montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Categories:

Нелёгкая судьба молдавского писателя в Монреале

Сначала преамбула. Когда въехал в новую собственную квартиру в 2014 году, я купил в патриотическом канацком магазине Хадсон Бей (на патриотизм мне накакать как на российский, так и на канацкий, просто скидка была хорошая) стиральную и сушильную машину. Когда мне позвонили, что скоро привезут, то начали говорить по-французски (довольно прилично), а потом на чистом русском спросили, говорю ли на нём я. Ну, фамилия-то у них была... Перешли на русский.
Короче, притаранили и устанавливали машины двое русскоговорящих и я их спросил, откуда они. Оказалось - молдаване.

Потом я ещё раз столкнулся с тем, что именно молдаване привозили мебель, диван из Икеи, но уже, конечно, другие.

Потом слышал, что у молдаван чуть ли не монополизирован бизнес доставки в Монреале. Впрочем, обобщений делать не могу, подробно не изучал.
Поэтому я ничуть не удивился, когда вчера случайно попал вот на этого молодого (1979 г.р.) крепкого весельчака. Который, забегая вперёд, как оказалось, работает, или, по крайней мере работал грузчиком в нашем мегаполисе.

Как я узнал про эту деталь биографии этого до вчерашнего дня совершенно незнакомого мне чувака? Да из написанного им самим!

Тут я останавливаюсь, скидываю с плеча страп – длинный черный ремень, на котором мы носим вещи, – и хохочу. Дима, хоть и дуется для виду, рад передышке. Культуристом он только называется. Весит килограммов шестьдесят… не больше упитанного барана! Он, наверное, единственный грузчик Монреаля, который в свободное время ходит в зал, с гордостью говорит мне Дима перед тем, как мы заходим в эту социальную квартиру.
Социальная, это от социум, c’est-à-dire [то есть] от «общество». Речь идет о социальной программе помощи уязвимым слоям населения. За невинной формулировкой скрывается, по версии Димы, обитель зла.

[Дальше - неприлично 18+]Проклятые латиносы, сраные иранцы, ушлепищные венесуэльцы, конченые колумбийцы, обтруханные китаезы. А уж про ниггеров он, Дима, вообще молчит. Пусть только я не думаю, что он расист какой. Нет, ничего подобного… Теперь надо взять страп на плечо и рывком подняться с пола. На колени лучше не вставать, нужно присаживаться, как тяжелоатлет со штангой. Глубокий присед. Такой глубокий, чтобы срака в пол уперлась. Есть? Поехали! Так о чем он, кряхтит Дима. А, ниггеры, интернационал. Он, короче, ничего против людей по цвету кожи, или там запаху, не имеет. Хотя от черножопых воняет, и это медицинский факт. Но Дима – все равно не против! Нет уж, мистер. Он вырос в Советском Союзе, его воспитали на дружбе народов. Сам он жид. Да-да, не нужно стесняться. Он себя так и называет. Отец его был настоящий жид, с обрезанным поцем. Когда Дима разыскал папочку где-то в Магадане и тот с удивлением познакомился с одним из выкормышей своего многочисленного потомства от двенадцати жен, разбросанного по всему Союзу, то решил прибегнуть к последнему средству, чтобы отпугнуть сынка с его любовью. Le dernier argument de roi [последний довод короля]. Снял штаны и показал Диме член. Тот оказался обрезан. А что он, ну то есть Дима, а не член? А ничего. Он заплакал и обнял родного отца, который сбежал от мамашки лет пятьдесят назад и которого Дима разыскал наконец. Так они и стояли, обнявшись. Дима, в тулупе и шапке-ушанке, и его пьяненький папаша – со спущенными ватными штанами и обрезанным поцем, который на морозе весь посинел.

РИА Новости


Встречайте, это - Владимир Владимирович Лорченков, на фото 2014 года,  когда "Новая газета" писала о нём в стиле: "Русский писатель, живущий на окраине бывшей империи и издающийся в США", а сам он разглагольствовал о том, что его читают на Западе и сравнивает себя с Уэльбеком:

— Я бы не говорил о каком-то особом успехе. Скажем так: меня там читают. Дело в том, что мой мир — это и их мир. Мне куда ближе Фитцджеральд и Хемингуэй, чем любой советский писатель. Хотя, казалось бы, язык-то один… Соответственно, и для читателя из США, Франции или Германии мой текст — абсолютно свой.



Потому что я не произвожу «клюкв на экспорт», как многие мои российские коллеги, полагающие, что условный «Запад» ждет от них чего-то условно «русского». «Дай-ка я надену колпак и начну кривляться», — думает такой автор. И лепит — про tyran Putin, медведь, Gulag, Kaukaz и пельмени. Все это вывозится на международные ярмарки Федеральным агентством по печати. Спросом, разумеется, не пользуется. Люди, озлобленные, возвращаются в Россию и пишут колонки в глянцевых журналах про то, что «Запад не читает русских писателей нам, русским людям, назло». Я так понимаю, мстят за Крым? Вспомните XIX век, наивысшую точку русской литературы. Чехов, Толстой, Достоевский… То, что они писали, не было «экзотикой», товаром на вывоз. Русская литература XIX века описывается одной фразой: «Талантливые образованные европейцы писали на европейском языке выдающиеся европейские романы». Потому европейцы их и читали. Нет в литературе отдельной категории — «жители Запада». Есть сообщество людей, которые читают: оно, как дворянство когда-то или интернет-пользователи сейчас, — наднационально, не разделено границами. Вменяемые, доброжелательные люди, а нужна им хорошая литература: британский писатель Барнс, французский Уэльбек и русский Лорченков тоже, надеюсь. Русские — часть европейской цивилизации. Нас воспринимают, как равных, и готовы читать, как равных. Главное при этом — быть равным.

Казалось бы, если ты равен западным писателям, то должен издаваться, быть нарасхват и грести гонорарами доллары лопатой. Чёж ты вы грузчики-то пошёл такой умный и читаемый?
А ларчик - то просто открывался. Полистайте книжонку, испущенную писателем уже в Монреале:

Таун Даун

Всю книгу можете тоже прочитать, но не советую. Адский порнографический треш. Мне любопытно было, что фигурирует Монреаль в его тексте.

...дочка, ангелочек лет пяти, которая трется вокруг нас, вызывая дикое раздражение Димы. Он, как мы уже выяснили, ничего не имеет против индусов там или черных. Но ведь эти – которых мы перевозим – они же чистый убыток государству. Никаких эмоций! Ничего личного! Но он, Дима, – жид Дима, как он просит себя называть, – считает, что такие семьи и таких детей нужно расстреливать из пулемета. Вывозить за город, желательно подальше… Куда-нибудь в Mont-Tremblant, например… Там красиво… реки, горы… карьеры… Никто ничего не увидит и не услышит, крики не будут доноситься до города… Нужно всех строить в колонны и расстреливать из пулеметов. В Канаде что, боеприпасов нет? Такая богатая страна. Такой жесткий отбор. Он, Дима, разве что не отсосал офицеру иммиграционной службы, который рассматривал документы на выезд. Он и отсосал бы! Просто офицер оказался женщиной. Так что Дима, поигрывая несуществующими мускулами под войлочной клетчатой рубашкой – он уже тогда готовился к Канаде и ее провинциальному стилю – предложил ей куни. А что?! Куни, я что, не знаю, что такое куни? – поражается Дима.

Надеюсь понятно теперь про писателя-грузчика? Тот факт, что книга не продаётся на Амазоне (хотя, может, и продаётся, я же не смотрел), а целиком и бесплатно выложена на сайте любителей чтива, красноречиво говорит о том, что на Западе Владим Владимыча, конечно, читают (ну вот я же почитал), но деньгу не отстёгивают. Бяда...

Вам жалко писателя из бывшей солнечной советской республики, родины "Лидии", "Изабеллы", "Солнцедара" и прочих "Ароматов задов"?

Мне - очень. Я обливаюсь горючими слезами, читая его chef-d'œuvre. И грязными словами ругаю проклятых пиндосов, кваков и всех перечисленных Димой, а на самом деле, думаю, самим Вовочкой, плохих людей, так и не сумевших материально оценить уровень соотечественника Достоевского, Чехова и Толстого. (См. окончание интервью Лорченкова "Новой")
Tags: Молдаване, Монреаль, Русскоязычные
Subscribe

Posts from This Journal “Русскоязычные” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments