montrealex

Categories:

Мой комментарий к записи «Как "вместилище вкусного пломбира" скрывало катастрофы и смерти людей» от…

Да, факты о катастрофах в СССР замалчивались. Писать об этом только нужно без надрыва, как автор или Максим из Белоруссии, а спокойно и с фактами, как Х.Смит, например.

Отсутствие в СМИ такой обычной и, в принципе насущной информации, является типичным. Русские принимают как сам собой разумеющийся тот факт, что важная информация, крайне нужная для повседневной жизни, не появляется в печати. Однажды вечером, на прогулке, я говорил с учёным, позвонившим в пожарную станцию. «На прогулке» для русского имеет особенное значение, это обычная предосторожность при откровенном разговоре о некоторых щекотливых аспектах советской общественной жизни, вдали от телефонных и комнатных «жучков». Мы прогуливались по старому Арбату, неподалёку от здания МИДа. Улица представляла из себя плотно застроенный квартал облупливающихся зданий XVIII и XIX веков, с гипсовой лепниной на выцветших фасадах викторианского стиля, где раньше были жилища дворян и интеллигентов типа Гоголя, Герцена или Скрябина, а сейчас – их музеи и коммунальные квартиры, где за тюлевыми занавесками можно было видеть пестрое развешенное на веревках бельё. В тот день середины октября, только что прошедший дождь оставил на улице атмосферу пронизывающей лондонской сырости и изрядно проредил прохожих на улице. Я спросил своего знакомого как информационные ограничения сказываются на людях.
Он поведал мне трагическую историю о молодой женщине из Центральной Азии, летевшей в прошлом году из Караганды в Москву на сдачу вступительных экзаменов в МГУ. В Москве она должна была провести неделю. Родители прождали десять дней и очень волновались по поводу того, что не было никаких известий из Москвы ни от неё, ни от её друзей. Спустя две недели отец сам полетел в Москву, где ему сказали, что его дочь не явилась на экзамен, и никто ничего про неё не знает. Он связался со всеми друзьями, у которых она могла бы остановиться, но никто её не видел. Он пошёл в милицию. В одном отделении ему посоветовали связаться с милицией аэропорта, что он и сделал. Только там, по большому секрету, обязав никому ничего не говорить, ему сообщили, что самолёт Караганда-Москва потерпел крушение, и что его дочь погибла со всеми другими пассажирами. Отец был сражён новостью: никто кроме него до этого не слышал ни слова о падении самолёта

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded