montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Categories:

Монреаль всегда полнился злачными заведениями.

Когда я только прибыл в франко-жоальноязычный вертеп разврата из скромного в этом отношении города, который, как всем известно, основал Винни-Пух, и поселился на улице Онтарио, славящейся своими filles de joie, или, для шибко умных, péripatéticennes, а для запутинцев женщинами с пониженной до лобка и ниже соцответственностью, то чуть ли не в первый день мне предложил свои услуги, правда не на этой улице, а чуть ближе к реке, мужской проститут.

Я об этом писал в своих эмигрантских воспоминаниях. Потом, неделю-другую после приезда, я гулял уже по улице Сен-Катрин (её смело можно назвать центральной) и меня вышибала ... не вышибал, а зазывал, чтобы за 10 долларов у меня на коленях поёрзала скользкая потная, и, вероятно дурно пахнущая "танцовщица".

Поскольку желающих зайти в тот подвал было мало, то есть вообще никого, то мы с чуваком поговорили минут 15, после чего я, и дотоле не собиравшийся предаться таким сомнительным развлечениям, расстался с ним, обогатившись знаниями, которые с тех пор (2000 год) так и не пригодились. То, что в том подвале происходило, я потом, да и до этого, сто раз видел в кино. Но не обо мне вообще-то речь.  В июле 1967 года, когда я был в старших классах Сортавальской средней школы номер раз, небезызвестный Хью Хефнер, мир праху его, открыл в городе Олимпийских игр клуб с другими играми. Половыми, можно сказать, игрищами.



В клубе "Плейбой" было 565 мест, и уже в первые 90 дней он выручил чистой прибыли  $100,000, чему способствовал наплыв гостей на Олимпиаду. Потом за следующие 12 месяцев клуб заработал $94,000, а за шесть месяцев после этого потерял $25,000. Клуб насчитывал 15 000 членов и около 1,3 миллиона долларов в активах, когда он выпустил свои акции в июне 1969 года, что позволило каждому члену клуба получить максимум пять акций по 100 долларов каждая, в надежде сохранить его на плаву.
Руководство клубом осуществлял Тони Рома, который был одним из трех владельцев и продержался в этом качестве до 1970 года. Однажды он уговорил друга детства Тони Беннета, чтобы тот выступил в заведении на стыке улицы Эйлмер и президента Кеннеди, и заплатил Энглберту Хампердинку $30,000 за однонедельную серию концертов.
Рома потом открыл ресторан в Майами и при финансовой поддержке техасского финансиста Клинта Мерчисона, создал франчайзинговую империю ресторанов, в которых подавались ребрышкаи, носившие его собственное имя. Сейчас в 33 странах мира насчитывается около 200 таких ресторанов. И, словно этого было мало, то стейк-хаус Мортон, с его 75 ресторанами, тоже отпочковался от монреальского клуба Playboy. Когда Клаус Фритч впервые попробовал один из бургеров чикагского шеф-повара Арни Мортона, он воссиял радостью и провозгласил его "бургером на миллион долларов". Их партнерство родилось в тот день. Что касается самих девушек-"банни", то о них, увы, гораздо меньше известно. Известно, что их регулярно взвешивали, и если девушка набрала несколько фунтов, то её контракт мог быть приостановлен. Согласно одной статье: "Большинство девушек провалили тест на звание "банни", потому что не говорили на двух языках Канады, не обладали индивидуальностью, их голос был невыразительным и вообще от них не несло молодой жизнерадостностью". Осенью 1972 года клуб переехал с улицы Айлмера на rue de la Montagne (Горную улицу), и подаваемая в клубе еда стала более посредственной.

Hugh Hefner et le club Playboy de Montréal
Хеффнер приехал!

Hugh Hefner et le club Playboy de Montréal

10 Photos Of Montreal's Playboy Bunnies In 1967 - MTL Blog
From the archives: interview with a Montreal Playboy bunny in 1968 | CBC  News



Tags: История фотографии, Монреаль, Хефнер
Subscribe

Posts from This Journal “История фотографии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments