montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Category:

У Нагловской хватало на это наглости

Мария Нагловская: русская, которая проводила «черную мессу»

Мария Нагловская, более известная, как Мария де Нагловска, а также под прозвищем La Sophiale de Montparnasse — Софиаль Монпарнаса, в начале 30-х годов шокировала Париж своим религиозно-философским учением, в котором заумные рассуждения о сущности божественной Троицы сочетались с эротическими практиками, густо замешанными на сатанизме и тантризме. Кто же такая Нагловская и в чем заключался ее культ храма Третьей Эпохи?

Биография

Все, что мы знаем о Марии Нагловской, известно, по большей части, с ее слов, и найти подтверждение этим фактам довольно сложно.


Мария Нагловская в  детстве

Она родилась в 1883 году в Санкт-Петербурге в аристократической семье. Ее отец был генералом, участвовал в Балканской войне. Смерть он нашел во время игры в шахматы с нигилистом, который считался другом их дома, — тот отравил генерала Нагловского. Мать Марии умерла, когда девочке было 12 лет. Тетка устроила ее в Смольный институт. После революции 1905 года Мария посещала петербургские салоны, в которых собиралась богемная публика. Там она познакомилась с еврейским музыкантом Мойшей Хопенко. Любовь православной аристократки и бедного еврея была очевидным мезальянсом, поэтому молодым людям пришлось бежать в Европу, где они и поженились.

Этот брак дал Марии троих детей, но особенного счастья, похоже, не принес. Мойша Хопенко был убежденным сионистом, однако Мария его взглядов не разделяла. Кончилось тем, что Мойша бросил ее и уехал в Яффу. Мария, оставшись с детьми на руках, зарабатывала на жизнь переводами, а также преподаванием в частных школах Женевы. Затем она перебралась в Италию, где продолжила преподавать и начала публиковать свои статьи. В Италии она познакомилась с Юлиусом Эволой – известным оккультистом, теоретиком фашизма, с которым у нее, видимо, была любовная связь.

В 1930 году Мария перебралась в Париж. Один из ее сыновей, который сумел разбогатеть, взял на себя заботы о матери, и она жила в богемном районе Парижа Монпарнасе, занимаясь распространением своих оккультных идей. Умерла Мария Нагловская в 1937 году.


Истоки мировоззрения Нагловской

Молва утверждает, что в молодости в Петербурге Мария была знакома с Распутиным, который и преподал ей первые уроки оккультно-эротической философии. Приписывают Нагловской и связь с сектой хлыстов, которая практиковала оргии.

Мария рассказывала о каком-то философе из монастыря «на берегу Байкала», который будто бы открыл ей некие тайные знания. Возникал в ее рассказах и монах из Рима, который, по ее словам, был достаточно известной личностью, однако имени его она так и не назвала. Этот монах будто бы дал ей кусочек картона, на котором был изображен треугольник, символизирующий святую Троицу. Две стороны символизировали Отца и Сына, а третья – Духа Святого, но Мария утверждала, что старый монах поведал ей о том, что Дух Святой есть женщина.

Очевидно влияние на Марию, оказанное Юлиусом Эволой и другими оккультистами его круга. Она заявляла, что ею был установлен контакт с «представителями европейского сатанизма» и она даже прошла инициацию посредством обряда «магической любви», познав «отвратительное счастье сатанинского наслаждения».

Суть учения Нагловской

Божество, учила своих адептов Нагловская, троично: отец, сын и мать. Отец однороден, он есть отправление или падение. Сын двоичен, он вечно борется с противником, единосущным его натуре, сатаной. Мать троична, она есть возвращение к началу после окончательной битвы и примирения в сыне двух его натур. Мать происходит от отца и сына и содержит их обоих. В соответствии с троичностью божества история делится на три эпохи. Первая эпоха соответствует еврейской религии — это эпоха отца. Вторая – эпоха сына, она совпадает с временем христианства. Третья эпоха еще не пришла, это будет эпоха матери, и религия ее – религия матери, и центром этого культа станет золотая месса. Себя Мария Нагловская позиционировала как одну из первых жриц этой грядущей эпохи.

Практики религии храма Третьей Эпохи

Думается все же, что в кафе на Монпарнасе, где Нагловская еженедельно выступала с изложением свой доктрины, публику привлекала не эта галиматья, а тот факт, что после публичной лекции и ответов на вопросы, адепты переходили в другое помещение, где предавались интимным практикам.



Одна из них называлась «золотой мессой». «Жрицы», одетые в шелк золотого цвета, под очень красивую музыку танцевали и совершали разнообразные ритуальные действия, в том числе и причащение вином. Завершался ритуал торжественным совокуплением 20 пар.

Другая практика именовалась «циркулем». В центре помещения ставили мужчину или женщину. У его (ее) ног лежала «жрица», так что со стороны эта группа выглядела, как раскрытые ножки циркуля. Зрители брали друг друга за руки, создавая магическую цепь. Участники посредством групповой концентрации производили энергию, которую «жрица» «притягивала» к себе. При этом она каким-то образом еще и генерировала энергию между собой и своим партнером. В итоге энергии «набегало» столько, что в руках у жрицы теоретически должен был оказаться светящийся шар. В этом обряде обходились без интимного контакта, энергия производилось лишь благодаря концентрации участников. Относительно того, возникал ли когда-нибудь «энергетический шар» в действительности, сведений не сохранилось, однако есть воспоминания очевидцев, которые говорят о том, что во время этих практик настроение царило самое легкомысленное, сопровождавшееся шутками и употреблением шампанского.

Related image

Впрочем, была у адептов храма Третьей Эпохи и еще одна, весьма рискованная, практика — «испытание повешенного». Мужчина, добровольно решившийся на этот обряд, возбуждался, а затем «самоповешивался» на виселице. Как известно, при повешении происходит эрекция. Как только человек терял сознание, его вынимали из петли и клали на ложе, а одна из жриц совокуплялась с ним. При этом удавленник должен был исхитриться и избежать выброса семени. Все это вызывало состояние «сверхнаслаждения», преобразуя повешенного в «величайшего безумца тайных учений».

Под ритуал с повешенным Мария Нагловская подводила сложнейшую философско-эзотерическую базу, однако дело едва не закончилось обычным уголовным процессом. Ходили слухи о ком-то, кто на самом деле скончался на добровольной виселице, так и не завершив обряда «испытание повешенного».


Мария Нагловская (более известная как Мария де Нагловска) родилась 15 августа 1883 в Санкт-Петербурге, от брака Димитрия Нагловского и Екатерины Камаровой (Kamaroff). Понятно, что большая часть биографии Нагловской известна только с ее слов. К примеру, по утверждению самой нашей героини, ее отец был генерал-лейтенантом, успешно участвовал в балканской войне с турками вместе с генералом Гурко, а затем был назначен казанским губернатором. Здесь он и был отравлен во время игры в шахматы нигилистом, который считался другом их дома. Мать Нагловской происходила из русской аристократической семьи и дала ей хорошее воспитание, но в 1895 году умерла и она.



Воспитание 12-летней Марии взяла на себя ее тетя. Нагловская успешно закончила Смольный институт в Санкт-Петербурге. После революции 1905 года она стала завсегдатаем различных богемных салонов, в которых собирались художники, писатели и музыканты. Там она познакомилась с музыкантом-скрипачем Хопенко (Hopenko), влюбилась в него. В глазах общества это был мезальянс. Хопенко был бедным евреем, Нагловская — православной и аристократкой. Поэтому им пришлось уехать в Берлин, а затем в Женеву, где они поженились.
В Женеве Мария преподавала в частных школах русским эмигрантам, а ее муж давал концерты на скрипке. Вскоре у них родились дети: Александр и Мария. Муж Нагловской был убежденным сионистом и лично знал Теодора Герцеля. Поэтому двое старших детей (Александр и Мария, получившая также имя Эстер) были воспитаны в иудаистской традиции. Нагловская несколько раз ездила в Россию, пытаясь помириться со своими родственниками, но это ей не удалось. В 1910 году ее муж уехал в Палестину, где, по протекции друзей-сионистов, был назначен руководителем консерватории. Уже после отъезда мужа, у Нагловской родился сын Андрей. Поссорившись с супругом, Мария не захотела давать и этому своему ребенку еврейского воспитания. Это стало поводом для многих конфликтов, но позднее, во время второй мировой войны, позволило Андрею избежать депортации.

С 1916 года Мария Нагловская начинает публиковать свои статьи на различные политические темы в швейцарской прессе. Как утверждает сама Нагловская, за свою политическую деятельность ей пришлось претерпеть немало гонений, в частности, ее даже ненадолго арестовывали по подозрению в шпионаже. Несколько раз поменяв места жительства в Швейцарии (Женева, Берн, Базель) и поручив двух младших детей швейцарским благотворительным организациям (старший сын Александр уехал к отцу в Палестину), Нагловская уехала к своему другу в Италию. Там она продолжала преподавательскую деятельность, сотрудничала в газете «Italie» и продолжала заботиться о своих детях. Даже смерть ее друга, покончившего с собой, не сломила Нагловскую. Она продолжала работать, перевезла двух своих младших детей в Италию. (Вскоре младший сын Андрей уехал в Палестину к отцу).
В 1927 году ее старший сын Александр, сделавший успешную карьеру коннозаводчика в Александрии, пригласил к себе мать. В Александрии Нагловска продолжает сотрудничать в различных газетах («La Reforme» и «Alexandrie Nouvelle»). Также она знакомится с инженером-механиком из Швейцарии и выходит за него замуж. В 1929 году она переезжает в Швейцарию, но уже в 1930 году возвращается в Рим. В этом же году она переезжает в Париж, где ее друзья пообещали ей работу в одном из издательств. Однако устроиться в издательство не удалось, и заботу о содержании Марии Нагловской взял на себя ее сын Андрей, который также переселился в Париж.
Мария Нагловская поселилась в фешенебельном парижском районе Монпарнас. Там она создала свой салон, где собирались поэты, писатели и все те, кто интересуется оккультными науками. С октября 1930 по декабрь 1933 года Нагловская (или как она теперь себя называла «де Нагловска») издает газету «La Fleсhe» («Стрела»), в которой печаталась сама и публиковала статьи других оккультистов, включая Эволу. За три года существования «Стрелы» вышло восемнадцать номеров.


Мария Нагловская: русская, которая проводила «черную мессу»

В 1931 году Нагловская составила, перевела на французский и опубликовала собрание работ американского оккультиста Паскаля Беверли Рэндольфа, который писал о сексуальной магии и работе с магическими зеркалами.
В 1932 году она создала «Братство Золотой Стрелы» (Confrerie de la Fleche d'Or) для занятий сексуально-магическими практиками, действовавшее в Париже до 1935 года. Также она вела оккультные семинары, на которых собиралось до 40 человек; среди прочих, на них присутствовали такие известные писатели и художники, как Юлиус Эвола, Уильям Сибрук, Ман Рэй и Андре Бретон.
В 1935 году Нагловская выступила в «Клубе де Фобур» с лекцией под названием «Магия и сексуальность. Что такое магический коитус? Что такое символический змей?» Владельцев клуба обвинили в нарушении общественных приличий, но на суде они были оправданы.

Image result for мария нагловская

Нагловская опубликовала три книги: полуавтобиографический роман «Священный обряд Магической Любви» (1932), мистический трактат «Свет секса» (1932) и книгу о более сложных сексуально-магических практиках под названием «Тайна повешенного» (1934). В этих работах она изложила свое «Учение третьего Срока Триады», оказавшее немалое влияние на европейские оккультные круги.

Image result for мария нагловская

Так это или нет, но в 1936 году Мария Нагловская внезапно сворачивает деятельность, объявляет свою миссию завершенной и срочно покидает Париж. Вскоре она умрет в Цюрихе.

Исток: Интернет, разные сайты.
Tags: История, Париж
Subscribe

Posts from This Journal “Париж” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments