montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Category:

Отрывок из моих воспоминаний. Про советские диафильмы.

Воспоминания, как и пути господни, work in a mysterious way.

Их написание похоже на пешее путешествие по пересечённой местности, где тебе встречается и дремучий лес, и заросшее репейником и чертополохом поле, и даже пустыня, по которой катится перекати-поле.

И ты не можешь ожидать, в какой момент и почему к тебе прицепится вдруг колючка твоей прошлой жизни, или сядет на плечо высохшая веточка озарения и ты скажешь про себя: - Блин, вспомнил! Точно ведь было такое! Ведь про то, о чём я пишу ниже, я вам клянусь, не вспоминал никогда раньше...

Или, бывает, лазишь по сети, а там кто-то из ровесников завёл разговор о диафильмах. Почему это должны быть ровесники? Да потому что те, чьё детство выпало на 1980е, а не на вторую половину 1950х и начало 1960х, как моё, уже и не знали, что это такое.

Просветим их, бедненьких. И иже с ними совсем уж зелёных.  Диафильмы выглядели вот так.








А показывали их вот на таких приборах. Назывались они диаскопами.

Я помню, что они страшно нагревались сами по себе, браться за корпус было небезопасно, можно было получить ожог.






Разумеется, никаких надписей или пиктограмм на корпусе, предупреждавших бы детей и взрослых о высокой температуре, не было.
Может в инструкции на плохой бумаге и было что об этом накорябано, но кто ж тогда читал эти инструкции.
Помню хорошо, что бывало и плавилась плёнка от нагревания, а когда корпус открывался, то жара от лампочки полыхала жутким образом.
У меня была именно такая модель, что выше. Ниже показана, наверное, более поздняя. .





Хорошо отпечатался в памяти только один диафильм. Первые восемь строчек этого «шедевра» Константина Симонова я запомнил ещё тогда.

Был у майора Деева
Товарищ — майор Петров,
Дружили ещё с гражданской,
Ещё с двадцатых годов.
Вместе рубали белых
Шашками на скаку,
Вместе потом служили
В артиллерийском полку.


И никогда не догадаетесь почему я их запомнил. А потому, что в память въелась абсурдная для детского представления картина.
Было мне тогда годика четыре максимум, читать-то я научился, как уже говорил, года в три. Ведь, думалось мне, это страшно неудобно, рубать белые грибы шашками, да ещё и на скаку! Кстати, два слова «ещё» почти подряд – свидетельства огромного таланта стихоплёта. Там ещё, помню, было что-то про то, что ничто нас в жизни не может вышибить из седла. Остальное стёрлось навсегда.
Разумеется, про то, что в гражданскую были ещё и красные и даже зелёные, я узнал попозже.
Наверное, когда про Мальчиша-кибальчича прочитал.
Разумеется, в одну харю диафильмы никто не смотрел. На сеанс таинства белой простыни, а у нас, может, и на белую печку, которая топилась из кухни, но хорошо прогревала и одну из комнат, финны же строили для себя, с любовью, проецировал я изображение в Тункала, приглашались закадычные друзья или даже подруги типа Люды Богомоловой из соседнего дома. К ней я ходил на её день рождения со своим бильярдом. Не смейтесь. Биллиард был маленьким, настольным. Лучшей картинки нет, звиняте, чо. Но он 100% был именно таким. С грибами. В том числе и с вышепупомянутыми белыми, в центре, где на картинке шарик, за которые ты мог выбить деревянным кием наибольшее число очков. Это было трудно.




Смотрели, спорили. Просвещались.
Прпосвещайтесь и вы, станичники, пока я жив....

Tags: Воспоминания
Subscribe

Posts from This Journal “Воспоминания” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments