montrealex

The Best Live Journal in Montreal

Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохие вина.


Previous Entry Share Next Entry
montrealex

ПЕРВЫЕ ШАГИ ПО СТРАНЕ КЛЁВОГО ЛИСТА. ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Ещё запомнился эпизод разговора по-французски с двумя молодыми парнями, приехавшими из Квебека. Вообще в этом хостеле, наверное, только мы жили так долго, то есть почти неделю. Большинство людей редко задерживались больше, чем на сутки, ехали куда-то дальше. Эти два парня говорили между собой по-французски на кухне или в салоне у телевизора, я вклинился вежливо и мы стали болтать. Я, помню, удивился ещё очень слабомы знанию английского у одного из них и был просто поражён, как человек, родившийся в Канаде, может не знать слова «триггер». Для меня это было просто непредставимо! Я почему про них рассказываю сейчас? Да просто хорошо помню, что кто-то из них сказал: «Тебе бы с твоим французским надо в Монреаль!» Не помню, что я тогда ответил, типа того, наверное, что и в Виннипеге с французским надеюсь устроиться хорошо, но вот поди ж ты, такой провидческий разговор состоялся в мае 1998 года, а в сентябре 2000 я уже высадился на автобусной остановке в Монреале, где и живу все эти 13 лет скоро будет.

Пока мы жили в гостинице я несколько раз брал напрокат у Билла велосипед по пятёрке за час, по-моему или где-то так, на котором ездил знакомиться с городом, даже брал с собой карту, и однажды влип в историю, с которой практически начал писать свой жж. Вот она полностью.

Сворованный велосипед. Первая неделя в Канаде.

Мужик с велосипедом и с велоприцепом для маленького ребёнка стоял перед красным огнём светофора на другой стороне улицы и махал мне рукой. Я даже переспросил его жестом:

«Ты это мне

« Тебе – тебе» , радостно, или так мне показалось, помахал он мне в ответ.

"ОК" сказал я сам себе, "видимо, спустя неделю пребывания в Виннипеге, нас уже успели заметить и ценят наше скромное общество".

Я радостно пошагал ему навстречу, ведя велик в правой руке.

Когда наши груди встретились в равнении на улице Бродвей, он проворно схватил моего арендованного в гостинице железного и поджарого коня за руль.

This bike is stolen. « Этот велик украден» - тоном, не терпящим возражений,  (как будто кто и возникал),  заявил мужик. Белый, между прочим, то есть не индеец, не краснокожий. Говорил по-англосаксонски.

Might be. Заявил я, твёрдо зная, что вор – не я. "Ну и хули?" – продолжил я про себя, ибо собеседник всё равно не понял бы, скажи я это вслух. Даже интересно, что будет дальше.

Дальше всё было весьма тривиально. Сбивчивое повествование о том, что это его велосипед, что его очень легко опознать, и ля-ля-ля и ля-ля-ля.

«Короче», сказал я ему. «Ты чё хошь? Чтобы я тебе его отдал? Продал? Я бы и рад, да не могу. Велик взят напрокат в хостеле Guest House Intrernational, где мы остановились по прибытии из России». (так далеко в обяснения я не стал, впрочем, вдаваться).

«Обошёлся мне 5 долларов в час. Час почти вышел, потому еду сдавать хозяину. Можешь проследовать за мной, если так хочется».

"Нет, я должен позвонить в полицию".

"Зачем звонить? Вот она, полиция, в двух шагах". Полицейский участок и в самом деле был близок.

Пошли туда. Скучающий полицейский выслушал внимательно сбивчивую речь претендента на сворованный внелосипед и мою. Чего-чего, а говорить на госязыках Канады мы умеем, иначе на кой бы припёрлись в неё? Инцидент был практически исперчен и полицейский спросил, вполне логично – а чё бы вам ребята, не направить свои колёса в этот самый отель, благо он в трёхстах метрах от околотка, да там и разобраться?

Мне это показалось вполне логичным, но эта гнида на велике спросила: а почему вы не устанавливаете личность ездюка предположительно сворованного велосипеда? Как бы не хотелось копу возиться с бумажками – вынужден болезный был это сделать и записал подобие анкеты – когда прибыли, зачем и прочее, что ему было изложено по пунктам.

Когда полицейский, наконец, отпустил нас троих – в коляске терпеливо сидела примерно четырёхлетняя дочь велосипедиста, я был с самим велосипедистом очень сдержан и совсем неразговорчив - только показал ему жестом дорогу.

Мужик просидел во дворе Гестхауса часа четыре в ожидании прихода хозяина и я демонстративно не общался с ним, пошёл просто наверх в свой номер.

Я не знаю, на чём они там порешили с владельцем нашего отеля, скорее всего последний просто сказал, что купил велосипед с рук, что вполне могло быть правдой, да и отдал его претенденту.

Мне Билл вернул 10 долларов - то есть в два раза больше, чем я наездил, и я остался доволен. Потом, когда я здесь, в Канаде обжился, я подумал, что можно было бы хозяина гостиницы потянуть в суд и нехилую сумму отсудить за моральный ущерб, за шок вновь прибывшего, чёрта  в ступе, но .... когда ты всего неделю на другом конце света, об этом не думаешь, другие мысли копошатся в башке. Не до сук. Да и Билл тот был, в принципе, хороший парень, миллионов за ним вряд ли водилось к тому же.


?

Log in

No account? Create an account