montrealex

Category:

Мой комментарий к записи «Королева Марго и советское частное предпринимательство» от germanych

За два десятилетия, прошедших после смерти Сталина, родившегося в Грузии, Кремль терпимо относился к особенностям характера вспыльчивых, щедрых и любящих попить винца грузин. Когда я поехал туда первый раз осенью 1971 года, уже наслушавшись от моих русских друзей рассказов о подпольных миллионерах, такие сведения решительно опровергались советскими официальными лицами. Один советский журналист сказал мне, что однажды был в гостях у грузина, жившего во дворце с мраморной лестницей и бассейном на заднем дворе. Один сухощавый тбилисский учёный рассказывал о подпольных фабриках, на которых делались ковры, текстильные изделия, тушь для ресниц и шились купальники. Но яркая шатенка, госпожа Виктория Сирадзе, в то время бывшая заместителем председателя Совета министров Грузинской ССР, с негодованием отвергла эти утверждения как грязные сплетни. «У нас нет миллионеров, - сказала она твёрдым тоном в интервью со мной. - У нас только колхозники – миллионеры». Правда в мой следующий приезд десять месяцев спустя настроение в республике изменилось вместе с линией партии. Люди заговорили о том, что начинается chistka, которая потрясла грузинский образ жизни до основания, и стали выявляться подпольные богачи, среди которых был один из очень известных миллионеров. (Вообще-то в тот момент, когда я задавал госпоже Сирадзе вопрос о миллионерах, расследование уже велось под эгидой её непосредственного начальника). Кремлю, наконец, надоел грузинский способ ведения дел, вне сомнения потому, что он сильно подрывал выполнение республикой экономических планов, поставленных Москвой. Новым партийным лидером Грузии был назначен член Политбюро, в прошлом крупный милицейский чин Эдуард Шеварнадзе, человек, обладающий твёрдостью и решительностью Кромвеля.
Когда я ехал в 1972 году из аэропорта, таксист сказал: «Новый хозяин крут. Любит порядок. Не позволит чтобы spekulyanty бесчинствовали без предела. Он сначала всех предупредит, а потом…» Таксист помолчал, и многозначительно покачал головой. Потом мне рассказали, что Шеварнадзе начал с того, что созвал всех министров к себе и попросил поднять левую руку. У всех на руках были дорогущие золотые часы. Он попросил снять эти символы буржуазного разложения и положить на стол его кабинета. Это был знак начала новой эры.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.