Category: косметика

Стилистика. Запись в Ворде была слишком большой. Сделал в ХТЛМ...

Некоторые переносы слов могут попадаться, хотя я и убрал большинство.

Тип Б/A:

It was not enough to produce glass of low expansion in order to... Furthermore, they had to see to it that... (досл. Недостаточно было производить стекло низкого расширения, чтобы... Более того, они должны были позаботиться о том, чтобы...) : Mais, en plus de la mise au point d’un verre à faible coefficient de dilatation et capable de... En dernier lieu il fallait veiller à ce que... (досл. Но в дополнение к выработке стекла с низким ко-эффициентом расширения, способного... Наконец, необходимо было убедиться, что...)

Was not enough отсылает нас к сегменту высказывания, указывая на его недостаточность и говорит о том, что нужно сделать, чтобы её устранить (семантический шарнир). Mais и en plus de представляют из себя одновременно напоминание и оценку, составляя размытый шарнир.

Furthermore необязательно сообщает о том, что мы приближаемся к концу перечисления, что справедливо в данном случае. Французский же, будучи озабочен тем, чтобы отметить окончание развёртывания идеи не в меньшей степени, чем артикуляцией её разных частей, употребит En dernier lieu.

Типы A/Г, A/A, A/A : II errait alors de café en café. Il atteignait ainsi le soir. Il passait aussi de long moments dans la gare.” (Camus) (Он бродил так от одного кафе к другому. Так он приближал наступление вечера. Много времени он провёл и на вокзале.

Из трёх шарниров, что мы здесь видим, первый можно опустить без ущерба для английского. Второй можно передать через артикуляцию запятой и причастия настоящего времени. И только третье сочленение требует дословного перевода на английский. He would drift from one café to the next, killing time until nightfall. He would also hang around the station a great deal (Он слонялся от одного кафе к другому, убивая время до наступления вечера. Порядочно времени провёл он и на вокзале).

Collapse )

Реклама, недопустимая сегодня. Окончание.



Картинка, говорят,  вызывает определённые ассоциации. У меня с телескопом, по(д)зорной трубой, в который смотрит спортсмэнка, камсамолка, атличница. А у вас?


Эта, про обезъянку, нашумела не так давно.
Collapse )

И ещё окончание 4-й главы Стилистики

Тип Г/A :

Nous feignons d’en parler en savants, en psychologues, avec un cynisme apparent, mais en nous quelque chose proteste, et ce conflit intérieur se traduit par des troubles physiologiques... Or l’alcool nous sauve... oui, l’alcool nous affranchit pour quelques heures de la conscience puritaine. (A. Maurois, La Machine à lire les pensées) (Мы притворяемся, что говорим об этом как учёные, как психологи, с видимым цинизмом, но что-то в нас протестует, и этот внутренний конфликт приводит к физиологическим расстройствам... А алкоголь спасает нас... да, алкоголь освобождает нас на несколько часов от пуританского сознания. (Aндрэ Моруа. Машина для чтения мыслей)
В английском переводе этого отрывка or утрачивается, что подтверждает нашу теорию о том, что этот язык легко обходится без подобных вводных слов. Слово oui переведено буквально: Alcohol comes to our rescue; yes, it delivers us for a few hours...” Вне сомнения, его можно было бы опустить тоже, придав глаголу delivers форму настойчивого указания: It does deliver us...


Tип Г/Б:

The walls of Roman London burst with the compelling growth of the City’s trade... (букв. Стены римского Лондона лопнули с бурным ростом торговли в Сити... Краткая история города Лондона) : L’enceinte de la Londres romaine dut bientôt céder sous la pous­sée vigoureuse du... (досл. … вскоре должны были пасть от напора бурного роста...)
Добавление слов devoir и bientôt, по-видимому, является уступкой гению  французского языка. Оно позволяет оттенить нюанс, что именно напор изнутри Сити в концов развалил стены. Английская фраза не обозначает явно две стадии процесса: la poussée и la rupture.

Tип В/A :

We ate sandwiches and crackers..., and were thirsty and tired, and glad when we finally were out and on the main road back to town... (Hemingway) (Мы подкрепились сэндвичами и крекерами... и нас мучила жажда, мы устали, и обрадовались, когда наконец-то выехали на шоссе, ведущее в город...)
Даже если попытаться писать, как Хэмингуэй, вряд ли можно поставить во французском два «и» подряд. When требует замены на более сжатую артикуляцию: Nous avons mangé des sandwiches et des biscuits salés. Nous avions soif et nous étions fatigués, de sorte que nous n’avons pas été fâchés de rejoindre la grand-route qui nous ramenait à la ville. (…так что мы были довольны тем, что…)
Стилю Хэмингуэя присуща скупость в употреблении шарниров. В современном французском до определённой степени можно идти тем же путём. Однако наступит момент, когда, как мы только что видели, этот приём вступает в противоречие с нашей ментальностью. Вот ещё пример, тоже из Хэмингуэя, иллюстрирующий тенденцию французского связывать факты с помощью доводов. We shot two, but then stopped, because the bullets that missed glanced off the rocks and the dirt, and sung off across the fields, and beyond the fields there were some trees along a watercourse, with a house, and we did not want to get into trouble from stray bullets going toward the house. (Hemingway, Winner Take Nothing). (Двух (собак) мы убили, но дальше стрелять не стали,  потому что пули, не попавшие в цель, отскакивали от камней и со свистом летели через поле, а за ним виднелись какие-то деревья вдоль ручья и дом, и мы не хотели нарваться на неприятности из-за шальных пуль, летевших в сторону дома. (Хемингуэй, Победитель не получает ничего). : Nous en tuâmes deux, mais jugeâmes ensuite prudent de nous arrêter, car les balles qui les manquaient ricochaient sur les rochers et sur la terre, et risquaient d’aller se perdre du côté d’une maison qu’on voyait au-delà des champs, à proximité d’un cours d’eau bordé d’arbres, et nous aurions pu nous attirer des ennuis. (Мы убили двух, но потом подумали, что было бы разумно остановиться, так как пули, не попадавшие в цель, рикошетили от скал и земли, и могли бы полететь в сторону видневшегося за полями, возле обсаженного деревьями ручья дома, и мы могли бы навлечь на себя неприятности).

Один из английских союзов and убран. Таким образом идея риска становится более эксплицитной. В переводе выпущено упоминание о свисте пуль, зато он даёт больше простора размышлениям рассказчика. Перевод представляет собой хороший пример субъективации (187). Если мы добавим, что он выдаёт большее стремление к детализации, то увидим, что перевод отразил в этих нескольких строках важные различия между двумя языками.

Закончил перевод 4й главы. Продолжение.

§ 210. Разные виды шарниров:

Мы называем шарнирами лингвистические признаки артикуляции (например donc (таким образом), et (и), cependant (однако), а нулевыми сочленениями постановку частей высказывания «бок о бок», без явного обозначения артикуляционных отношений между его различными сегментами.
Для сравнительной стилистики, основанной, по сути, на сближении  двух языковых структур с помощью перекидывания посредством перевода семантического моста от одного языка к другому, все речевые артикуляции являются шарнирами, т. е. мы рассматриваем сегменты высказывания, в момент анализа сообщения, не с точки зрения их лингвистической природы (ср. понятие "части речи"), а с точки зрения их функции. Таким образом, термин "шарнир" объединяет очень разнообразные лингвистические реалии: союзы, наречия, выражения, местоимения, связки и т.д. Переводчик не должен пасовать перед этим понятием, вытекающим то из специальных лексических единиц, то из самого значения слова. В последнем случае функцию сочленения можно считать наложенной на семантическую функцию.
Например, в предыдущем пункте слово ainsi (таким образом) является лексическим шарниром, а выражение cest dire que (то есть) - сочленением семантического типа. Эта двойственность объясняет (не оправдывая её) отсутствие многих шарниров в словарях, слишком часто вырываемых из контекста.
Следует отметить, что, хотя шарниры чаще всего характерны для официальной речи для обозначения артикуляций между фразами и предложениями, они существуют и в разговорном языке, даже в случае очень коротких сообщений, содержащих только одно предложение: так обстоит дело с шарнирами, стимулирующими диалог. John, won’t you pass me the salt? (Джон, не передашь ли ты мне солонку? Dis-donc, toi, qu’est-ce que tu dis de ça? (Ну а ты-то сам, что по этому поводу скажешь?) Now look here, I dont think this will do (Слушай, я не думаю, что этого достаточно), и т.п.
Существует несколько способов классификации шарниров, в зависимости от того, рассматривают ли их с точки зрения формы или функции. Давайте сначала скажем пару слов об этом последнем моменте. Очевидно, что они несут несколько функций, как по отдельности, так и одновременно. Они могут служить напоминанием о предыдущем событии: Comme nous lavons dit plus haut... (Как мы уже говорили выше...); объявлять, что будет дальше и как автор будет решать вопрос: Passons maintenant aux causes de ces évènements...”. (Теперь перейдём к причинам этих событий...). Они также устанавливают связь между предыдущим и следующим: C'est à vous que je madresse, puisque aussi bien vous êtes le seul représentant officiel, etc... (Я обращаюсь именно к вам, так как вы единственный официальный представитель…) и т.д. Некоторые из них, наконец, объявляют об окончании развёртывания идеи или перечисления: в этом как раз и заключается роль слова «наконец» в настоящем предложении.
Поэтому мы можем разделить артикуляции сообщения в соответствии с их дейктической (показательной) функцией (234) на шарниры напоминания (возвращения к предыдущему), оценки, точки зрения (объявления того, что последует), связывания (ср. подчинительные союзы) и окончания. Это очень полезная для расчленения, а прежде всего демонтажа, текста классификация: она позволяет чётко выделить векторные элементы высказывания, особенно в случае нулевых шарниров, которые должны быть вычленены из общего смысла сообщения.

Однако эти формальные различия трудно сохранить в стилистическом плане, так как один и тот же шарнир может иметь несколько функций, быть и напоминанием, и оценкой, и даже связыванием. Поэтому здесь мы будем использовать другой принцип классификации. Тем не менее, мы сохраним категорию шарниров окончания, потому что они чётко дифференцированы, а также потому, что английский язык часто заменяет их либо на нулевые шарниры, либо на сочленения связывания, не знаменующие окончания развёртывания идеи. Например furthermore, переводящееся то, как de plus (к тому же), то как enfin (наконец) для того, чтобы обозначить тот факт, что более ничего не следует. Это соотносится с тенденцией французского языка быстрее заявлять о тематической цели идеи, то есть с тенденцией, также выражаемой склонностью к употреблению сочленений уравновешивания: tantôt... tantôt (как… так и), non seulement... mais encore (не только … но и) [1].





[1] Не забываем, что французский язык более ораторский по сравнению с английским (прим. авторов)

Чарльз и Камилла, ах, как мило!

Фото 1. Все знают, как провели уходящий год Кэйт и Уильям. А как насчёт папы принца и его супруги? Ну, в смысле, вы поняли, принца Чарльза и герцогини Камиллы?

Лучше 15 раз увидеть, чем один услышать, не правда ли?

Collapse )