montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Categories:

Обрёл свой скорбный труд. Всё нашёл до 180 страницы включительно

Я знал, что не мог просто так стереть, да и утратить плод нескольких месяцев труда.
180 страниц моего перевода "Сравнительной стилистики французского и английского языков" нашлись случайно, когда я листал свои закрома.
Почему поисковик Windows 10 не мог найти этого текста по ключевым словам - выше моего понимания.

Ква киль ан суа - спасенное сохранено на трёх других носителях, как облачных, так и физических.
Поводов для расстройства нет совсем.
ЧАСТЬ 3, к примеру:



III

СООБЩЕНИЕ

«Меня часто посещает мысль, что антропологи, проведи они тщательное сравнение языков Дувра и Кале, уже давно могли бы открыть ту истину, что обнаружили совсем недавно, проделав путь до островов тихоокеанского Юга».
Дж. Г. Вейтман. «Перевод как лингвистическое упражнение» Преподавание английского языка, т. 3 (1950): 69-76.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ПОНЯТИЯ

§ 147. Третья часть нашей книги касается сюжета куда более обширного, чем рассмотренные в двух предыдущих частях. Замечено, что лингвистический анализ, начинающийся со звуковых единиц и доходящий до сложнейших синтаксических систем, словно поднимается по ступенькам, переходя всякий раз каждый раз в область, где наблюдаемых фактов неизменно больше. Пока такой анализ касается фонем и их комбинаций, можно оперировать относительно исчисляемыми количествами. Но уже с точки зрения лексики (см. первую часть книги), смысловые вариации лексикологических единиц настолько многочисленны, что становятся практически необъятными. Во всяком случае, лексикографы не могут придти к единому мнению в оценке количества этих единиц, и ни один словарь не может претендовать на полноту. В синтаксисе (вторая часть) комбинации неисчислимы, и, несомненно, именно это стало причиной того, что сюжет так неполно трактуется в грамматиках; на данный момент мы можем только искать общие типы и прибегать к экстраполяциям на основании неизбежно неполных наблюдений. На уровне сообщения, к которому мы сейчас обратимся, нам кажется невозможным тщательно исследовать эту область без специальных устройств, таких как машины с электронной памятью. Но, к счастью, мы можем сделать обзор, не скрывая от самих себя тот факт, что лингвист может трезво рассчитывать лишь на то, чтобы дать набросок в общих чертах, никоим образом не претендуя исчерпать предмет исследования. Мы показали, что сообщение - это набор значений высказывания, основанный в основном на внелингвистической реальности, то есть ситуации. Эта ситуация подсказывает содержание сообщения, вызывает его и, следовательно, приводит в действие психологические реакции говорящего и его собеседника. Здесь мы сталкиваемся с огромной и существенной проблемой взаимоотношений между языком и мышлением, явно выходящей за рамки данного исследования, хотя она постоянно окрашивает наши соображения по поводу сообщения. Наконец, правильная интерпретация ситуации зависит, в конечном счёте, от металингвистических знаний, доминирующих в социальном поведении каждого из нас.
На следующих страницах мы сначала изучим сообщение в его лингвистическом контексте, а затем в его отношении к ситуации и металингвистике; Наконец, мы попытаемся завершить нашу работу, показав, как переводчик может правильно подготовиться к решению своей задачи с помощью документирования переводимого текста, обращающегося к той или иной ситуации.
ГЛАВА I

СООБЩЕНИЕ И СИТУАЦИЯ

§ 148. Смысл сообщения может проявляться разными способами; мы остановимся на трех из них, важность которых варьируется от случая к случаю:
Структурный смысл, то есть тот, который обычно возникает из элементов структуры, предоставленных лексикой и собранных в соответствии с законами организации. Пример: On entering the room, he saw him sitting at the table : En entrant dans la pièce, il le vit assis à la table (Войдя в комнату, он увидел его, сидящего за столом). Этот пример в плане сообщения и в отношении организации фразы идеально соответствует тому, что мы назвали буквальным переводом. Другими словами, в этом сообщении, по крайней мере в том виде, в каком оно представлено здесь, вне контекста и с довольно пока размытой в сознании читателя ситуацией, нет стилистических или семантических элементов, которые перекрывали бы сумму слов, составляющих его. Этот параллелизм сходных языков, безусловно, является показателем исторической общности мышления и культуры. Он предлагает переводчику простые случаи, идеально переложимые из ИЯ в ЯП.

§ 149. Глобальный смысл, предоставляемый контекстом. Бывают случаи, когда одной лишь структуры недостаточно для эксплицитации всего сообщения. Следует, впрочем, отметить, что сообщение обычно выстраивается не столько на уровне предложения, сколько на уровне абзаца. Точно так же, как, в зависимости от обстоятельств можно перевести слово reed то как roseau (тростник), то как anche (камыш)», так и вся фраза становится яснее по мере разворачивания контекста, в котором она работает. Преподавателям нужно раз и навсегда усвоить, что ни в коем случае нельзя начинать перевод без прочтения, а желательно и повторного, всего текста. Руководствуясь тем же принципом следует, по мере возможности, заменять текст версией в рамках книги, из которой он взят.




Примечание : Слишком часто переводчикам приходится работать над машинописным текстом, не воспроизводящим истинную структуру оригинала. В документе могут отсутствовать иллюстрации, непонятно расположение подписей или заголовков разделов, таблицы и диаграммы даются для отдельного перевода и т. д. Это ведет к возникновению множества ненужных трудностей и является предметом ошибок. Мы переводим глобально, так же, как глобально понимаем, даже если для удобства изложения и контроля рекомендуем делить перевод на этапы и ступени анализа.

Пример 1: Перевод текста Дюамеля на английский Au début des temps… (досл. В начале времени…) в виде When the house was new (Когда дом был новый) был бы невозможен, если бы мы не знали из предыдущих абзацев, что речь идет о старом доме. Тексте Р. Фроста, который начинается с: Something there is that does not like a wall (досл. Что-то такое есть, что не любит стену) мы переводим Something как «судьба». On dirait qu’un sort s’acharne sur les murs (Похоже, что судьба ополчилась на стены), потому что дальше идут стихотворные строчки, взывающие к волшебным заклинаниям и суевериям. На самом деле, «судьба» говорит куда больше, чем «что-то», но этот прирост информации совсем неявен, что мы покажем в §151.


Пример 2: С педагогической точки зрения очень интересно предложить студентам провести изучение точных элементов контекста, которые оправдывали бы эксплицитность конкретного термина. Например, для текста Х. МакЛеннана (стр. 295) мы отмечаем, что flat (плоский) переводится как posées à plat (положенные плашмя). Такая эксплицитация должна быть связана разом со всеми следующими словами: propellers (пропеллеры), так как французское hélice (винт) не несет нюанса «плоскости» sprawled (растянутый) и waiting to be connected to their shafts (ожидая насаживания на валы). Точно так же мы перевели sprawled как étalent leurs pales (расправляют лопасти), потому что мы знаем, что речь идет о пропеллерах. Подобная эксплицитация не подходит для любого объекта, например: sprawling on a bed переводится как vautré sur un lit (растянувшись на кровати). Однако существуют случаи, когда глобальное значение не зависит от контекста или ситуации. Затем мы имеем дело с клише или аллюзиями (240).

§ 150. Бывает, что перевод не диктуется ни структурой, ни контекстом, и общий смысл может быть полностью понятем только тем, кто знает ситуацию, к которой относится сообщение. Это касается некоторых табличек, уведомлений, указателей, понятных только с пояснительным комментарием. По нашему мнению невозможно, не зная ситуации правильно перевести фразу You’re on! как En scène (Ваш выход). Если вдруг мы точно не знаем контекста, то фразу Je suis votre femme вообще перевести нельзя, потому что в английском она может означать как I am your wife (Я - твоя жена), так и I am following your wife: (Я следую за твоей (вашей) женой). Аналогично aller à l’école может значить ходить в школу : to go to (the) school”, aller à l’Ecole мы переведем как to attend courses at some specialized institution (досл. посещать курсы в каком-либо специализированном учреждении) (напр. l’Ecole normale – Нормальная школа). Следует отметить, что в последнем случае заглавная буква в некоторой степени устраняет двусмысленность. Однако часто случается, что к эллипсу не добавляются какие-либо признаки, которые позволили бы уточнить ситуацию: il a son certificat (d’études primaires) (у него есть аттестат (об окончании начальной школы)», he was having his usual (drink) (он сидел за своей любимой (выпивкой); he stopped at the local (pub) (он зашел в соседний (паб), il a fait un papier là- dessus (он написал труд на эту тему), il a été collé (au baccalauréat) en septembre (он срезался (на экзамене на бакалавра) в сентябре.
Если структурный смысл достаточно полно разъяснен в первых двух частях, то другие значения охвачены пока не полностью. Этот пробел мы постараемся восполнить ниже, пользуясь для этого примерами.

§ 151. Прибавления и потери :

Одной из основных задач переводчика является обеспечить передачу на другом языке содержания оригинала без потерь в отношении смысла и тональности. Утрата любого элемента текста в принципе должна возмещаться добавлением равнозначного компонента с помощью приёма компенсации.

Может ли в переводе иметь место противоположный случай? Возможно ли усилить перевод по сравнению с оригиналом? На первый взгляд кажется нет. Ведь следует помнить, что хороший переводчик не только переводит слова, но и мысль, заключённую в них, а для этого он постоянно ссылается на контекст и ситуацию. После того, как она была ясно проанализирована и воспроизведена, вполне возможно, что в одном из двух языков, и не обязательно в ЯО, ситуация обрисована с большей точностью. Мы знаем, что два отдельно взятых языка неодинаковым образом предоставляют информацию об одной и той же ситуации. Например, если взять очень простой пример, фраза his patient (его пациент) сообщает нам, какого врач пола, но ничего не говорит о больном, тогда как во французском языке все наоборот.
Поэтому мы скажем, что прибавление имеет место в том случае, когда перевод делает эксплицитным элемент ситуации, остающийся в тени в ЯО . Предложение с внесённым в него прибавлением становится таким образом самодостаточным, устраняет недосказанность или напоминает то, что было сказано ранее. И поскольку для того, чтобы быть понятым, оно теперь менее зависимо от контекста или ситуации, читатель, таким образом освобождается от обращения к нему.
Такая эксплицитация связана с причинами либо семантического либо структурного порядка. Иногда слово стоит на более высоком уровне обобщения, чем его эквивалент в ЯО, являющийся, следовательно, более точным (сравните, например, atterrir (приземлиться) и débarquer (высадиться на берег, на сушу) с to land. Порой сама структура языка требует использовать оборот, точнее описывающий реальность. Не имея ресурса отглагольных предлогов, французский язык вынужден быть более явным, когда употребляет фразу Entrez sans frapper (входите без стука) в смысле Walk in. (досл. Входите внутрь). Не то чтобы подобная надпись на двери не была бы совершенно ясна для англоязычного человека. Мы лишь констатируем, что ее ясность куда больше зависит от ситуации, чем в переводе на французский.
Добавление очевидно, только если оно не меняет смысла фразы. Это относится к так называемым эксплетивам, словам, добавляемым только для того, чтобы подчеркнуть её основной смысл, усилить данную фразу или удовлетворить определенную потребность в выразительности, не являющуюся логически необходимой. Логан П. Смит в своей книге «Слова и идиомы» очень справедливо отмечает кинетическую ценность предлогов в английском языке. Например up - это сервитут, который никак не уточняет выражений типа hurry up (поторопись) или cheer up (приободрись). То же самое касается и предлога down в первом из приведённых ниже примеров.

Пример № 1 : On the way down from London to Brighton : En allant de Londres à Brighton (По пути из Лондона в Брайтон).
Слово down несёт здесь кинетическое, а не семантическое значение, оно указывает направление к месту, которое автор считает менее важным. В распоряжении французского языка подобного ресурса не имеется. Поэтому мы можем просто пренебречь этим down в переводе на французский, но, когда будем переводить с французского на английский, его нелишне будет добавить. Этот довесок сделает английское предложение более идиоматичным. Он удовлетворяет потребность в динамизме, являющимся одной из отличительных черт английского языка.

Пример № 2 : Если вышеприведённую фразу изменить, отняв указания исходного пункта:
On the way down to Brighton, то мы констатируем, что предлог down стал играть более важную роль, ведь перед нами - единственный способ предположить, что путешественник должен был отправиться из Лондона или какого-либо города на севере Англии, а не из Портсмута или Дьеппа, потому что тогда англичанин сказал бы в таком случае:
on the way over to Brighton; on the way across to Brighton
Французский перевод будет проще, мы скажем: En allant à Brighton (По пути в Брайтон). Мы видим потерю по отношению к ЯО, поскольку в переводе не содержится упоминания о пункте отправления. Таким образом мы можем отметить, что в некоторых случаях предлог не является чисто кинетическим, но несет и семантическое значение.

Пример N° 3 :
...he gave the two of them handsome tips, said good-by, and drove to the Warsaw station. (James Hilton) (... он дал им обоим приличные чаевые, попрощался с ними и поехал на варшавский вокзал (Джеймс Хилтон)
Нужно знать ситуацию и тот факт, что данный джентльмен прибыл на вокзал не своим ходом, а в нанятом фиакре. Поэтому по-французски мы скажем: ... et se fit conduire à la gare de Varsovie (… и поехал на извозчике на варшавский вокзал).
Мы имеем здесь дело с существенным прибавлением.

Пример N° 4 :
We passed few cars on the road.
Семантическое поле глагола pass в английском языке не позволяет решить, имеет ли в виду говорящий глагол croiser (встретиться) или dépasser (обогнать) или одновременно и то и другое. Французский, не имеющий такого общего слова, обязан сделать дополнительное уточнение, например: По дороге мы обогнали несколько машин. Здесь опять-таки семантическая недостаточность ведет к прибавлению. Таким же образом мы должны быть более эксплицитными, когда переводим слово coat, соответствующее во французском сразу pardessus и veston, то есть примерно пальто или куртке. То же самое касается chair, который может быть как стулом chaise, так и креслом fauteuil, и американского слова notebook , равного как carnet (блокноту), так и cahier (тетради).

Пример N° 5 :
Montez les bagages (Поднимите багаж).
Контекст, а не язык, указывает, находится ли произносящий эту фразу внизу или вверху. В английском такое указание даётся довольно легко: Take up или Bring up the bags (досл. Возьми(те) или принеси(те) наверх сумки). «Возьми» или «Возьми сумки».
Точно так же Sortez! (Выходите!), не говорит нам, где именно находится наш собеседник – внутри или снаружи помещения. Сравните: Go (или get) out и Come out!
В предложении Il rentre dans la maison (Он входит (возвращается) в дом) присутствует двусмысленность, пропадающая в английском : He goes (comes) back into the house. Мы видим, где находится наблюдатель.
В зависимости от случая наше ici (здесь) становится in here, out here, up here, down here, over here или back here” (43).

Пример N° 6 :
I’ll be right over (Сейчас подойду) : J’arrive (Je viens tout de suite). (прибл. Иду-иду, (сию минуту).
Английское предложение указывает на позицию двух собеседников по отношению друг к другу. Они находятся на каком-то расстоянии друг от друга, без какого-либо указания на то, нужно ли им подняться или спуститься и без подразумеваемого намёка на выхода или вход. Если того требует ситуация, то ничто не мешает французу сказать: Je monte (Поднимаюсь) или je descends (спускаюсь) или je traverse tout de suite (сейчас перехожу), но в большинстве случаев мы удовлетворимся фразой Je viens tout de suite (Сейчас иду, приду, буду), тогда как англичанину предлоги помогут быть более точным:
I’ll be right over, down, up, in, out.
Таким образом, в английском языке каждый раз имеет место реальное прибавление, что является нормальным, учитывая предпочтение этого языка словам-образам, когда речь идет об описании конкретной ситуации (41).

Пример № 7:
...there was no sound but the ticking of a clock and the muffled clatter of the typewriters behind the glass... Hugh MacLennan (…не слышно было ни звука, кроме тикания часов и приглушенного стука пишущих машинок за стеклом… Хью МакЛеннан).
Взятая отдельно или даже в контексте абзаца, эта фраза не позволяет точно определить, что представляет собой это «стекло», но если мы пролистаем семь страниц книги Макленнана, то узнаем, что речь идет о перегородке из матового стекла: a partition of frosted glass. «перегородка из матового стекла» (стр. 70). Таким образом, мы можем перевести эту фразу derrière la cloison vitrée (за стеклянной перегородкой), которая в соответствии с определением, приведенным выше представляет собой прибавление по отношению к ЯО. Следует отметить, что если бы слово glass было бы переведено дословно как verre, то французская фраза не стала бы яснее английской. В языке Мольера уточнение диктуется меньшим расширением слова verre.

Пример N° 8 :
Табличку To the Station (к вокзалу) можно разместить либо у входа на вокзала, либо на любом расстоянии от него Структурные причины (91) не позволяют переводить to простым предлогом à. Мы знаем, что обязательное прибавление к предлогу следует в данном случае произвести с помощью существительного. Выбор этого существительного диктуется осознанием переводчиком ситуации и он может выбрать вариант Entrée de la Gare (Вход на вокзал) или Direction de la gare (досл. Направление к вокзалу). Здесь мы имеем дело со структурным прибавлением.

Пример N° 9 :
Le matin du troisième jour, la mer s’était calmée. Tous les passagers...” (La Revue de Paris, janvier 1956). (Утром третьего дня море успокоилось. Все пассажиры...).
До запятой и даже до точки после calmée первые слова можно перевести лишь как on the morning of the third day..."; но во втором предложении слово "пассажиры" указывает на то, что речь идет о пассажирах круизного судна корабля. Поэтому мы скажем: on the morning of the third day out... (на третий день в море…) Английский перевод просвещает нас по поводу ситуации с первой же строчки, и мы имеем дело с реальным прибавлением на этом языке. То же самое относится и к двум приводимым ниже примерам, представляющие для английского вполне очевидные прибавления: He laid the newspaper on the table : il posa le journal sur la table (он положил газету на стол) (газету обычно кладут плашмя); I am down at the other end (досл. я – на другом конце внизу) : Je suis (ma chambre est) à l’autre bout du couloir (я, или моя комната) - на другом конце коридора". (Коридоры обычно горизонтальные).

Следует отметить, что принцип эксплицитации с помощью контекста, основанный на общем толковании элементов послания, лишенных морфологических знаков, как нам представляется, относится исключительно к мыслительному процессу. Этот феномен, основанный на чрезвычайно обширных и сложных цепочках вероятностей, вероятно, является основным препятствием для электронных переводческих машин. Сама машина не может принять решение о том, в каких случаях из приведенных выше примеров выбрать для слова glass перевод cloison vitrée, а не verre или "To” для того, чтобы перевести entrée, но не direction.
Tags: Переводы
Subscribe

Posts from This Journal “Переводы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments