montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Categories:

Страшные аварии и катастрофы, которых в СССР «Не было».

Страшные аварии и катастрофы, которых в СССР «Не было». Вторая часть!

Поскольку сегодняшняя власть полностью косплеит власть хрущевско-брежневского периода (к счастью, пока что без столь печальных последствий), то абсолютно убежден, что при возможности стоящий у руля нашего судна чекист, чье детство (а с ним и формирование личности) выпало аккурат на тот период времени, точно так же обкладывал бы семью печатями секретности все происходящие в стране катастрофы, аварии и катаклизмы, да вот беда — в век всеобщей телефонизации и интернета утаить сколь-либо значимый проеб — дело практически нереализуемое. Хотя отдельные нюансы у нас и умудряются замыливать, например, новогодний взрыв бытового газа в Магнитогорске, который, по мнению большинства исследователей, никакая не утечка, а самый что ни на есть настоящий теракт верных поклонников Путина в лице ИГ, но в целом с сокрытием информации сегодня власть испытывает большие трудности.
Другое дело — в СССР. Советскому человеку невероятно повезло: тогда не было Интернета, и узнавать плохие новости ему было неоткуда, чем активно и пользовались убеленные житейскими сединами апостолы Великой Социалистической Революции, на плечах которых мирно покоилась непогрешимая вера в Светлое Социалистическое Завтра. А между тем плохого было не просто много, а пугающе много — оттого и скрывали, дабы у советского труженика от шока руки трястись не начали, мешая мостить киркой и мастерком дорогу из желтого кирпича в царство великого и ужасного Гудвина.




В прошлой части мы узнали о том, что авиакатастрофы в СССР были отнюдь не шокирующей редкостью, но бытовой обыденностью — не проходило и месяца, чтоб на экране локатора внезапно не исчезал очередной клювасто-крылатый. И большинство катастроф происходило отнюдь не по причине ошибки экипажа, а по причине поломок приборов и отказов двигателей, которые проектировали и собирали хваленые советские конструкторы и инженеры. По этой причине советские люди, как правило, выходили на улицу, только прикрывая головы разворотом газеты «Правда», чтоб их невзначай не зашибло очередным самолетом, разработанным хвалеными советскими конструкторами — так часто в СССР падали самолеты. Следует ли удивляться при подобном самолётопаде тому, что одна из самых жутких трагедий в истории авиации произошла не абы где, а в СССР, и не абы когда, а в самый расцвет его хваленной советской мощи?

В 16 часов 16 мая 1972 года радиостанция «Свободная Европа» из Мюнхена передала сообщение: «Военно-транспортный самолет Ан-26 (ошибка в типе самолёта — прим. П.Г.) морской авиации Балтфлота три часа назад упал на детский сад в Светлогорске». Оперативность немецкой радиостанции объясняется легко — на острове Борнхольм работали натовские станции радионаблюдения, которые перехватили переговоры наших военных, что гарантированно обеспечило катастрофе на ближайший месяц первые полосы всех газет мира. Соревнуясь между собой в поисках жареных фактов, тему обмусоливали все радиостанции Германии, Франции, Австрии, Америки… Обмусоливали бы даже в Эфиопии, если б там имелась радиовышка. Была лишь одна страна, хранившая смущенное молчание по случившемуся эпизоду. И отчего-то мне кажется, что вы уже догадались, о какой стране идет речь.
Итак, 16 мая 1972 года около 12:30 самолёт Ан-24Т 263-го отдельного транспортного авиационного полка авиации Балтийского флота СССР совершал полёт с целью осмотра расположенных в городе радиотехнических вышек. И делал он это на подозрительно низкой высоте, такой, что прохожие зеваки могли пролетающий мимо самолет даже покормить с ладошки. Дело в том, что из-за сильного тумана пилоты ориентировались по показаниям высотомера, а поскольку высотомер был произведен в СССР, то и высоту он — вы удивитесь — показывал неправильную: проведённые в ходе расследования эксперименты позволили установить, что экипаж борта получал данные с погрешностью 60-70 метров, а в момент катастрофы эта погрешность привысила аж сотню: высотометр показывал высоту 150 метров над уровнем моря, в то время как реальная высота не превышала 42 метра. Все бы ничего, если б на пути самолета внезапно не выросла хваленая российская березка, зацепив верхушку которой, самолет помчал кубарем вниз, грустно клюнув носом предательски расположившийся неподалеку от березки детский садик. Вообще, на самом деле там была сосенка, но я решил самовольно поменять ее на березку, чтоб было патриотичнее.
Таким образом, в СССР в одночасье исчез целый детский садик со всеми обитающими в нем детьми — не иначе как Дэвид Коперфилд приложил к сему свою магическую руку. Невзирая на горестность ситуации, вы, пуская слезу памяти, будете смеяться, узнав, как поступил в той ситуации Советский Союз: он просто сделал вид, что ничего не произошло, и к утру следующего дня на месте вчерашнего детского сада разбил... цветущую клумбу. Нет, на ней не было ни венков, ни памятной доски, советское руководство, насупив брови, просто сделало вид, что в этом месте всегда была клумба, а не садик. Это при том, что из воспитанников и персонала детского сада не выжил никто.
Молниеносно в город была введена армия (единственное, в чем СССР умел проявлять завидную оперативность) и было выставлено тройное оцепление: вооруженные солдаты, крепко сцепившись за руки, едва сдерживали несчастных матерей, рвавшихся туда, где в страшном огне погибли их дети. Остальным жителям запретили не только покидать город, но и даже выходить из домов. Отключили электричество и телефоны. Город замер, люди сидели в темных квартирах, словно в убежищах во время войны. Транспортное сообщение со Светлогорском было заблокировано: на дорогах выставили блок-посты и отменили все поезда и электрички. По официальной версии срочно потребовался ремонт подъездных путей (такой вот цинизм), по неофициальной — вы и сами все понимаете.
— Это напоминало войну, — вспоминают жители Светлогорска, — по всем улицам расставили вооруженных солдат, нам запретили не только выбираться за пределы города, но даже покидать собственные дома…
Как только последняя груженая машина покинула пределы города, место, где еще накануне стоял детский садик, разровняли, обложив дерном выжженную землю. Чтобы скрыть от посторонних глаз следы трагедии, было принято решение разбить на том месте большую клумбу.
— К утру садика будто и не было никогда — на его месте расцвела клумба! — вспоминает Андрей Дмитриев. — Многие родители тогда глазам своим не поверили. Выжженная земля срезана, уложен дерн, дорожки, посыпанные битым красным кирпичом. Обломанные и обгоревшие деревья спилены. И только резко пахло керосином. Запах держался еще недели две…
Родственники погибших не получили никаких компенсаций, ибо никакого детского садика с детьми никогда не существовало, в отличие от красивой клумбы с цветами. На похоронах же сотрудники КГБ запретили родственникам фотографировать и засвечивали пленки у тех, кто это делал. Но несколько снимков близким погибших сделать все же удалось.

Первый мемориал на месте трагедии был установлен только в 1994 году!
Ну, а выполнив нормы плана по детским садам, не знающее мировых аналогов совковое распиздяйство принялось и за школы. Как-то раз в СССР сгорела целая школа со всеми учениками, а на утро точно также выяснилось, что никакой школы и не существовало вовсе.
Трагедия, унесшая жизни 106 детей и 4 взрослых, произошла в Эльбарусовской средней школе Мариинско-Посадского района 5 ноября 1961 года. Тогда в честь годовщины Великой Октябрьской революции (Сатана, однако, знает толк в зловещей иронии) в школе решили организовать праздничный концерт, на котором дети бы пели красивые песни о большом деле Владимира Ильича Ленина. Дети постарше, понятное дело, сбежали с этой отвратительной тягомотины, а вот у совсем маленьких детей выбора не было.
Поскольку светлое социалистической будущее вот уже 50 лет как все никак не могло наступить, школа находилась на печном отоплении, а бензиновые генераторы, будучи ровесниками самой революции, имели обыкновение наглейшим образом ломаться. Пытаясь починить остоебенивший генератор и растопить печь, учитель физики и спалил всю школу. Что символично, пожар вспыхнул в тот момент, когда дети исполняли матросский танец. Вот тебе и разгорелось пламя социализма из искры революции.
Поскольку партийное руководство жило высшими материями, типа построения справедливого социалистического общества, такие пустяки, как правила противопожарной безопасности и аварийные выходы, в школе мало кого интересовали, из-за чего все выходы были заставлены партами. Печальным итогом столь вопиющего распиздяйства стало 106 заживо сгоревших детей.
Вопреки обычаю похорон на третий день после наступления смерти, власти решили похоронить детей в братской могиле прямо на следующий день — они очень торопились, поскольку был канун «большого праздника» 7 ноября. Детей хоронили, спрятавшись под саваном темной ночи, чтобы никто ничего не увидел и не узнал: при свете автомобильных фар огромную могилу заваливали бульдозером. Каждый раз, когда он отходил назад, рыдающие матери подбегали и вбивали в землю колышки, чтобы запомнить родную могилу. Никаких выплат и компенсаций, естественно, никто не получил, ибо никакого пожара не было, а клевету о нем распускали западные шпионы, пытавшиеся таким образом подорвать светлую веру советского человека в верность идеалов партии!
Никто, кроме родственников жертв и их соседей, в СССР даже не подозревал о гибели более ста детей при пожаре в школе до начала 1990-х. Публичную панихиду по ним провели впервые только в 1991 году; памятник жертвам пожара открыли только в 1994-м — это скульптура объятого пламенем ребенка, над которым летают стрижи.



Трагедия случилась и дети пострадали из-за того, что в обществе царила демагогия, очковтирательство, показуха, злоупотребление служебным положением. За формальным порядком и спокойствием скрывались вопиющие нарушения элементарных правил пожарной безопасности, нарушение простых инструкций, правил и всеобщая неблагоустроенность регионов. И надо ли удивляться, что уже в следующую зиму в том же регионе, в городе Цивильске, школьники снова «разыграли» эльбарусовский сценарий? Растапливая печь в помещении мотокружка Дома пионеров, снова лили бензин из ведра на поленья, снова уронили на пол загоревшееся ведро… Знали ли они об Эльбарусово? По счастью, в Цивильске здание было почти пустым, поэтому обошлось без жертв. Только само здание Дома пионеров сгорело дотла.
В сегодняшнем мире телефонии, охватывающей даже самые дремучие уголки планеты, возможность сокрытия уничтожения целой школы или садика с детьми кажется какой-то мрачной повестью о тайных правительственных службах, вооруженных нейтрализаторами, стирающими память. Однако, как бы цинично это ни звучало, описанные выше случаи по советским меркам — курам на смех. Если вы думали, что подобного сокрытия преодолеть невозможно, то вы просто недооценивали настоящую мощь самого большого в мире государства. Бывали случаи, когда точно таким же образом с лица земли исчезали аж целые деревни. Видимо, у КГБ и правда на вооружении были нейтрализаторы из Людей в черном, иначе как объяснить столь короткую память советского человека — лично я не понимаю! Более того, эти истории, невзирая на всю их драматичность, и по сей день практически никому не известны, не удосужившись даже краткой заметки в Википедии. Например, история села Машинистов под Сызранью, которое загадочным образом пропало в ночь на 20 сентября 1980 года. Были в этом, впрочем, и положительные стороны — на утро жители соседних сел обнаружили на месте села красивый газон из дерна. А под газоном в это время дотлевали кости вчерашних соседей...
Вот что вспоминала о той ночи фельдшер станции «Скорой помощи»:
— В ту ночь мы были на выезде на Монастырской горе, как вдруг получили срочный вызов: «Всем бригадам в поселок Машинистов!» В городе оставили только одну бригаду для самых неотложных случаев. Приехав, мы увидели, что в поселке горит сам воздух. Это было очень страшно: я видела, как люди выпрыгивают из окон и падают, обожженные, в самое пламя. А по улицам в шоковом состоянии бежали другие обгоревшие люди, и они кричали нам: «Возьмите моего сына, мою дочь!!!» Мы брали по много, сразу человек по восемь, в первую очередь стариков и детей. На многих кожа висела клочьями, как чулки, волосы у всех были обгоревшие, скрученные. Пока ехали, мы оказывали потерпевшим первую помощь, а также вкалывали обезболивающее и накладывали повязки…
Ее рассказ емко дополняет ветеран пожарной службы Олег Першенков:
— Когда в ту ночь мы еще только подъезжали к поселку, я увидел, как из дома выскочил парень, на котором горела одежда. Мы его залили водой… А вообще горел весь поселок, и тушить его можно было только по периметру. Пожарные части расположились по его сторонам. Лезть внутрь квартала было просто невозможно — каждый дом сгорал за минуту. Даже в брезентухе, в каске, весь облитый водой, пожарный не мог близко подойти к зданию. Поэтому мы были вынуждены лишь отсекать огонь, не давали пламени выйти из поселка. Наш автомобиль «Урал» стоял на дороге, довольно далеко от огня, но на нем от жара пузырилась краска, хотя мы регулярно обливали его водой…
Немногие из уцелевших очевидцев впоследствии рассказывали, что в эту ночь одни выбрасывались на улицу — и здесь мгновенно сгорали. Другие, обезумев от страха, лезли в погреб, думая, что началась ядерная война. Многие задохнулись от нестерпимого жара в своих постелях, так до конца и не проснувшись. Им завидовали те, кто выжил, но при этом страшно обгорел. Даже спустя десять суток после трагедии люди продолжали умирать в ожоговом центре, не выдержав нечеловеческих мук и страданий.
Помните знаменитую сценку из Терминатора, когда женщина через сетку рабицу наблюдает за играющими детьми, внезапно происходит ядерный взрыв, и она бросается в сторону детей, хватается за сетку и мгновенно обугливается до костей? То, что спустя годы описывал Джеймс Кэмерон, имело место в реальной жизни. Нет, восстания машин в поселке Машиностроителей не произошло. Там произошло куда более страшное — там произошел Советский Союз, что и вынесло жителям поселка смертный приговор. Причиной тому стала утечка газа, который и накрыл весь поселок. В два часа 15 минут ночи кто-то вышел на крыльцо покурить, чиркнул спичкой и... как пела Мерелин Монро, «пу-пу-пиду-пу» с акцентом на последнюю гласную. Скажу в стиле популярных в те времена страшилок: хлопья и пепел летели с небес — нет, не видал я страшнее чудес!
Впрочем, в оторопь повергает не столько сам факт утечки газа и последующего взрыва, сколько простота причин, приведших к одной из самых масштабных (и при том неизвестных) катастроф в истории СССР. Посмотрите на эту картинку:



Написано «С горки не спускать». А что это значит? Значит, что оно катится... а если круглое и катится, то почему бы и не спустить? К чему париться? Вот она, наша глубинная смекалочка, воспетая в своих выступлениях Задорновым; смекалочка, граничащая с не менее глубинной простотой, которая, как известно, хуже воровства, и мы видим, почему. Это вот то самое корыто, которое спускают по намасленной лестнице производства из прошлой части; это то самое отсутствие любых норм, правил и сводов техники безопасности, о которых мы писали в той же части; это тот самый янь и та самая инь советской государственности!
Дежурным по горке на станции в ту ночь был некий 27-летний Валерий Воронков. К моменту трагических событий он прослужил в своей должности почти год, а до того успешно сдал экзамены и получил необходимый допуск к диспетчерской работе. Между прочим, служебные документы характеризовали Воронкова как знающего и толкового специалиста…
Однако в ночь на 20 сентября толковый советский специалист дал подчиненным команду: «Спустить с горки самоходом». Распоряжение дежурного поступило к помощнику составителя поездов — 28-летнему Леониду Фуражкину. Хотя формально он и был подчиненным Воронкова, тем не менее, имел право самостоятельно решать, можно или нельзя направлять самоходом с горки ту или иную железнодорожную единицу. Но Фуражкин, даже увидев воочию пропан-бутановые цистерны, махнул на этот факт рукой и, подумав «охуенно покатится, гыыы», в точности выполнил команду дежурного.
Уже потом следствие установило, что на станции все и всегда только таким образом и спускали цистерны. Все! Всегда! Однако им все сходило с рук, и потому в дальнейшем железнодорожные служащие продолжали нарушать инструкцию уже по привычке — до тех пор, пока одна цистерна со сжиженным газом не раскололась и на свет, будто джин из бутылки, не вырвался ночной кошмар всего сущего. А дальше все было, как в библейских пророчествах: «И обрушится огненный дождь на землю... и живые позавидуют мертвым...».
В ту ночь пять цистерн катились с горки со скоростью около 30 километров в час, хотя при маневровых работах их разрешается перемещать со скоростью не более 3-х километров в час. Катились, пока не разбились при столкновении с выросшим невесть откуда тепловозом. Цистерны раскололись, работники изобразили на лицах глубокомысленный «упс», однако даже в этот момент теоретически еще можно было предотвратить катастрофу. Вместо того, чтобы немедленно сообщить об утечке дежурному и в пожарную службу, все присутствовавшие стали думать да гадать, как это все по красивой советской традиции скрыть, прекрасно понимая, что от утечки газа ничего хорошего ждать не приходится. Тем временем опасная жидкость быстро превращалась в легкую, невидимую простым глазом дымку, от которой на траву лег белый иней. Спящему поселку машинистов оставалось жить считанные минуты…



Жителям других регионов СССР везло куда больше (ну, насколько слово «повезло», конечно, применимо по отношению к жителям советских городов) — они всего-то периодически облучались радиацией. Как было, например, во время взрыва ядерных отходов на химкомбинате «Маяк» в 1957 году. Это была первая в истории СССР крупная радиационная авария, в зоне загрязнения которой оказалась огромная территория из трех областей: Челябинской, Свердловской и Тюменской. Сведения о катастрофе власть скрыла как от населения страны, так и от жителей Урала, оказавшихся в непосредственной зоне радиоактивного загрязнения. Мерцавший оранжево-красным светом столб дыма и пыли высотой до километра в газетах назвали «полярным сиянием».

Вот как инцидент освещали советские СМИ:

«В прошлое воскресенье вечером… многие челябинцы наблюдали особое свечение звёздного неба. Это довольно редкое в наших широтах свечение имело все признаки полярного сияния. Интенсивное красное, временами переходящее в слабо-розовое и светло-голубое свечение вначале охватывало значительную часть юго-западной и северо-восточной поверхности небосклона. Около 11 часов его можно было наблюдать в северо-западном направлении… На фоне неба появлялись сравнительно большие окрашенные области и временами спокойные полосы, имевшие на последней стадии сияния меридиональное направление. Изучение природы полярных сияний, начатое ещё Ломоносовым, продолжается и в наши дни. В современной науке нашла подтверждение основная мысль Ломоносова, что полярное сияние возникает в верхних слоях атмосферы в результате электрических разрядов… Полярные сияния… можно будет наблюдать и в дальнейшем на широтах Южного Урала» — что называется, оцените зашкаливающую степень цинизма Советов.
Как власть ни старалась, однако скрыть полностью аварию оказалось невозможно, прежде всего из-за большой площади загрязнения радиоактивными веществами и вовлечения в сферу послеаварийных работ значительного числа людей, многие из которых разъехались потом по всей стране. Однако длительное время эта история расходилась в качестве слухов и городских легенд. Официально факт аварии был признан лишь 1989 году. Впрочем, не долго музыка играла, не долго Изя танцевал, и уже в 1960 году произошел взрыв ракеты на Байконуре.

Советское руководство подгоняло разработчиков в связи с обострением холодной войны, плюс, по традиции, нужно было похвалиться очередным достижением к годовщине Октябрьской революции. Хрущев и Брежнев лично инспектировали ход работ. В этих условиях на свой страх и риск военные вынуждены были вывезти на площадку недоработанную ракету. Непомерная спешка в Светлое Будущее привела к грубому нарушению всех существующих правил техники безопасности и огромным жертвам. От 78 до 126 человек сгорели заживо и умерли от ожогов впоследствии: от ракеты кругами расходились волны пламени, пожирая все на своем пути, а из огня с нечеловеческими криками выскакивали и разбегались во все стороны горящие, как факелы, люди. Некоторые добегали до ограды из колючей проволоки и безжизненно повисали на ней, прямо как в той же сцене фильма «Терминатор-2».
Понятное дело, трагедию строго засекретили, родных и близких погибших заставили говорить о несчастном случае, а самих жертв тайком похоронили на кладбищах разных городов и в братской могиле на Байконуре. Давайте по такому случаю повторим хором: «Эххх! Какую страну просрали!»
Если кто-то считает, что все дело в том, что после Сталина власть захватили предатели и враги народа, которые подделали хваленный сталинский ГОСТ, чтобы русский человек не мог строить светлое социалистическое будущее, то он, конечно же, заблуждается. При Сталине все точно так же ломалось, билось, горело и падало. Как-то Сталин удумал построить крупнейший в мире самолет на зависть клятым пиндосам. Так появился самолет «Максим Горький», по сути являющий собой воздушный дом культуры. Причем, пока его строили (почти десять лет), он перестал быть современным, в итоге кучу бабок спустили на никому не нужную колдоебину, чисто для понта перед американцами. Впрочем, понта тоже не получилось, ибо во время первого же демонстрационного полета эта устаревшая груда металла столкнулась с земной твердью. Взамен ему создали ПС-124, который также вскоре разбился. Потом построили самый крутой в мире дирижабль «Осоавиахим», который также недолго именовался самым крутым в мире и, полетев на место катастрофы со спасательной миссией, сам убился нахуй.

Еще при Сталине у нас было два своих настоящих титаника, и оба с таким же незавидным концом. И единственная причина, по которой все лавры крупнейшей катастрофы в истории судоходства отданы западному аналогу, заключается в том, что о наших катастрофах никто не знал. Это неудивительно, особенно если учесть, что один из них носил гордое название Ленин — неудобно же журналистам на вопрос о том, что случилось с Лениным, отвечать «он утонул». В 1939 году затонул советский пароход Индигирка, в ходе чего 695 человек отправилось на очную ставку с Нептуном, а уже летом 1941 года его примеру последовал и сам Ленин, вся информация о котором была засекречена, ввиду чего количество погибших неизвестно по сей день. По мнению различных исследователей, их количество колеблется от 600 до 4 000 человек, и если судить по крайней рамке, то Ленин таки уделал англосаксов на Титанике, которых утонуло лишь немногим более тысячи человек. Знай наших, как говорится! Потом еще при Сталине благополучно затонули пароход «Дальсрой» (погибло 105, ранено 196 чел.), «Генерал Ватутин» (погибло 50 чел), «Выборг», и еще черт знает кто — легче спросить кто не затонул при Сталине.
Таким образом, что при Сталине, что при Хрущеве, что при Брежневе аварийность в авиации, на железной дороге и судоходстве способна была поразить не меньше, чем размах репрессий. Чтобы понимать, сколь плачевно обстояли дела в данных отраслях, приведу фрагмент текста приказа наркома ВМФ за номером 0511 от 14 июня 1942 г. И речь в нем отнюдь не о боевых потерях:

«В 1942 г. в результате роста аварийности навигационного характера на флотах погибло или было повреждено значительное количество боевых и вспомогательных кораблей.
Особенно больших размеров достигла аварийность среди кораблей Черноморского флота, где она дошла до пределов, которые становятся совершенно нетерпимыми в условиях ведения войны с германским фашизмом, увеличивая и без того значительные боевые потери в корабельном составе флота».
Славную традицию потопления крупных кораблей у Сталина переняли и его последователи. Аварий было ооочень много, все перечислять — букв не хватит. Например, гибель линкора «Новороссийск» в 1955 году, на котором отдали душу морским богам 829 человек — еще один кандидат в титаники. Впервые информация о нем появилась лишь в 1989 году — видите, какая СССР великая была страна: на протяжении почти полувека скрывать исчезновение почти тысячи военных моряков не каждый ухитрится. Красивая традиция потопления своих кораблей просуществовала вплоть до периода позднего СССР, когда они начали тонуть уже даже не по дням, а по часам: 16 февраля 86 года пошел ко дну «Михаил Лермонтов», через несколько месяцев — Адмирал Нахимов, забрав с собой в морские пучины около полутысячи человек.
От Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР. 5 июня с. г. на Волге, вблизи г. Ульяновска, произошла авария пассажирского теплохода «Александр Суворов», повлекшая за собой человеческие жертвы. Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР выражают глубокое соболезнование семьям и родственникам погибших. Такое сообщение передал ТАСС 7 июня 1983 г.

За этими скупыми строчками скрывалась одна из самых масштабных катастроф за всю историю нашего речного флота — еще один русский аналог «Титаника», теплоход «Александр Суворов». Количество погибших на борту корабля неизвестно по сей день и колеблется от 176 до 600 человек. Одной из крупнейших речных катастроф в истории было посвящено лишь несколько заметок размером со спичечный коробок в партийной прессе. И то, лишь потому, что к 1983 году уже появились слабые подвижки в вопросах гласности. В 50-х трагедия не удостоилась бы даже этого. Все остальное — не советского ума дело. Ибо корабли тонут только на Западе, в совершенной же социалистической системе СССР все отлажено до такой степени точности, что даже мысль о вероятности трагедии является еретической. Поскольку для советского человека важно было знать, как гниют рабочие за рубежом под гнетом бесчеловечной системы капиталистической эксплуатации, о катастрофе стало известно только в разгар гласности.
Советскому человеку нельзя было такого показывать, чтобы он, не дай бог, ненароком не подумал о причинах этой катастрофы и не усомнился в мудрости смотрящей в светлое будущее компартии. А причиной являлось отсутствие сигнальных огней на мосту, в который теплоход и впилился, как пьяный матрос в писуар Смольного. Судя по всему, такие мелочи как сигнальные огни в СССР считались недостойным пережитком буржуазии. И правда: зачем огни, когда можно наклепать ракеток побольше? Да и к тому же в жизни советского человека были главные символы победы социализма над силами капиталистического зла — колбаса по 2.20 и газета в качестве туалетной бумаги. Все остальное на этом фоне уже было неинтересно. А теперь вспомните, когда вы в последний раз слышали о подобных крушениях в наши дни. Такая она, советская безопасность.
Конечно же, если у нас так успешно шли ко дну корабли, то что говорить о подводных лодках, которым это по званию положено? Хотя и тут есть свой нюанс: хороша не та подводная лодка, которая идет ко дну, а та, которая после этого еще и всплывает. Но вот с последним моментом советские подводные лодки испытывали некоторые траблы. Нет, тонуть то они тонули на ура... вот только всплывали не все. Помните, в 90-е была модная реклама шоколадки «Милки вэй», которая «не тонет в молоке»? Еще у Яна Арлазорова было стихотворение по этому поводу:
Но страшней всех шоколадка,
Что зовется Милкивэем,
Та, что, гадина, не тонет
В молоке, как ни старайся!
Хоть топи ее в бензине,
хоть топи ты в керосине — не потонет,
Если только ты руками
Сам ее у дна не держишь

Так вот, секрет «Милки вэй» был в том, что его проектировали не советские инженеры — если б она создавалась в СССР, то утонула б, даже не сомневайтесь! А может быть, и утонула, просто эту информацию засекретили? Как в случае с подводными лодками.

Причем позиция «Какие лодки? Не было никаких лодок» однажды сыграла с СССР злую шутку. В 1968 году вместе с экипажем из сотни военных затонула советская подводная лодка К-129. Затонула и осталась мирно покоиться на дне, поскольку высокотехнологический СССР не обладал оборудованием, которое могло бы доставать обломки с экстремальных глубин. А вот загнивающая Америка — вы удивитесь — обладала. И тогда американцы самовольно отправили свою технику на место происшествия. Позднее эта операция войдет в историю под названием «Операция Дженифер». Ее главной целью было проникнуть в «святая святых» советского флота — в его шифрованную радиосвязь. Гибель советской ПЛ и точное знание места ее затопления американцы сочли благоприятным случаем попытаться, подняв ПЛ, извлечь из нее шифрдокументы, боевые пакеты, аппаратуру засекреченной радиосвязи и пр. С помощью шифров они намеревались прочитать весь радиообмен ВМФ СССР за несколько лет, но маячила еще более соблазнительная перспектива — возможность найти ключевые основы разработки новых шифров, которые считались в мире «абсолютно стойкими». Как говорится, игра стоила свеч: о возможности проведения, а тем более успеха подобного рода «тайной операции» всегда мечтали все разведки мира без исключения. Кроме того, американцы очень интересовались нашим ракетным и торпедным оружием с ядерными боеголовками.
Надо было видеть, как родину усатого Дьявола распидарасило от такой неутешительной перспективы. МИД СССР направил США ноту протеста: «Ваши службы в нарушение международного морского права тайно подняли часть нашего корабля». Ответная нота Госдепа США поразила своим троллингом: «Вы не объявили о гибели вашей ПЛ, следовательно, по нормам международного права, это ничейное, бросовое имущество». И тут СССР крыть было нечем, ибо официально никакой подводной лодки не существовало, а крушения - не было. Так повсеместное сокрытие всего и вся, бывало, выходило боком и самой власти.

О чем мы еще забыли упомянуть в рамках данной статьи? Ах, да, организация массовых мероприятий, как и все остальное, также хромало на обе ноги, что регулярно приводило к множественным смертям от давки, начиная с похорон Сталина, на которых была задавлена насмерть уйма народа, и заканчивая похоронами СССР, например, массовой давкой 20 октября 1982 года в Лужниках, во время которой раздавили 66 человек.

О трагедии также впервые узнали только с приходом гласности. Причиной сокрытия являлось все то же самое: огласка подробностей инцидента могла посеять в головах пролетариев крамольную мысль о полным похуизме и неприспособленности совка к нормальному человеческому существованию. Жители, конечно же, не должны были об этом знать. Более того, о самой крупной трагедии в истории российского спорта не знали даже игравшие в тот вечер на поле футболисты.

В тот день выдался лютый мороз, а поскольку комфорт в СССР считался стереотипом, навязанным извне, об оборудовании стадиона под такую погоду никто даже не думал. В итоге абсолютное большинство болельщиков набилось на одну трибуну стадиона — на ту, которая была ближе к метро, чтобы после матча скорее добрести до станции, где можно отогреться. Сиденья и полы были покрыты наледью и снегом, а для упрощения контрольно-пропускной процедуры был открыт лишь один выход. Ну, чтоб совсем уж по-советски — какой же советский человек без очередей? В итоге во время шествия жаждущей отогрева толпы к выходу одна девушка поскользнулась на суровой советской наледи и упала. А на нее еще один человек... и еще... Выход один... Толпа рвется греться. Толпа была столь огромна, что металлические перила лестницы выгнулись и люди начали валиться вниз на бетонный пол и разбиваться. Информацию скрывали даже от родственников погибших — те сами искали их по больницам и моргам и рассказывают, что их не пускали на опознание.
Эхх… Какую страну просрали!

Это лишь небольшая сводка катастроф, которых в СССР «не было — уж кто-кто, а совки умели создавать альтернативную реальность, и даже преуспели в этом виде искусств. Говорят, что историю надо помнить. Я с этим полностью согласен: не забывайте того, что из себя представлял СССР, и разносите эти материалы как можно дальше, чтобы и остальные не забывали истинную цену колбасы по 2.20.

Исток.

Tags: СССР
Subscribe

Posts from This Journal “СССР” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments