской революции. По-видимому, меткую фразу придумал сам Руссо, поскольку ему и многим другим французам очень хотелось верить, что её на самом деле произнесла королева, ставшая всем ненавистной накануне революции.

О принадлежности авторства афоризма Марии Терезии, произнёсшей его за сто лет до супруги Людовика XVI говорит в своих воспоминаниях граф Прованский, не замеченный в рядах рьяных защитников чести Марии-Антуанетты. Другие мемуаристы XVIII века называют авторами дочерей Людовика XV (мадам Софию или мадам Викторию).

Image result for валентина матвиенко

В России, кстати, тоже есть воплощённая в полстакане Мария-Антуанетта.
2017 году в России Валентина Матвиенко предложила студентам отказаться от общежития и купить недорогую квартиру. "Пусть это 50 квадратных метров, но для начала и это неплохо".

В своих записных книжках советский писатель Л. Пантелеев отмечал:

Марию-Антуанетту обвиняли в авторстве издевательской фразы:
— Если у народа нет хлеба, пусть ест пирожное.
Но автор этой фразы — сам народ. В Новгородской деревне говорят:
— Хлеба не станет — будем пряники есть.
И еще:
— Что нам хлеб — были бы пироги.[2]


Image result for круасан

Известна и еще одна история, согласно которой именно Мария-Антуанетта познакомила Францию с круассанами, якобы привезенными из родной Вены. Нам этот миф тоже представляется маловероятным, поскольку первое упоминание о круассанах во Франции относится лишь к 1853 году.

Что интересно, примерно в то же самое время странствующие австрийские кондитеры завезли рецепт слоеного теста в Данию. С тех пор знаменитые «датские плюшки» известны в этой стране как wienerbrod («венский хлеб»).

В Вене же их называют Kopenhagener (То есть «копенгагенскими» (нем.)."







Posts from This Journal by “Мария-Антуанетта” Tag