?

Log in

No account? Create an account

montrealex

The Best Live Journal in Montreal and Canada

Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохие вина.


Previous Entry Share Next Entry
montrealex

Эппломаньяки отмечаются, как за коврами в СССР.

В Москве уже выстроилась очередь за новым айфоном. При этом продажи новых устройств Apple начнутся только 28 сентября.

По информации The Village, очередь на Тверской начала собираться еще в воскресенье вечером, 23 сентября. Пришедшие люди мокли под дождем, а часть из них расположилась на тротуаре с пляжными зонтами и термосами.

Тем временем на Avito продают места в этой очереди за сотни тысяч рублей. Цены на такую услугу начинаются от 35 тысяч и достигают 250 тысяч рублей. А доставка телефона раньше старта продаж обойдется в 300 тысяч рублей. Один из пользователей Avito продает первое место в очереди за 1,5 миллиона рублей.

Apple представила новые устройства 12 сентября. Минимальная стоимость моделей XS и XS Max составит 87990 и 96990 рублей соответственно.



Из книги Хедрика Смита "Русские" (1976 год). Глава "Искусство стояния в очередях".


              В Америке единственным настоящим примером стоицизма в очередях явилось наличие предрассветных скоплений автомобилей у заправок во время топливного кризиса 1973-1974 годов, что вызвало волну национального самоунижения. Но это явление было временным и касалось лишь одного товара. А представьте, что это происходит повсюду, всё время, и вам покажется, что советский шоппинг - это круглогодичная погоня за рождественскими подарками. Приемлемой нормой является то, что русская домохозяйка проводит в очередях два часа ежедневно, семь дней в неделю, каждый день испытывая то, что её американская коллега делает с куда меньшим напряжением сил максимум два раза в неделю. Советская пресса даёт цифру в 30 миллиардов человеко-часов, теряемых в очередях ежегодно только в магазинах. Сюда не входят несколько миллиардов, проведённых в швейных ателье, парикмахерских, на почте, в сберкассах, химчистках и различных приёмных пунктах, типа ларьков для сдачи стеклотары и т.п. Но 30 миллиардов человеко-часов достаточны для того, чтобы 15 миллионов работников были заняты по 40 часов в неделю.
              Я лично знал людей, которые стояли в очереди 90 минут для того, чтобы купить ананас, по три часа, чтобы две минуты покататься на американских горках, три с половиной часа, чтобы купить большой кочан капусты, причём перед самым подходом их очереди капуста кончилась, 18 часов люди стояли на запись на покупку ковра, которую им предстояло сделать в будущем, и при этом были безмерно счастливы. Очереди могут быть от нескольких сотен метров, но могут и растягиваться на полквартала, достигая полутора километров, причём двигаются они с изматывающе малой скоростью. Наши московские друзья, живущие на юго-западе, сфотографировали очередь, стоявшую целых два дня и две ночи в четыре ряда и тянувшуюся через весь жилой район. По их оценке, в очереди было 10-15 тысяч человек. Они записывались «на ковёр», пользуясь возможностью, которая выпадает раз в году на один московский квартал. Жгли костры на снегу, и треск горящего дерева, а также приглушённый мерный шум разговоров помогали нашим друзьям не заснуть ночью.
              И всё же, несмотря на такие испытания, инстинктивной реакцией женщины, видящей очередь, является позыв немедленно занять её, прежде чем она выяснит, что дают. Очередь обладает своей собственной притягательностью. Не раз и не два я слышал от русских, что нормальной реакцией человека на очередь должно быть предположение, что стоят за чем-то стоящим. Неважно за чем. Вставай в очередь, потом спросишь. Или узнаешь, когда твоя очередь подойдёт. Одна женщина- юрист рассказала мне, что однажды увидела громадную очередь, выходящую из дверей ЦУМа. Она спросила в конце очереди, что выбросили. Ответом ей было: «Не знаем». Некоторые даже шикали на неё за то, что она мешает. По её словам, она прошагала вдоль очереди метров 20-30 и спрашивала всё время, что же такое дают, но ответа так и не получила. В итоге она отказалась от мысли встать в очередь.
Нина Воронель, переводчица детской литературы, рассказала, как однажды она покупала про¬стой ручной миксер за 30 рублей ($40), когда к прилавку поднесли восточногерманские бра в коробках. «Я сказала продавцу, что возьму одну лампу, отложите мне, и пошла выбивать чек. Пока я ходила на кассу, образовалась очередь из по меньшей мере 50 человек. Как они об этом узнали, я понятия не имею, просто прошёл слух. Как это всегда тут бывает, мы так узнаём. Почти весь магазин сбежался в отдел. Не имело никакого значения, нужны были им бра или нет. Люди покупают далеко не только то, что им нужно, а то, что, по их мнению, стоит того, чтобы заиметь. Некоторые их перепродадут. Некоторые подарят друзьям. Но большинство оставит «про запас». Лампа всегда может пригодиться. Хорошая ткань всегда нужна, шуба, меховая шапка, хорошие зимние сапоги, яркие летние платья, напольные коврики, посуда, эмалированные кастрюли, чайники, хорошие свитера типа кардиган, зонтики, приличные сумочки, секретеры, пишущие машинки, хорошие женские лифчики, а не уродцы советского покроя без возможности подгонки, не поддерживающие грудь и сварганенные для полногрудых колхозниц. Спросом пользуются чешские или польские лифчики, белые и приятные для глаза, а не русские синие и мешкообразные, да ещё и разрисованные розочками. Вот почему люди так быстро встают в очередь. Может быть достанут что-такое».
              Люди образуют очередь наподобие уток, бросающихся за куском хлеба, брошенным в пруд. В одном киевском магазине я как-то оказался недалеко от отдела, где продавали женские перчатки, как вдруг услышал, что кто-то произнёс слова «улучшенные перчатки». Меня чуть не снесло волной женщин, устремившихся к прилавку. Одна особенно агрессивная молодая дама пролезла вперёд, осмотрела перчатку через голову стоящей впереди неё женщины, громко провозгласила, что перчатки не импортные и стала прорываться обратно из очереди. Некоторые из женщин последовали её примеру и перестали стоять. Но в конце очереди люди об этом по-прежнему не знали и продолжали толпиться до того момента, как мимо не прошла продавец с тележкой, гружёной мужскими ветровками приличного вида. Словно отливная волна, толпа покупателей отвернулась от отдела с перчатками и чуть ли не впечатала бедняжку в угол, где, по мнению толпы, предполагалось устроить продажу этих курток. Но продавщица совсем не собиралась торговать ими в углу. Ей удалось прорваться к лифту только после допроса о цене, размерах и отделе, где куртки будут продаваться.

Posts from This Journal by “Хедрик Смит” Tag


  • 1
Бедные колхозницы, до сих пор достается им. Видела в молодости женщину-колхозницу и ее руки натруженные, с какой-то сумой. Приехала в райцентр за хлебушком, подушечками, а может быть в больничку. И лифчиков наверное вообще не носили.

Бедные колхозницы, до сих пор достается им.

Да, тяжёлая досталась доля.

  • 1