montrealex (montrealex) wrote,
montrealex
montrealex

Велопробег 1987 года.

Велопробег 24 – 30 мая 1987 года: Петрозаводск – Эльмус – станция Масельгская - Паданы – Петрозаводск

Это был первый из четырёх велопробегов, которые автор пробежал вместе с покойным Николаем Крашенинниковым.

Как всё началось? С Коли, который приехал в Петрозаводск и устроился на Карельское радио году в 1985, если я не ошибаюсь.

И, вероятнее всего, наши пути с Колей шли бы параллельно, если б случай не поселил нас четверых в одной редакции: троих редакторов с телевидения, а именно Веню Хайкичева, Сашу Колобова, меня и Колю, которого подсадили к нам из-за нехватки редакционных помещений в зданиях Гостелерадио Карелии. Впрочем, находились мы в редакциях мало, если не сказать, что почти никогда. Много-много лет спустя ещё один «радийщик», Игорь Ильин, тоже принявший участие в том первом велопробеге, напишет мне на одном из социально-сетевых сайтов, наверное, в "Одноклассниках", после того как сам найдётся в этих новых виртуальных сетях, что, оказывается, по Гостелерадио ходила такая шутка, когда никого из нас нельзя было застать на месте: «Хайкичев - в «Кареллеспроме», Николаев – в «Главсевзапстрое», а Колобов – в «Минсельхозе». То есть все эти местонахожения соответствовали нашему «журналистскому» профилю на Карельском ТВ. Надеюсь, понятно, почему в кавычках – журналистикой там и не пахло,конечно, просто за неплохие деньги и не сильно утруждаясь, мы обслуживали идеологические нужды местных компартийных боссов, и все при этом получали свой интерес. Но для этого будет когда-нибудь отдельный и, обещаю, злой рассказ.

Это иллюстрированное повествование будет, напротив, добрым и только слегка ироничным.

Идею Крашенинникова, которую он уже воплощал в Архангельске, где работал раньше, мы с Колобовым подхватили сразу. Потом подтянулись ещё два участника – Игорь Ильин, журналист радио (всё там и работает), и Игорь Макаров – звукорежиссёр. Поскольку Игоря я с тех самых, наверное, пор, потерял совершенно из виду, то сейчас набрал в Гугле его фамилию и имя с привязкой к Карелии, не очень-то надеясь на успех, а, оказывается, совсем зря: Игорь не только быстро нашёлся, но и нехилую карьеру сделал с тех пор, сейчас он не больше и не меньше как исполнительный директор радиостанции «Европа Плюс Петрозаводск». Рад за него.

Ну вот, состав участников образовался, и Коля, имевший опыт организации велопробегов в Архангельске, как я уже говорил, пустился в обустройство пробега. Пустился совершенно конкретно – взял сначала командировку на себя и водителя и проехался по предполагаемому маршруту, делая дежурные репортажи про «будни лесозаготовителей» и принося «вести с полей», параллельно договариваясь с директорами леспромхозов и председателями поселковых советов о размещении будущей велопробежной делегации и о программе. В результате, когда мы действительно выехали в пробег, то везде нас встречали. Везде по-разному, но крыша над головой во всех пунктах нам была обеспечена.

Что ещё было славно, так это то, что Коля выбил под это дело какие-то деньги и кое-что ещё, то есть какие-то продукты типа сгущёнки, сыра, не помню там, индийского чая не только на питание во время пробега, но и всем участникам в семьи. Время было гнусное – на прилавках не было ничего. Выезжали от могилы Неизвестного солдата с вечным огнём и, как сейчас помню, в первый велопробег нас сопровождала милицейская машина с сиреной то ли до поста ГАИ в Сулажгоре, то ли до танка на Первомайском – это уже детали.

Но пора уже приступить к рассказу иллюстрированному. Всего в галерее более 140 фото (пока их 144, но не исключено, что я удалю парочку повторов, но новых точно не добавлю – больше фото физически нет)

Первую остановку мы сделали, отъехав, может быть, километров 100 от города, между Петрозаводском и Эльмусом, где была запланирована первая ночёвка. Я хорошо помню, что был зверский холод (24 мая!), шёл снег и ехать без перчаток было абсолютно невозможно.

На слайде: Коля Крашенинников снимает пробу с супа, Саша Колобов наблюдает за процесом. Сейчас, смотря на эти снимки, сделанные, вероятно, на советской обратимой плёнке "Тасма" или "Свема", я так и не свыкся с мыслью, что ни Саши ни Коли нет в живых.Коля умер 1 июня 2006 года, Саша - 31 марта 2008 года.

Когда крутишь педали при температуре воздуха ниже нуля, калорий сгорает чёртова туча, поэтому хороший обед был очень кстати.

На этом снимке крайний слева – водитель передвижной звукозаписывающей станции, имя и фамилию которого я напрочь забыл. Может быть Скальдин? Надо будет спросить у Серёжи Никулина в электронной почте. Тут надо сделать отступление и сказать, что я даже не успел спросить Серёжу, как он сам прислал мне подтверждение в электронном письме, когда посмотрел эту статью. Вот что он написал:

Да, водитель УАЗика - Сергей Скалдин, звукорежиссер Карельского радио, мастер на все руки, сын известной художницы Петрозаводского кукольного театра Христины Скалдиной (кажется, так ее звали). Он умерла еще в советское время и все ее куклы из разных спектаклей долгое время висели в вестибюле театра. И когда я приводил детей на елку от Комитета по ТВ и РВ в кукольный театр, они все там висели за стеклянными витринами. Как это бывает у художников, все они были на одно лицо и походили одновременно и на саму художницу и на ее сына Сергея. Сергей тоже ушел в Нику и несколько лет у нас работал. Потом после передела собственности, который очень грамотно был проведен Мазуровским, основные зачинатели проекта разошлись, Сергей тоже куда-то тоже перешел. Я даже его как-то встречал. А ушел он в компанию "Медсервис Интернейшнл", но не помню уже так ли она называлась. А возглавля ее Саша Чернов, редактор с Карельского радио. Ты должен был его знать. Брюнет с усами. Капитал был смешанный - московско- израильский или что-то в этом роде. У них были лесопилки в Деревянном. в Деревянке и что-то еще. Саша полез на какую-то железную мачту с прожектором сфотографировать эстакаду, видимо для рекламы или отчета перед хозяевами и почему-то сорвался сверху. Разбился насмерть. Скалдин там работал несколько лет. В это время я уже раскрутил с "Карелэнергол" агентство "Мега-пресс", которое ты помнишь Мы с тобой занимались и тендером Евросоюза и фильмом о железной дороге и какими-то копиями и еще чем-то разным. Досмотрю твой мемориально-винно-сырный сайт обязательно.

Дальше пишу снова я: В его (Скалдина) фургончике ехали наши нехитрые пожитки и, когда мы останавливались перекусить в пути под открытым небом (что было, может быть, всего один вот этот раз), он выезжал вперёд и, когда мы подтягивались, еда была уже готова.

На этом слайде наш повар-водитель пробует суп.

Слайды, с которых я начал свой рассказ, снимались моим аппаратом лично мной

или Колей Крашенинниковым.

У Коли был, вроде, «Зенит», а у меня, наверное, гэдээровская "Практика" с телевиком и широкоугольником, та же, которой я за два года до этого снимал нашу телевизионную командировку на Монастырское озеро в Пудожском районе. Саша Колобов тогда не пил ни капли алкоголя. Кажется, что даже на ночёвках под крышей, когда мы позволяли себе разлить на шестерых одну бутылку водки, то есть прикладывались чисто символически, он не прикладывался вовсе. Так что тост, который поднимается – этой чай.

Ещё одна остановка в пути короткая чтобы сфотографироваться перед дорожным знаком.

По приезде разместились в конторе Эльмусского леспромхоза. Ночью, пока мы спали, у нас пропали какие-то носильные вещи типа шапок или рукавиц, которые мы, не ожидая такой борзости, оставили на вешалке в прихожей конторы.

Вечером в местном клубе был намечен «концерт». Перед концертом в конторе леспромхоза, как и положено, была проведена репетиция

Я помню, что Игорь Макаров что-то исполнил аккомпанируя себе на гитаре, Саша Колобов прочитал, к несколько обалденному недоумению публики стих Маяковского «Флейта-позвоночник», но самым ярким было, без сомнения, выступление «командора» Крашенинникова.

Коля читал стих Ф. Остолопова, который называется:

ОТКРЫТИЕ В ЛЮБВИ ДУХОВНОГО ЧЕЛОВЕКА

И состоит из следующих псевдо-церковно-славянских строк:

  Егда аз убо тя узрех,

  О ангел во плоти чистейший!

  Впадох внезапу в лютый грех,

  Грех велий, абие презлейший.

 

  Держах псалтирь тогда свою

  И чтох кафисму уж шестую,

  Как увидох красу твою --

  Аз книгу изроних святую.

 

  Власы твои -- как стадо коз 1

  Близ Галаадския долины,

  Как кедр Ливанский твой есть нос

  И взоры -- яко голубины.

 

  Как стадо зубы суть овец,

  Уста твои как багряница,

  Твой глас пленитель есть сердец,

  Пренепорочная девица!

 

  Царя-пророка будто столп

  Твоя златорубинна шея,

  И твой обширный белый лоб

  Сияет, как у Моисея.

 

  И перси тучные твои --

  Как серны на горах младые...

  Внемли, внемли мольбы мои,

  Вместилище души святыя.

 

  Егда б узрех красы твои,

  Узрех, лепа еси колико,

  Воспех бы гимни ти свои

  И сам священнейший владыко!

 

  Аз убо ныне тя молю:

  О, еже ми любовь творити,

  Да впредь я боле не скорблю,

  А сице не останусь жити.

 

  Но аще ты откажешь в том --

  Во все нечестия впущуся,

  И аще не отмщу ти злом --

  В онь час сам с смертью съединюся.

После этого к Коле накрепко прилипла вторая, после «командора» кличка: ЕГДА. Автором её был Саша Колобов.

Ещё мы сфотографировались на фоне Эльмусского сельского Дома культуры с местными школьниками и дошкольниками.

Это мероприятие происходило 28 мая 1987 года. Почему я так хорошо запомнил этот день? Да по одной только причине: вечером того дня мы услышали по транзисторному приёмнику Лёни Олыкайнена

новость о приземлении в Москве «Сессны»

Матиаса Руста. Как известно, его неофициальный визит в Москву практически пришёлся на празднование Дня пограничника (28 мая).

Ну, отметили мы это событие, фигли...

Как я уже говорил, одной бутылкой на шестерых. Запили этот «пир духа» чаем с булкой со сгущённым молоком. Цельного молока было тоже много – пригодилось на завтрак. Я молоко всегда любил.

Tags: Велопробег, Ильин, Колобов, Крашенинников, Макаров, Олыкайнен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments