montrealex

Categories:

Мой комментарий к записи «Королева Марго и советское частное предпринимательство» от germanych

Но главной фигурой, советской версией «Крёстного отца», стал человек, на которого меньше всего можно было подумать: бывший водитель и недоучившийся студент экономического факультета университета Отари Лазишвили. С конца 1960х годов он начал создание сети подпольных частных предприятий, сотрудничая с другими бизнесменами, и смог сделать целое состояние. Несколько русских рассказывали мне, что у него были такие высокие связи с бывшем главой компартии республики Василием Мжаванадзе, что он, и его деловые партнеры могли нанимать и увольнять министров в Тбилиси, и даже секретарей партии по всей республике Грузия. Несмотря на то, что Отари выдавал себя за скромного главу экспериментальной лаборатории по производству синтетических материалов, советская газета «Труд» писала, что Лазишвили был «подпольным миллионером, накрывавшим столы на тысячи рублей в Москве, Киеве и Алма-Ате по случаю победы любимой футбольной команды», и что у него было две дачи с бассейнами, одна под Тбилиси, другая - на Черноморском побережье Абхазии.
Этот орган советских профсоюзов написал, что Лазишвили и его сообщники, всего числом в 82 человека, проходили по одному делу – мошенничеству с нанесением государству урона в 1,7 миллиона рублей. Используя лабораторию для отвода глаз, группа поставляла советским людям дефицитные товары, за которые они готовы были платить большие деньги. Они производили водолазки, шарфы, синтетические плащи-дождевики, пляжные шлепанцы и цветные нейлоновые авоськи – обязательный атрибут советских покупателей. «На самом деле это было частное производство под названием «Лазишвили и Ко», писал «Труд». «Во время расследования милиция обнаружила курток из искусственной кожи, свитеров, тканей и другой продукции на сумму более 100 000 рублей. Ни один из этих предметов не был документально учтён». Позже выяснилось, что работали по меньшей мере три фабрики: одна действовала в отдалённой гористой местности, а две других находились внутри обычных тбилисских промпредприятий.
Советская пресса разъяснила схему, по которой частные предприниматели использовали изъяны советского планового хозяйства и воровали сырьё, необходимое для производства. К примеру, на одном заводе выпускались пластиковые мешки, и на изготовление каждого из них по документам уходило около 400 граммов синтетики, хотя на самом деле один мешок получался из 30 её граммов. Всё остальное шло на производство контрабанды. План спокойно выполнялся за полсмены, а вторую половину её шла работа на себя. Предприниматели даже закупили пять лишних машин для расширения производства.
Процесс разоблачения Лазишвили начался в ходе медленной ожесточённой его борьбы с Шеварнадзе ещё за несколько лет до того, как тот стал первым секретарём компартии Грузии в 1972 году. В старые времена Лазишвили был частым гостем Мжаванадзе – первого секретаря партии, назначенного ещё при Никите Хрущеве. Мжаванадзе, кандидат в члены Политбюро, был известен своим пристрастием к выпивке и роскоши. Он был слабовольным лидером, на которого сильное влияние оказывала жена – любительница дорогих мехов, украшений и прочих экстравагантных подношений, исходивших от предпринимателей, министров и других чиновников. Члены партии и люди с хорошими связями рассказали, что Мжаванадзе с супругой стали мультимиллионерами за те 19 лет, что он провел на посту главы компартии Грузии.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.