montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Categories:

Книжка Putin's People (Люди Путина). Попереводил слегонца.

Putin's People: How the KGB Took Back Russia and then Took on the West -  Kindle edition by Belton, Catherine. Politics & Social Sciences Kindle  eBooks @ Amazon.com.
Эпиграф.

Лидеры российской организованной преступности, их члены, их сообщники переезжают в Западную Европу, покупают недвижимость, открывают банковские счета, учреждают компании, вплетают себя в ткань общества, и к тому времени, когда Европа осознает это, будет уже слишком поздно".
Бывший специальный агент ФБР Боб Левинсон


Catherine Belton: Putin's People review - an instant classic
Катрин Белтон


Я хочу предупредить американцев. Как народ, вы очень наивны в отношении России и ее намерений. Вы считаете, что раз Советского Союза больше не существует, то Россия теперь ваш друг. Это не так, и я могу показать вам, как СВР пытается уничтожить США даже сегодня и даже больше, чем КГБ во время холодной войны".

===================

Внутренний круг Путина, "силовики"


Игорь Сечин - доверенное лицо Путина, бывший оперативник КГБ из Санкт-Петербурга, который поднялся во власть в качестве заместителя главы путинского Кремля и возглавил государственное поглощение российского нефтяного сектора. Позже стал известен как "российский Дарт Вейдер" за свою безжалостную склонность к заговорам.
Николай Патрушев - могущественный бывший глава Федеральной службы безопасности (ФСБ), преемника КГБ, и нынешний глава Совета безопасности.
Виктор Иванов - Бывший офицер КГБ, служивший вместе с Путиным в Ленинградском КГБ и курировавший кадры в качестве заместителя главы Кремля во время первого срока Путина, возглавляя начальную экспансию Кремля в экономику.


Виктор Черкесов - бывший старший офицер КГБ, который руководил ФСБ в Санкт-Петербурге и был наставником Путина, переехав вместе с ним в Москву, где оставался его близким советником, сначала в качестве первого заместителя главы ФСБ, а затем возглавляя Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков.
Сергей Иванов - бывший ленинградский офицер КГБ, который в девяностые годы стал одним из самых молодых генералов во внешней разведке России, а затем поднялся во власть при президентстве Путина, став сначала министром обороны, а затем главой администрации Кремля.
Дмитрий Медведев - бывший юрист, который начал работать заместителем Путина в администрации Санкт-Петербурга, когда ему было около двадцати лет, и впоследствии пошел по стопам Путина: сначала как заместитель главы кремлевской администрации, затем как глава администрации, а затем как временная замена Путина на посту президента.
Опекуны, бизнесмены, связанные с КГБ.
Геннадий Тимченко - Предполагаемый бывший оперативник КГБ, который прошел путь от советской торговли до соучредителя одной из первых независимых компаний по торговле нефтепродуктами до падения СССР. Работал в тесном контакте с Путиным с начала девяностых годов, а по словам некоторых соратников, и до распада СССР.
Юрий Ковальчук - бывший физик, который вместе с другими бизнесменами, связанными с КГБ, возглавил банк "Россия" в Санкт-Петербурге, который, по данным Казначейства США, стал "личным банком" Путина и других высокопоставленных российских чиновников.
Аркадий Ротенберг - бывший партнер Путина по дзюдо, ставший миллиардером во время президентства Путина после того, как государство заключило с его компаниями многомиллиардные контракты на строительство.
Владимир Якунин - бывший старший офицер КГБ, который работал под прикрытием в ООН в Нью-Йорке, а затем вместе с Ковальчуком возглавил банк "Россия". Путин назначил его главой государственной железнодорожной монополии.
Семья" - круг родственников, чиновников и бизнесменов, тесно окружавших первого президента России Бориса Ельцина.
Валентин Юмашев - бывший журналист, завоевавший доверие Ельцина во время написания мемуаров и назначенный главой администрации Кремля в 1997 году. В 2002 году женился на дочери Ельцина Татьяне.
Татьяна Дьяченко - дочь Ельцина, которая официально служила его советником по имиджу, но по сути была привратником президента.
Борис Березовский - бывший математик, сколотивший состояние на торговых схемах для автопроизводителя АвтоВАЗа, производителя коробчатого автомобиля "Жигули", олицетворявшего советскую эпоху, и пробравшийся в число доброжелателей Ельцина и его семьи. Когда он приобрел нефтяную компанию "Сибнефть", он стал олицетворением олигархов ельцинской эпохи с сильным политическим влиянием.
Александр Волошин - бывший экономист, который начинал работать с Березовским над приватизацией и другими схемами, а в 1997 году был переведен в Кремль на должность заместителя руководителя аппарата Юмашева. В 1999 году был повышен до руководителя аппарата.
Роман Абрамович - нефтетрейдер, ставший протеже Березовского и впоследствии перехитривший его, чтобы завладеть бизнес-империей Березовского. Кассир семьи Ельцина, а затем Путина.
Сергей Пугачев - русский православный банкир, который был мастером византийских схем финансирования ельцинского Кремля, а потом стал
известен как банкир Путина. Соучредитель Межпромбанка, он находился между миром "семьи" и "силовиков". Олигарх ельцинской эпохи, перешедший на сторону людей Путина
Михаил Ходорковский - бывший член Лиги коммунистической молодежи, ставший одним из первых и самых успешных российских бизнесменов эпохи перестройки и 1990-х годов.
Мафиози, солдаты КГБ в Санкт-Петербурге
Илья Трабер - бывший советский подводник, ставший в годы перестройки торговцем антиквариатом на черном рынке, а затем посредником между путинскими спецслужбами и тамбовской организованной преступной группировкой, контролирующей самые стратегические активы Санкт-Петербурга - морской порт и нефтяной терминал.
Владимир Кумарин - главарь тамбовской ОПГ, потерявший руку в результате покушения и ставший известным как "ночной губернатор" Санкт-Петербурга, вступил в бизнес с людьми Путина, в частности, с Ильей Трабером.
Семен Могилевич - бывший борец, известный как "Мозговой Дон", который в конце восьмидесятых стал банкиром лидеров самых мощных российских организованных преступных группировок, в том числе Солнцевской, переправлял наличные деньги на Запад и создал собственную преступную империю по торговле наркотиками и оружием. Завербованный в 70-е годы КГБ, он был "криминальной рукой российского государства".

Сергей Михайлов - предполагаемый глава Солнцевской организованной преступной группировки, самой влиятельной в Москве, имеющий тесные связи со многими бизнесменами, связанными с КГБ, которые впоследствии наладили связи с нью-йоркским магнатом недвижимости Дональдом Трампом.
Вячеслав Иваньков ("Япончик") - мафиози, направленный Могилевичем на Брайтон-Бич, Нью-Йорк, для контроля за криминальной империей Солнцевской.
Евгений Двоскин - мафиози с Брайтон-Бич, который стал одним из самых известных "теневых банкиров" России после того, как переехал в Москву вместе со своим дядей Иваньковым, объединившись с ним.
Феликс Сатер - лучший друг Двоскина с детства. Стал ключевым деловым партнером Trump Organization, разработал ряд объектов недвижимости для Трампа, сохраняя при этом контакты высокого уровня в российской разведке.

Пролог
Московские правила



Был поздний вечер мая 2015 года, и Сергей Пугачев перелистывал найденный им старый семейный фотоальбом тринадцатилетней или более давности. На одной фотографии, сделанной на дне рождения на московской даче, его сын Виктор опускает глаза, а дочь Владимира Путина Мария улыбается и шепчет ему на ухо. На другой фотографии Виктор и другой его сын, Александр, позируют на деревянной винтовой лестнице в президентской библиотеке Кремля вместе с двумя дочерьми Путина. На краю фотографии улыбается Людмила Путина, тогда еще жена президента России.
Мы сидели на кухне последней резиденции Пугачева, трехэтажного таунхауса в богатом лондонском районе Челси. Вечерний свет проникал в огромные окна, на деревьях за окном щебетали птицы, а движение на близлежащей Кингс-роуд отдавалось слабым гулом. Высокопоставленная жизнь Пугачева, которой он когда-то наслаждался в Москве - заключение сделок, бесконечные закулисные соглашения, "договоренности" между друзьями в кремлевских коридорах власти - казалась чем-то далеким. Но на самом деле влияние Москвы все еще таилось, как тень, за его дверью.

Сергей Пугачев

Сергей Пугачев (слева), известный тогда как банкир Кремля, в девяностые годы тесно сотрудничал с Павлом Бородиным (справа),
начальником управления имущества Кремля.
За день до этого Пугачев был вынужден обратиться за защитой к британскому контртеррористическому подразделению. Его телохранители обнаружили подозрительные коробки с торчащими проводами, приклеенные к шасси его Rolls-Royce, а также на машине, на которой он возил в школу трех своих младших детей - семи, пяти и трех лет. Теперь на стене гостиной Пугачевых, за лошадкой-качалкой и напротив семейных портретов, сотрудники контртеррористической группы SO15 установили серый ящик с сигналом тревоги, который можно было активировать в случае нападения.
Пятнадцать лет назад Пугачев был кремлевским инсайдером, который бесконечно лавировал за кулисами, чтобы помочь Владимиру Путину прийти к власти. Когда-то его называли банкиром Кремля, он был мастером закулисных сделок, ловких махинаций, которые управляли страной в то время. Долгие годы он казался неприкасаемым, членом внутреннего круга на вершине власти, который устанавливал и гнул правила в угоду себе, подстраивая под свои нужды правоохранительные органы, суды и даже выборы. Но теперь кремлевская машина, частью которой он когда-то был, обернулась против него.
Высокий русский православный верующий с темной бородой и общительной ухмылкой стал последней жертвой неустанно расширяющегося влияния Путина. Сначала Кремль ворвался в его бизнес-империю, забрав ее себе.
Пугачев уехал из России сначала во Францию, а затем в Англию, когда Кремль начал свою атаку. Люди Путина забрали проект отеля, который президент предоставил ему на Красной площади, в двух шагах от Кремля, без какой-либо компенсации. Затем его судостроительные заводы, два крупнейших в России, оцениваемые в 3,5 миллиарда долларов, были приобретены одним из ближайших союзников Путина, Игорем Сечиным, за малую часть этой суммы. Затем его угольный проект, крупнейшее в мире месторождение коксующегося угля в сибирском регионе Тува, стоимостью 4 миллиарда долларов, достался близкому соратнику Рамзана Кадырова, сильного президента Чечни, за 150 миллионов долларов. [1]

1. Оценки стоимости перечисленных активов основаны на документах, с которыми ознакомился автор, поданных в рамках двустороннего иска Пугачева на 12 миллиардов долларов США по поводу предполагаемой экспроприации его активов. Из них следует, что западная аудиторская компания BDO оценила судостроительные верфи в 3,5 миллиарда долларов, а Nomura - от 2,2 до 4,2 миллиарда долларов. Ernst & Young оценила коксоугольную компанию EPK в 4 миллиарда долларов. Действительно, покупатели ЭПК, Руслан Байсаров и Игорь Алтушкин, первоначально объявили российской прессе, что купили ее за 4 миллиарда долларов.

При этом люди Путина обвинили его в крахе Межпромбанка, банка, соучредителем которого он был когда-то в девяностые годы и который когда-то был ключом к его власти. Кремлевские власти возбудили уголовное дело, утверждая, что Пугачев стал причиной банкротства банка, переведя 700 миллионов долларов из него на счет в швейцарском банке в разгар финансового кризиса 2008 года. Кремль не обращал внимания на заявления Пугачева о том, что эти деньги принадлежат ему. Казалось, не имело значения, что поглощение Сечиным верфей за бесценок было самой большой причиной нехватки средств банка для кредиторов. [2]
Рука Кремля казалась очевидной. Люди внутри государства манипулировали правилами против него, чтобы обрушить банк, неудивительно, что при этом они получили выгоду для себя", - сказал Ричард Хейнсворт, давний эксперт по российскому банковскому делу. [3]

Это была типичная история для кремлевской машины, которая стала неумолимой в своем охвате. Сначала она преследовала политических врагов. Но теперь она начала ополчаться на бывших союзников Путина. Пугачев был первым из ближнего круга, кто пал. И теперь Кремль расширил свою кампанию против него с жестоких закрытых московских судов до респектабельного лондонского Высокого суда.

Высокого суда Лондона. Там он с легкостью добился приказа о замораживании его активов, попутно завязав магната в узлы в зале суда.
С тех пор как Пугачев покинул Россию, Кремль преследовал его. В его доме во Франции ему угрожали истуканы, посланные ликвидатором Межпромбанка. Трое членов московской мафиозной группировки вывезли его на яхте у берегов Ниццы и потребовали заплатить 350 миллионов долларов, чтобы гарантировать "безопасность" его семьи. Это была "цена мира", сказали они ему, цена за то, чтобы российское уголовное дело против него по банкротству "Межпрома" было прекращено, свидетельствуют документальные свидетельства. [4] В судах Великобритании Пугачев был как рыба в воде, неспособная работать по незнакомым правилам и процедурам. Он слишком привык к закулисным сделкам своего кремлевского прошлого, слишком привык проскальзывать сквозь сети правил и норм благодаря своему положению и власти. Он не оказал себе никакой услуги. Убежденный в справедливости своего положения, в том, что он стал жертвой последнего захвата кремлевских активов, он считал себя выше правил британских судов. Он не выполнял судебные предписания, связанные с замораживанием активов, и спустил миллионы фунтов со счета, который он скрывал от британского суда.
Он считал, что правила раскрытия информации были ниже его достоинства, мелочью по сравнению с бедствиями, постигшими его бизнес-империю, и не более чем частью кремлевской кампании, преследующей и расстраивающей его на каждом шагу. Кремль, однако, стал искусным в преследовании своих врагов через судебную систему Великобритании, в то время как PR-машина была отточена, чтобы заполнить страницы британских таблоидов обвинениями в краже богатств российского олигарха.
Кремль впервые научился ориентироваться в судебной системе Великобритании во время победы над Борисом Березовским, олигархом в изгнании, который стал самым яростным критиком Путина, в деле, которое, казалось, перевернуло историю России. Березовский был тем самым быстроговорящим инсайдером Кремля, который пытался - и потерпел неудачу - отсудить у своего бывшего делового партнера Романа Абрамовича, близкого союзника Кремля, 6,5 миллиардов долларов в Высоком суде Лондона. Судья, рассматривавшая дело, дама Элизабет Глостер, не приняла во внимание заявление Березовского о том, что он совместно с Абрамовичем владел одной из крупнейших российских нефтяных компаний "Сибнефть" и долей в "Русале", крупнейшем российском алюминиевом гиганте, и что Абрамович вынудил его продать свои доли по заниженной цене. Хотя Березовский был признан во всей России как владелец этих концернов, госпожа судья Глостер заявила, что считает его "наследственно ненадежным свидетелем", [5] и встала на сторону Абрамовича, который утверждал, что Абрамович, по мнению судьи, "не может быть надежным свидетелем".

Абрамовича, который утверждал, что Березовский никогда не владел этими активами; ему просто платили за политическое покровительство. Позже выяснилось, что пасынку миссис Глостер было заплачено около 500 000 фунтов стерлингов за представление интересов Абрамовича на ранних стадиях дела. Адвокаты Березовского утверждали, что его участие было более масштабным, чем было раскрыто ранее. [6]
Кремль еще больше отточил свои операции в судебной системе Великобритании, преследуя Мухтара Аблязова, казахского миллиардера, который оказался самым большим политическим врагом президента Казахстана, ключевого союзника Кремля, Нурсултана Назарбаева. Аблязова преследовало российское государственное Агентство по страхованию вкладов, которое обвинило его в хищении более 4 миллиардов долларов из казахского БТА Банка, председателем совета директоров которого он был и который имел филиалы по всей России. Российское агентство наняло команду юристов из ведущей лондонской юридической фирмы Hogan Lovells, которые возбудили против Аблязова одиннадцать гражданских исков о мошенничестве в Великобритании, а также выдали ордер на замораживание его активов. Частные детективы проследили, как 4 миллиарда долларов были выведены в сеть оффшорных компаний, контролируемых казахским магнатом. [7]

Но в случае с Пугачевым никаких украденных или скрытых активов обнаружено не было. Ни в Великобритании, ни где-либо еще за пределами России не было подано ни одного заявления о мошенничестве. Вместо этого, основываясь только на решении российского суда, та же команда из Hogan Lovells выиграла постановление о замораживании активов Пугачева и умело окольцевала его, пока он терзался множеством судебных постановлений, которые поступали в его адрес. Его допрашивали по поводу раскрытия информации об активах и уличили в даче ложных показаний о том, кто продал угольный бизнес - он сам или его сын. Судье было не важно, что продажа была проведена по цене, составляющей менее одной двадцатой от реальной стоимости бизнеса. Важно было то, соблюдал ли он процедуру и задекларировал ли все активы, которые оставались под его контролем. Пугачева заставили отдать суду свои паспорта и запретили покидать Великобританию во время длительного периода допросов по поводу раскрытия его активов, так как юристы Кремля затянули юридическую сеть. Он прошел через ряд адвокатов, которые в свою очередь казались озадаченными делом, которое никогда не рассматривалось по существу в Великобритании, в то время как другие рассматривали его как легкую добычу. Избалованные наплывом российских дел, за которые московские магнаты готовы были платить самые высокие цены, чтобы их передали в Высокий суд Лондона, юридические фирмы набивали свои счета до

астрономических сумм за работу, которая, как показывают документы, так и не была выполнена. PR-фирмы предлагали защищать имидж Пугачева за 100 000 фунтов стерлингов в месяц. Он теперь на нашей территории", - сказал один из партнеров международной юридической фирмы, представляющей его интересы.
Сначала Пугачев считал, что дело против него затеяли неуправляемые кремлевские подчиненные, желающие подвести черту под экспроприацией его бизнес-империи. Но по мере расширения кампании, когда Пугачев начал опасаться за свою физическую безопасность, он убедился, что им руководит сам Путин. 'Как он мог так поступить со мной? Я даже сделал его президентом", - сказал он в тот вечер, сидя на кухне в своем Челси, все еще потрясенный визитом СО15 и подозрительными устройствами, найденными под его машинами".
[8] Бывший друг, присланный Кремлем в Лондон, сказал ему, что Путин лично контролирует каждый шаг кампании против него, предупредив: "Мы здесь все контролируем, у нас все под контролем".
Пугачев давно заметил растущее влияние кремлевских денег в Лондоне. По его словам, задолго до начала юридической атаки он встречался с целым рядом английских лордов, которые охали, пожимали ему руку и говорили, каким великим они считают Путина. В те дни они считали Пугачева "банкиром Путина", как называла его тогда пресса, но все равно без всяких вопросов и раздумий просили его сделать пожертвование в пользу Консервативной партии. Все его бывшие друзья из Кремля держали в городе родственников и любовниц, которых они навещали по выходным, наводняя город деньгами. Бывшая жена Сечина, Марина, держала здесь дом со своей дочерью. Был Игорь
Шувалов, заместитель премьер-министра, которому принадлежала самая престижная квартира в городе, пентхаус с видом на Трафальгарскую площадь. Сыновья Аркадия Ротенберга, миллиардера, бывшего партнера Путина по дзюдо, посещали одну из самых престижных частных школ страны, в то время как его бывшая жена Наталья занималась шопингом и подавала на мужа в Высокий суд Лондона. Был и вице-спикер Государственной Думы, один из самых ярых патриотов России Сергей Железняк, который долгое время выступал против влияния Запада, но его дочь Анастасия уже много лет жила в Лондоне. Список чиновников, проживающих в Лондоне, бесконечен, говорит Пугачев. 'Они очень хорошо устроились на этом маленьком острове с ужасной погодой', - фыркнул он. В Великобритании главным всегда были деньги. Путин послал своих агентов, чтобы развратить британскую элиту".
Город уже привык к потоку российских денег. Цены на недвижимость резко выросли, поскольку сначала магнаты, а затем российские чиновники скупали элитные особняки в Найтсбридже, Кенсингтоне и Белгравии. Череда размещений российских акций, возглавляемых государственными компаниями "Роснефть", Сбербанк и ВТБ, помогла оплатить аренду и зарплату в офисах богатых лондонских PR- и юридических фирм. Лордам и бывшим политикам платили щедрые зарплаты за работу в советах директоров российских компаний, хотя они практически не контролировали поведение компаний. Влияние России было повсюду.

Прим. перев. - Это я сделал минут за 15 всё. Разумеется, не вычитывал и не правил. Но за месяц книжку сбацать целиком - нефиг делать. Вот проспосировал бы кто, рублей по 50, 100 и больше мне на книжку сбербанка
4276 2500 1119 5328, скажем, за главу, но ведь никто ж не будет. Проверено уже на идиомах - объява месяц торчит, покупателей - с гулькин нос.







Tags: Путин
Subscribe

Posts from This Journal “Путин” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments