montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Category:

Сказ о том, как Андрон покорял голимый вуд, да не покорил. Часть 2.

Анатолий Фрадис.

(Сразу скажу, что автор опуса своим бахвальством мне симпатичен так же мало, как и герой его повествования и как вообще вся эмигрантская тусовка, будь она в США, Канаде или в Гвинее-Бисау с Фасованной Буркиной, но пишет, он, судя по всему, полную правду про этого хмыря)

КАК АНДРОН КОНЧАЛОВСКИЙ ПОКОРЯЛ ГОЛЛИВУД
или
А Я ДОЛГОВ ВООБЩЕ НЕ ОТДАЮ.
Часть вторая.

13 апреля 2019 года


Итак, Кончаловский стал моей тенью. Звонил по 3-4 раза в день: объясни то, разъясни это, посоветуй, как поступить, а что ты думаешь? Ну, немножко «подзатрахал». Как-то, когда мы работали на МОСФИЛЬМЕ, мы такими близкими друзьями не были. Андрон – был «мэтр», а я – начинающий режиссер. Говорили друг-другу «здрасьте», ну и иногда встречались в общих компаниях. Особенно, в 1977 году, когда он снимал «Сибириаду» в Твери,

10 интересных фактов о фильме «Сибириада»

а мы, в сто милях от них, в Вышнем Волчке, «воевали» свою «Фронт за Линией Фронта». С этой картиной, мы просидели «на натуре» около 11 месяцев, т.к. в фильме были все 4 времени года, да и Кончаловский «канючил» свою «Сибириаду» не один месяц. И вот, мы традиционно, если выходные дни совпадали, ездили друг-к другу в гости. И покойный ныне, Эрик Вайсберг, и Андрон, и Феликс Клейман, и Наташа Андрейченко, и Лариса Удовиченко постоянно «курсировали» между Тверью и Нижним Волчком (или в обратном порядке).

Фронт за линией фронта — ВикипедияФильм «Фронт за линией фронта» 1977: актеры, время выхода и описание на  Первом канале / Channel One Russia

Все эти встречи сопровождались, конечно, импровизированными «банкетами», очень характерными для съемочных групп того периода, когда каждая группа жила, как одна семья. В встречах этих была огромная прелесть, ибо работали мы тяжело, зимой, в лютый мороз, и встречи такие давали возможность расслабиться и согреть душу. Иногда в таких поездках участвовал и «мэтр», но держал дистанцию и вел себя, как живой киноклассик с начинающими студентами. И, естественно, дружбы никакой не было. А тут, я, вдруг, стал чуть ли не братом. Помимо бесконечных звонков, Андрон «упал на хвост» нашей ресторанной компании. Во всяком случае, как только мы появлялись и садились за стол в «Мишас» - так ту же появлялся Андрон, который «натыкался на нас, как бы ища кого-то», и, конечно, хочешь-не хочешь был приглашен к столу (а потом, и сам уже просто подсаживался). И, естественно, никогда, ни за что не платил. В общем, это ребятам поднадоело (хотя денег у всех нас было полно, ибо крутились день и ночь) и Дима, по прозвищу «катала», говорит мне в один день: «Мы что его усыновили? Чего это он волочится за нами каждый вечер и никогда копейки не заплатил?» Ну, я стал Андрона защищать, говорю, что, мол, у него денег нет. А мне в ответ: «Так мы что ему Красный Крест? Если нет, то пусть идет, работает. И потом, он прекрасно торгует по всему городу черной икрой. Избавься от него». Ну, я в один вечер, отвел Андрона в сторону и, стараясь быть деликатным, объяснил «ситуацию». По-моему, объяснение мое на него особого впечатления не произвело, ибо он мне ответил: «Они меня всегда сами приглашают». И преспокойненько опять сел за стол. Но, видно, все-таки кое-что понял, ибо в следующий раз, когда мы сидели и «гудели» за столом, он присел за барной стойкой и, как бы не замечая нас, пил чай (или рюмку водки). Ну, и чем это закончилось? Дамы наши говорят, «позовите его, что он там сидит один, неудобно».





В общем, Андрон опять оказался за нашим столом, посмотрев на меня с победным видом: «Видишь, меня же самого пригласили». В конце-концов, стали мы от него «бегать». А в Лос Анжелесе тогда было четыре Русских ресторана: «Мишас», который принадлежал Мише Маркарьяну, «Кавказ», который находился на том же Сансет Бульваре, но подальше, на горе, около огромного магазина пластинок, «Тауэр Рэкордс» (впоследствии, в этом помещении, знаменитый Вольфганг Пак открыл свой первый «Спаго»). Принадлежал этот ресторан отцу Миши, Ирвангу и его жене, тете Тане. Она же и готовила. Еда была просто роскошная. И ресторан был шикарный, с видом на лежащий внизу Лос Анжелес, но более «чопорный» и по ценам – по дороже. Затем был «Дягилев» - Американский Русский ресторан в Отеле «Бель Адж» (ничем не примечательный) и в конце Голливуд Бульвара, в Армянском районе, ресторан «Крунг». Рассказать о каждом ресторане и что там происходило (творилось), заняло бы, наверное, целую книгу, поэтому ограничусь событиями, имеющими прямое отношение к герою нашего рассказа. В общем, пытаясь отвязаться от Андрона, мы стали ходить в ресторан «Кавказ». Но, он быстро «нас вычислил», ибо Миша, на вопрос, где мы, ответил, что у отца, в «Кавказе». Ну, в один из дней, там «случайно» появляется Андрон, и, естественно оказывается опять приглашенным к столу. Уезжали мы и в Армянский, довольно-таки дикий (восточные танцы, бросание с балкона денег и т.д.) ресторан «Крунг». Однако, и там Андрон нас «вычислял» и «случайно» находил. На этом, тему ресторанов заканчиваю, ибо избавиться нам от Андрона так и не удалось, и, в конце концов, его стали приглашать даже и на домашние «мероприятия». При этом, как и ожидалось, он «наехал» на Наташу Медведеву, и думаю, что она от него так просто не ушла. При этом, он продолжал сидеть и пить за одним столом с ее мужем. Это, между прочим, характеризует одно из отвратительнейших качеств (или болезнь) Андрона – очень он любил рассказывать о своих сексуальных похождениях, особенно с актрисами и чужими женами. Об этом, между прочим, написал в комментариях к моему рассказу, великий художник и мой давний друг (ибо работали мы вместе с Аликом Шейном, давным-давно, над полиэкранным кино), Анатоль Брусиловский. А он-то Андрона знает прекрасно, ибо в московской мастерской Брусиловского, в свое время, собиралась вся богема Москвы. Но, опять же, о мастерской Брусиловского можно написать целый роман, однако я ограничусь рамками рассказа об Андроне. В общем, Андрон Сергеевич, стал частью нашей компании. Все помогали ему продавать черную икру и еще какое-то барахло, которое он регулярно привозил из Москвы. А летал он, время от времени туда-сюда, в Москву, используя каким-то образом авиабилеты, купленные ему здесь за валюту, сдавая их и получая валюту наличными долларами, а из Москвы ему брали билет за рубли. В общем, приобщился к «серьезному бизнесу».

Не забывайте, что годы были 1980-1981, и проворачивать такие «дела» было непросто. Но, руководимый неуемной жадностью, Андрон пренебрегал любыми предосторожностями. Поэтому, иногда, «попадал» на Советской или Американской таможне и потом жалостно скулил мне по телефону: «Вот, опять я попал»… И вообще, мобильных телефонов тогда еще не было, так что он использовал любой попавшийся под руку телефон, чтобы позвонить мне. Особенно, впоследствии, поздно ночью, с упоением рассказывая о той или иной победой над женским полом. Однажды прислал ко мне в офис красивую высокую девушку Катю (точность имени не гарантирую), которой он обещал роль у меня в картине. Объяснять девушке, что я кино не снимаю, а показываю, я не стал, сводил на ланч и отпустил с Богом. Затем немедленно получил звонок от Андрона: «Ну, как тебе баба? Ей, конечно, не 23, как она говорит, но «пилится» как пантера. Вот, лежу сейчас, а она рядом спит, сиськи молочные колыхаются. Чудо!» И так довольно часто, со всеми деталями и подробностями, куда, когда, где и пр. При этом Андрон продолжал меня мучить: «Ну, дай мне где-нибудь заработать. Ну, придумай что-нибудь? А то, я опять без копейки». Просто, уникальный «кадр». Достал я в общем, где-то «Романс о Влюбленных» (а «Сибириаду» я давно уже показывал) и предложил ему выступить перед сеансом. Говорю: «Могу заплатить тебе 50 долларов, больше никак». «Конечно, конечно» - обрадовался Андрон. И тут, чтобы ни у кого не возникало сомнений в правдивости моего рассказа, я прилагаю фотографию объявления от 23 Ноября 1980 года (а у меня хранится ВСЕ, с первого дня приезда в Америку в конце 1979), где объявлено о выступлении «выдающегося режиссера Андрея Михалкова-Кончаловского».


Так наш великий «маэстро» был, наконец, представлен благодарной эмигрантской публике. Ну, и конечно, «на халяву», позвал Джона Войта и еще каких-то друзей-Американцев. В итоге, Андрон выступил перед залом кинотеатра «Ориентал», заполненным «до краев» «Американской» аудиторией. Но, вопрос заработка «оставался открытым». И каждый вечер, где-бы мы не были, он «доставал меня»: «Ну, помоги с работой. Ты же много людей знаешь. Познакомь меня». В общем, стал я его таскать по артистическим Агентствам: «Виллиам Моррис», IСМ, САА, где я его представил Марти Бауму, который впоследствии, годы спустя, стал его агентом; Студиям, независимым продюсерам, таким как Билл Нестел, великий Рей Старк (который открыл миру таких актеров, как Барбра Стрейзанд, Анн Банкрофт, и много других, спродюсировав 125 лучших Американских картин), Менахему Голану и Иораму Глобусу, к своему ПР Агенту – ДДА.

Интересно, что познакомил я Андрона с ДДА через заместителя главы Агентства, Морта Сегала. Происходило это в итальянском ресторане на Беверли Бульваре (платил, конечно, я) и во время этого ланча-представления Андрона, он первым делом, стал узнавать, не может ли Агентство поместить его фотографию на обложку журнала «Вэнити Фэйр». Морт, честно говоря, смотрел на него, как на не вполне нормального, ибо попасть на обложку «Вэнити Фэйр» удается только звездам первой величины, политическим деятелям и прочей элите Америки. Хотя, несколько лет спустя, Морт Сегал все-таки пристроил огромную статью и фотографию Андрона на обложке журнала «ЛА УИКЛИ». А тут, недавно, в прошлом году, я ел «стэйки» с самим Дэнисом Дэвисом, главой Агенства, с котоым мы очень близкие друзья, и он мне рассказывал, как был приглашен в дом Андрона в Тоскане. «С чего бы это?»- спросил я. А Дэнис, оказывается, был ПР Агентом на картине Кончаловского «Щелкунчик» (так что мои связи и знакомства продолжают Андроном использоваться и по сей день).

Постер фильма

Над «Щелкунчиком» мы вдоволь посмеялись, ибо стоила она миллионов 50 максимум, а щедрое Российское Государство выделило на картину 90 миллионов. Отсюда и дом в Тоскане.

Андрей Кончаловский винит себя в трагедии дочери - glamurchik.tochka.net


Андрону каким-то образом удалось убедить Владимир Владимировича, что картину эту будут смотреть поколения и поколения детей.

Получилось же такое кино, которым только можно пугать детей на «Хеллоуин». Но, Тоскана того стоит. И тут у непросвещённого читателя возникнет вопрос, откуда ты, Фрадис, находясь в Америке всего два года, знал всех этих сильных мира сего.

А началось все с 19 Апреля 1980 года, когда я показал в Лос Анжелесе картину «Москва слезам не верит». У меня в кинотеатре тогда двери сломали. И второй сеанс пришлось делать. Но это отдельная история, тоже требующая отдельного рассказа. В общем, прокатал я «Москва слезам не верит» по всей Америке. Она в Москве вышла 17 Февраля, а у меня, в Лос- Анжелесе, была первый раз показана 2 месяца спустя, 19 Апреля 1980 года. Благодаря «шумихе», которую я навел с этой картиной, ее заметил и купил Джерри Раппопорт, официальный жулик-партнер «Совэкспортфильма», и в конце концов, картина получила в следующем, 1981 году – ОСКАРа. Володя Меньшов об этом хорошо знает и, при наших встречах, с благодарностью вспоминает. (Для подтверждения своих слов, прилагаю листовку моего первого показа советских фильмов в Америке).



Продолжение следует.
Tags: Кончаловский
Subscribe

Posts from This Journal “Кончаловский” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments