montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Categories:

Третья часть рассказа о судьбе красного финна Антти Питкянена

Третью часть видео почему-то загрузить на Ютьюб не получилось. Ну, загрузил на Рутьюб.
По крайней мере не будут доёживаться сообщениями о том, что вы, мол, копирайт нарушили, но не беспокойтесь, репрессий не будет.
Да блин, не нарушал я копирайт! Всё указал, как должно - автора и т.д. Перевод только мой, для моего личного бложика.
Вам же, дуракам, реклама. Кто вас на английском-то посмотрит про этих финнов?

Всё Письма из Карелии. Part three от Суперканал с реки Сен-Лоран. на Rutube.">


Всё Письма из Карелии. Part three от Суперканал с реки Сен-Лоран. на Rutube.



Транскрипт (редактировался по ходу монтажа, может не совпадать с картинкой):
20:30
В 1931 году, спустя всего год, как он нашёл тело Вилье Росволла, Аате плывёт в Карелию. И плывёт далеко не один.
«Только из нашей школы поехали Вейкко Люютинен, Тауно Питерсен, Мэт Хоксел, Аате, Розенгринз, семья Кристин с двумя сыновьями, Аату Питкянен, дядя Аате. И Арте Питкянен, он холостяк был, поехал».
В то время как Канада страдала от депрессии, экономического кризиса и безработицы, Аате сразу же нашёл работу в Карелии электриком на предприятии, занимавшемся телефонной связью
«Предполагается, что мы должны сращивать провода, но когда обрывов нет или мы не тянем провода, то делаем почти всё. Ну и, конечно, нам во всём помогают».
«Да уж, работы тут точно хватает. Не нужно беспокоиться, что станешь безработным».
Лучший друг Аате, Матти Хоксел, был женихом Марты.
«Матти работает в Вилге шофёром на грузовике. Если бы Марта к нему приехала, он бы не так по ней скучал»
«Мои папа с мамой так не хотели, чтобы я уезжала. О, Господи, их драгоценная Марта поедет в Карелию! Они не одобряли этой затеи.
Они сказали: «Марта, мы купим тебе машину, если останешься дома».



«Какое там! Мне нетерпелось уехать. Лимузин меня не ждал там. В кузов грузовика меня посадили. Даже когда замуж выходила, ехали в кузове. Так было всю мою тамошнюю жизнь».
«Всегда так было. Такой вот была моя жизнь там. Работала в лесу. Разнорабочей. На самом деле. Только очень сильно скучала по дому»
Карелы обнаружили, что Аате был очень сильным лыжником. Он очень скоро стал спортивной знаменитостью в скоростном спуске и гонках на лыжах.
А когда он не стоял на лыжах, то занимался политикой.
«Сегодня вечером были на радио, исполняли хоровые речитативы. Мы часто туда ходим, в рамках работы в молодёжной агитбригаде.
Мы также создали молодёжный клуб английского языка, а я являюсь организатором политобучения».
Его письма показывают характер молодого человека с гигантским аппетитом ко всему карельскому..
«Привет, сестрёнка. Ты спрашивала про Ирму. Она была летом моим увлечением. Таких увлечений тут порядочно.
Среди холостяков это – как болезнь тут. Они меняют старых на новых так же часто, как цыгане меняют лошадей».
Несколько лет казалось, что мечта осуществится. Иммигранты из Канады, США и самой Финляндии создавали яркое невиданное доселе сообщество.
Раз уж условия были тяжёлыми, то от них, по крайней мере зависело улучшение.
Они создали свои школы, газеты, театры, оркестры и органы самоуправления.
«За участие в праздновании годовщины революции меня поощрили призом за пример в работе, дали 50 рублей. Я также получил паспорт гражданина Советского Союза. Так что теперь я не смогу вернуться домой, даже если захочу. Но не могу себе представить, что когда-нибудь пожалею о своём решении».
Но были и те, кто уже сожалел. Они не нашли в Карелии того, что искали.
«Многие вернулись. Очень многие. Были так разочарованы, что решили вернуться. Это те, кто смог. Но не все смогли».
Постепенно разочарование уступило место страху.
«У нас были прекрасные друзья. Вдруг, понемногу, кто-то стал исчезать. Кто-то приезжал посреди ночи и забирал их. Забрали многих из наших американских и канадских друзей. Это было невероятно».
Во имя разоблачения предателей Сталин развязал безжалостную кампанию террора и карелам «повезло» оказаться в числе его первых жертв.
«Люди, что возвращались, рассказывали ужасные истории и мы между собой судачили: «что они такое говорят? Небылицы!»
«Не забывайте, что мы были коммунистами. Мы не верили в эти россказни, считали их происками врагов»
«Вражеской пропагандой».
«Да, вражеской пропагандой считали. И многие не поверили в неё».
Никто и не мог в такое поверить. Даже тогда, когда за арестами людей последовали атаки на финские организации. Даже когда арестовали всё правительство республики, включая Эдварда Гюллинга, основателя Советской Карелии и героя каждого финского коммуниста.
Зная о том, что невиновны, они не сознавали, что дело и не было в том, виноват человек или нет.
Через несколько месяцев Марта Хоксел приняла самое лучшее решение в своей жизни.
«Мне сказали, что уволят с работы, если я не получу российского гражданства, ноя не собиралась отказываться от моего канадского гражданства. Поэтому я сказала Мэтту, что не собираюсь тут оставаться.
Еду домой и не желаю становиться российской гражданкой, чтобы не оказаться в итоге чёрт те знает где. Он – то не очень одобрял мой план, но я сказала: «Ты оставайся, а я поеду!». Так мы и сделапли. Уехали. В спешке
Для тех, кто остался, на смену смятения пришёл страх, а потом и ужас. Многие взывали к Сталину. Конечно же, он не знает, что творят от его имени.
Из писем, посланных тётей Тайми, Айно Питкянен, мы узнаём из первых рук о терроре в его разгаре.
«Тайми, я читала эти писма, что твоя тётка Айно, которой во время чисток удалось убежать в Финляндию и она говорит в них об арестованных. Пишет в июле 1938 года, что там в России, они живут в постоянном страхе. Кого заберут в следующий раз?»
«Вы не поверите, какой была прошлая зима. Люди ничего плохого не сделали. Только трудились изо всех сил. А они с нами вот так обращаются. Кто-то в тюрьме, иных сослали. Мы даже спать не смели. Всё время на дверь смотрели, не идут ли солдаты. Они всегда приходили по ночам».
«Они взяли отсюда всех. Якки М. Саари П. Артту Р. Пекка Л. Лайли Пааво и Эркки Смоландер были арестованы прошлой осенью».
Якки М. Кто бы это мог быть? – Миккола. У него была недвижимость напротив от дома наших родителей в местечке Джейкс».
Ты помнишь кого-нибудь по фамилии Люютинен? – Да. – Кто он был? Он был одним из парней моего класса, моей школы.
А потом тут есть ещё Артту Р… Вероятно это Розен – Розенгрин. Он и его жена Сильвия уехали в Карелию. И без всякого предупреждения Арта взяли и никто больше о нём не слышал.
У Сюльви Розенгрин было двое детей. Когда мы уезжали, она была полубезумной. Жила в комнате с восемью женщинами и тремя другими детьми.
К женщинам, мужья которых были арестованы, отношение было плохое. Их заставляли идти работать в лес, даже если у них были малыши. А выжить с маленькими детьми, работая в лесу, было невозможно.
Вы можете подумать, что я ругаю Советский Союз, но это не так. Просто пишу о том, что есть. Это не идёт от партии или правительства, а вина саботажников, проникших в такие сферы, где они могут угнетать рабочих.
Наша совесть, по крайней мере, чиста. Мы ничего плохого Советскому Союзу не сделали.
Миллионы таких, как Айно Питкянен не могли заставить себя винить Сталина. Он же был стражем их революции. Какие причины были у него арестовывать тех, кто верно ему служил?
То, что это был параноик и психопат, помешавшийся от своей абсолютной власти, было непредставимо.
Со временем сталинские чистки охватили всю страну, искромсали партию, рушили завоевания революции. Миллионы были схвачены и казнены, но многие всё ещё поют хвалу бандиту – грузину.
Tags: История, Канада, Карелия, Петрозаводск, Финны, Эмигранты, Эмиграция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments