montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Categories:

Апдейт поста июля 2009 о Николае Корпусенко.


Николай Корпусенко с его приятелем Виктором Грицюком, (1949-2009), фотографом из Москвы
на площади Кирова в Петрозаводске, очевидно на первомайской демонстрации.
Снимок Володи Григорьева.


В январе 2002 года я мне позвонила моя экс из Виннипега и сообщила о том, что в Петрозаводске умер Коля Корпусенко – мой друг на протяжении более 20 лет. Умер, похоже, отравившись «палёной» водкой, хотя подробностей я не знаю (cм. апдейт в конце поста). До этого сообщение на эту же тему прислала Джойс Бенсон из Дулута – друг мой и Коли, тоже в течение многих лет. Совсем недавно, в конце июля 2009, Саша Изотов, мой друг из Сортавала, живущий в Финляндии, написал мне в моей группе «Мы – из Сортавала» сообщение, в котором просил меня поделиться воспоминаниями о Коле для альманаха «Сердоболь», который издаётся в Сортавала.


Когда мы познакомились с Колей, в 1978 году, он преподавал в Сортавальском сельскохозяйственном техникуме, а я в средней школе посёлка Харлу французский и английский язык. По выходным же, чаще всего в субботу, я приезжал в Сортавала, где жила и сейчас живёт моя мама, чтобы проводить там дискотеки, а Коля показывал слайд-фильмы, сопровождая это мероприятие. Потом я ушёл в армию в апреле 1979 года, и Коля, будучи в Москве, виделся со мной во время моих увольнений, благо часть моя располагалась прямо напротив Олимпийской деревни в Олимпийский 1980 год, а потом наши жизненые пути тесно переплетались до самого отъезда моего в Канаду в мае 1998 года, хотя в последние годы, строго говоря, мы друзьями уже не были: трещина в наших отношениях, образовавшаяся после совместной поездки в Дулут, так и не срослась. Тем не менее мы оставались добрыми приятелями, Коля даже помог мне с записью в трудовой книжке, необходимой для подтверждения моего переводческого стажа при оформлении иммиграционных документов. Утрата Коли была для меня большим ударом. Для Саши Изотова я написал то, что вы прочитаете ниже.

На факультете общественных профессий при Петрозаводском университете Коля вёл кружок фотографии, и я однажды присутствовал на этом кружке – у него действительно был талант преподавателя, ведь он же преподавал в Сортавальском сельхозтехникуме когда мы впервые встретились. И что бы он ни преподавал, он был блестящ во всех преподавательских ипостасях – и там в кружке я помню как сейчас, как он наводил галогенную лампу на искомканную фольгу и получал потрясающий фон для портрета, потом показывал, как нужно освещать объект, чтобы не было теней – всего-то киловаттную лампу в побелённый потолок! Я потом эти приёмом не раз пользовался. Тогда же, в том кружке  Коля привлёк меня к учебному процессу, попросив объяснить происхождение терминов «коллаж» и «монтаж», которые французские, как не всем известно.

Потом я помогал ему писать кандидатский минимум по зоотехнии и тоже, как сейчас помню, переводил ему с английского про желудок коровы. Страшно интересно – желудок достигает объёма в 300 литров и состоит из трёх частей, одна из которых называется сычуг. Корова, когда пасётся, первые, условно говоря, два часа набивает один желудок, может быть тот же сычуг, потом ложится на лужок и начинает отрыгать съеденное обратно в рот, потом пережёвывав отрыгнутое, проглатывает жвачку в другой желудок, ну или как-то так, всех подробностей я сейчас уже не помню, конечно, но помню, что это было нечто, чего я никогда и представить не мог. С тех пор, когда я еду по сельской местности и вижу лежащих и жующих коров, я всегда вспоминаю Колин кандидатский минимум (диссер он, по-моему, так и не защитил), и если кто-то оказывается поблизости, рассказываю собеседнику про чудесный тройной коровий желудок и собеседник считает меня сильно умным.

А потом он поехал в штаты на несколько месяцев и преподавал фотографию там! Причём Джойс Бенсон, наш общий с ним друг, которая и сейчас жива – здорова и это она в 2003 году сообщила мне о смерти Коли уже в Монреаль, которая слышала его лекции, тоже была в восторге от той лёгкости, с которой он находил общий язык с американскими студентами, причём английский, который он выучил сам, без всяких пединститутов, у него был хоть и с сильным акцентом, но всегда понимаем американцами. Он никогда не стеснялся сказать неправильно грамматически или фонетически, главное – умел донести мысль до собеседника.

Мы с Колей в машине Джойс во время нашей поездки в Дулут в 1990 году. Снимок Джойс Бенсон.

Один эпизод, о котором я , может быть и рассказывал, останется в моей памяти на всю жизнь, хотя это больше рассказ про меня самого, а не про Колю собственно, но тем не менее... К тому же это было невероятное совпадение, о котором я расскажу в конце этой истории. Продолжение читайте в моём персональном standalone блоге.

https://montrealex.blog/2020/03/31/1038/

Tags: Воспоминания, Корпусенко
Subscribe

Posts from This Journal “Корпусенко” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments