Categories:

Перевод – это не искусство!

§ 1. Слишком часто из-под пера порой даже и опытных переводчиков выходит заключение о том, что перевод – это искусство. Несомненно, доля правды в нём есть, но такое мнение, тем не менее, намеренно ограничивает природу объекта нашего исследования. На самом же деле перевод является дисциплиной точной, обладающей своей методикой и не лишенной свойственных ей проблем. Именно в таком разрезе мы и будем его рассматривать. На наш взгляд, безоговорочная постановка перевода в ранг искусств, скажем, на восьмое место, нанесло бы ему большой урон. Ведь таким образом ему отказывают в одном из его неотъемлемых качеств, а именно в том, что не считают этот предмет частью лингвистики. У перевода отнимают методы анализа, находящиеся в чести у фонетики и морфологии, а ведь лингвисты, например Балли, применяли анализ в сфере стилистики ещё полвека назад.

Конечно, если и можно говорить о том, что перевод – искуство, так это потому, что мы имеем возможность сравнить несколько переводов одного оригинала, отринуть некоторые из них как плохие и похвалить прочие за их верность и ритм. То есть будет не один перевод, а скорее выбор, делая который, переводчик мешкал, прежде чем предложить окончательный вариант. А поскольку имелся в наличии выбор, то происходил и творческий процесс, ведь искуство по своей сути и есть свобода выбора.

Но можно подойти к проблеме с другого конца и сказать, что раз не существует единственного варианта перевода определенного текста, то эта неоднозначность[1] перевода не происходит из особенностей нашей дисциплины, а идёт, скорее, от неполного исследования действительности. Мы позволим себе предположить, что если бы мы лучше знали законы, которыми нужно руководствоваться при переходе от одного языка к другому, то в итоге получали бы возрастающее число одинаковых решений. Если бы у нас был количественный критерий, дающий отчёт об исследовании текста, то мы бы могли даже выразить в процентах долю случаев, пока всё ещё ускользающих от однозначности. 

Вместо того, чтобы походя констатировать сложность перевода, рассуждая об «измене» и исключая его таким образом из области гуманитарных наук[2], мы предпочли заложить принцип методического исследования переводимого текста и предложенного перевода. После чего у нас будет возможность показать, почему использование методических приёмов по праву является искусством сочинения сродни тому, которое проявилось при создании оригинала. Другими словами, перевод становится искусством тогда, когда ты овладел техникой. Достаточно поучаствовать в редактировании заданий, представленных переводчиками на профессиональный конкурс, чтобы отметить, что обычно успех приходит к тому, кто знает ремесло, а основы его были преподаны ему теми предшественниками, кто образовывался годами в ходе работы, часто неблагодарной, и теми, кто знает, что недостаточно быть билингвом для того, чтобы провозгласить себя переводчиком. 

§ 2. Предлагаемый нами метод, впрочем, не только годится для профессионалов, но применим к разным сферам перевода. Из них можно выделить по меньшей мере три: уже знакомые нам образовательную и профессиональную, а также сферу  лингвистических исследований. 

Перевод в образовательных целях может представлять собой либо процесс приобретения (ныне критикуемый), либо процесс проверки. Он позволяет увериться в том, что учащиеся усвоили слова и обороты иностранного языка (тема) или стали способны уловить и передать смысл и нюансы иностранного текста (версия). 

За пределами сферы образования целью перевода является сообщить другим людям, что было сказано или написано на иностранном языке. Человек, который переводит, не ставит целью понять сообщение, его цель – сделать так, чтобы его поняли другие.

Можно принять во внимание и ещё одну роль перевода. Сравнение двух языков, будучи произведено осмысленно, позволяет чётче обрисовать особенности каждого из них и описать их поведение. В этом случае во внимание будет приниматься не смысл сообщения, а образ действия языка при выражении этого сысла. В какой мере, например, проявляется подразумеваемая в сообщении ситуация? Простую фразу типа “He went north to Berlin”, прочитанную в романе, никак нельзя перевести на французский буквально. Можно об этом сожалеть, но лучше дать себе отчёт в том, что во французском нет необходимости давать уточнение, выражаемое словом “north”. Будучи интуитивным в конкретике, язык Мольера предоставляет читателю больше свободы для выстраивания действительности. Если мы знаем, из какого пункта наш путешественник отправился в путь, например, из Мюнхена или Вены, то ясно, что в Берлин он не может попасть иначе, как двигаясь к северу. То же касается и перевода up in your room, который мы сделаем в виде dans votre chambre (в вашей спальне). Здесь речь идёт о вопросе gains (приобретений) и pertes (потерь) (стр. 151), причём это не единственный вопрос, который будет прояснён таким образом. Сравнение французского и английского языков, которое мы только что провели, позволило нам выделить из первого, а способом контрастного сопоставления и из второго, характеристики, которые не видны лингвисту, работающему с одним языком. Таким образом представляется, что перевод, который делается не для того, чтобы понять или дать понять другим, а с тем, чтобы рассмотреть функционирование одного языка по сравнению с другим, явится процессом расследования. Он позволит объяснить некоторые явления, которые без перевода остались бы незамеченными. В этом отношении перевод предстанет в качестве вспомогательной дисциплины языкознания. 

§ 3. Остаётся пожелать, что практикуемый в таком разрезе перевод подвигнет на создание учебных текстов и послужит образованию профессиональных переводчиков. Но в той мере, в какой он входит в процесс преподавания языков, важно определить его место по отношению к изучению грамматики и словарного запаса.

Если перевод является сравнительной дисциплиной, то из этого следует, что объекты, которые он сравнивает, а именно два языка, имеющихся в нашем распоряжении, известны. В процессе обучения не может идти речь о приобретении обширных знаний, но мы уже давно поняли, что тема и версия приносят пользу лишь в том случае, если они практикуются в сфере, предварительно исследованной другими средствами. Что касается профессионального переводчика, то он должен знать все нюансы иностранного языка и иметь в своём распоряжении все ресурсы родного. Ни грамматика, ни словарный запас не должны таить для него никаких секретов. Настоящий труд обращён к тем, кто хорошо знает иностранный язык, будь то французский или английский. Его целью не является экспозиция грамматики и словарей, но стремление рассмотреть, как работают винтики системы при передаче мысли от одного языка к другому. Из рассмотренных таким образом фактов вычленится теория перевода, зиждящаяся одновременно на лингвистической конструкции и на психологии говорящих субъектов[3]

Наше исследование, таким образом, выйдет за рамки грамматики и лексики, но будет черпать в них примеры. Оно также позволит синтезировать понятия, часто остающиеся разношерстными. Переводчиков, владеющих ремеслом, оно снабдит ценными ориентирами, необходимыми для классификации уже знакомых понятий и новыми фактами. 

    

[1] Технические термины книги определяются в ходе демонстрации примеров: они также помещены в виде глоссария в начале книги для удобства читателя, если он захочет получить ту или иную справку. 


[2] Не следует забывать, что лингвистика, несомненно, является самой точной наукой в истории человечества, или, по крайней мере, самой передовой в силу стечения обстоятельств, которое совсем не случайно. Ср. Трагер и Смит (: “It is probably true that in linguistics, because of the extremely formal and handable nature of the data, the greatest progress in organisation of the proper levels has been made. (Может быть верно, что в лингвистике из-за чрезвычайно формального и удобного характера данных был достигнут наибольший прогресс в организации соответствующих уровней). Outline of English Structure (Очерк структуры английского языка), стр. 81.  


[3] Ср. прим. Ж. Беланже (J. Bélanger) в его заметках о книге А. Годена (Henri J. G. Godin) Les resources stylistiques du français contemporain (Стилистические ресурсы современного французского языка): «когда они они (специалисты по английской лингвистике) переводят, то более или менее сознательно занимаются сравнительной стилистикой французского и английского языков. Регистры выражения полностю совпадают в этих двух языках в небольшом числе случаев, вопреки распространенному представлению». Les langues modernes (Современные языки) 44.5 (1950) стр. 348, 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.